Признание недействительным договор соц найма

Признание недействительным договор соц найма

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО “Сбербанк-АСТ”. Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Программа разработана совместно с ЗАО “Сбербанк-АСТ”. Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Обзор документа

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО Сбербанк-АСТ.

Как признать договор социального найма недействительным

форме на основании решения о предоставлении жилого помещения жилищного фонда социального использования. Любое нарушение требований жилищного законодательства при принятии этого решения может стать основанием для предъявления требований в судебном порядке о признании этого решения, а также заключенного на его основании договора социального найма недействительными.

Как признать договор социального найма недействительным.

Дело N74-КГ17-7. О признании недействительными договора социального найма жилого помещения и договора о передаче жилого помещения в собственность и применении последствий их недействительности.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 23 мая 2017 г. N 74-КГ17-7

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Юрьева И.М.,

судей Назаренко Т.Н., Рыженкова А.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску публичного акционерного общества “Акционерная компания “Алроса” к Павловой Н.Н., администрации муниципального образования “Город Мирный” Мирнинского района Республики Саха (Якутия)” о признании недействительными договора социального найма жилого помещения и договора передачи жилого помещения в собственность граждан, применении последствий недействительности сделок

по кассационной жалобе Павловой Н.Н. на постановление президиума Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 22 декабря 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М., выслушав объяснения Павловой Н.Н., ее представителя Антоновой О.Ю., поддержавших доводы кассационной жалобы, объяснения представителя публичного акционерного общества “Акционерная компания “Алроса” – Авериной А.Д., возражавшей против доводов кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

публичное акционерное общество “Акционерная компания “Алроса” (далее – Общество) обратилось в суд с иском к Павловой Н.Н., администрации муниципального образования “Город Мирный” Мирнинского района Республики Саха (Якутия)” (далее – Администрация) о признании недействительными заключенных между Администрацией и Павловой Н.Н. договора от 28 марта 2012 г. N 278 социального найма жилого помещения по адресу: и договора от 22 июня 2012 г. N 928 о передаче жилого помещения в собственность граждан, а также о применении последствий недействительности сделок в виде возвращения в собственность муниципального образования указанного жилого помещения.

В обоснование исковых требований Общество сослалось на то, что названные сделки совершены с нарушением требований жилищного законодательства, а также вопреки его интересам, так как спорная квартира в муниципальную собственность передана ошибочно, что повлекло последующую ее приватизацию Павловой Н.Н.

Решением Мирнинского районного суда Республики Саха (Якутия) от 4 июля 2016 г. исковые требования Общества удовлетворены, договор социального найма жилого помещения и договор приватизации признаны недействительными, квартира возвращена в собственность муниципального образования.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 12 сентября 2016 г. решение суда первой инстанции отменено, по делу принято новое решение, которым в удовлетворении исковых требований отказано.

Постановлением президиума Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 22 декабря 2016 г. апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 12 сентября 2016 г. отменено, решение суда первой инстанции оставлено в силе.

В кассационной жалобе заявителем ставится вопрос об отмене постановления президиума Верховного Суда Республики Саха (Якутия) ввиду существенного нарушения норм материального и процессуального права.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М. от 20 апреля 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены постановления президиума Верховного Суда Республики Саха (Якутия).

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены при рассмотрении настоящего дела президиумом Верховного Суда Республики Саха (Якутия).

Как установлено судом и следует из материалов дела, на основании договора дарения от 28 ноября 2002 г. Павлова Н.Н. являлась собственником квартиры по адресу: (т. 1, л.д. 330).

Общество и Павлова Н.Н. 17 января 2008 г. заключили договор мены квартир, по условиям которого указанная квартира перешла в собственность Общества, а квартира по адресу: , принадлежащая Обществу, перешла в собственность Павловой Н.Н. (т. 1, л.д. 17).

Переход к сторонам права собственности на обмениваемые квартиры зарегистрирован в установленном порядке 19 февраля 2008 г. (за Павловой Н.Н.) и 13 июня 2008 г. (за Обществом) (т. 1, л.д. 21, 25 – 31).

На основании распоряжения Общества от 23 июня 2008 г. N 426 между Обществом и Павловой Н.Н. заключен договор от 29 августа 2008 г. N 126 безвозмездного пользования жилым помещением жилищного фонда Общества (т. 1, л.д. 9, 14 – 16).

Согласно разделам 1 и 5 указанного договора Общество передало Павловой Н.Н. на состав семьи из двух человек, включая дочь Павлову В.В., жилое помещение по адресу: , для проживания сроком до 23 июня 2009 г.

Между Обществом и муниципальным образованием “Город Мирный” Мирнинского района Республики Саха (Якутия)” 11 ноября 2011 г. заключен договор безвозмездной передачи жилищного фонда АК “Алроса” (ОАО) в собственность муниципальному образованию “Город Мирный”, в перечень которого вошла указанная выше квартира (т. 1, л.д. 22 – 24).

Право собственности муниципального образования на переданный объект жилищного фонда зарегистрировано в установленном порядке 22 декабря 2011 г.

На основании распоряжения Администрации от 28 марта 2012 г. N 194 между Администрацией (наймодатель) и Павловой Н.Н. (наниматель) 28 марта 2012 г. заключен договор N 278 социального найма жилого помещения по адресу: (т. 1, л.д. 10 – 11).

Согласно пункту 3 договора совместно с нанимателем в жилое помещение в качестве члена семьи вселена дочь Павловой Н.Н. – Павлова В.В.

На основании распоряжения Администрации от 19 июня 2012 г. N 975 между Администрацией и Павловой Н.Н. 22 июня 2012 г. заключен договор N 928 передачи указанного жилого помещения в собственность граждан в порядке приватизации (т. 1, л.д. 12 – 13).

Право собственности Павловой Н.Н. на квартиру зарегистрировано 19 июля 2012 г. (т. 1, л.д. 8).

Общество 22 июля 2015 г. направило Павловой Н.Н. претензию о необходимости освободить и сдать Обществу занимаемое Павловой Н.Н. и членами ее семьи жилое помещение со ссылкой на формирование Обществом собственного жилищного фонда, к которому относится спорная квартира.

При этом между Обществом и муниципальным образованием “Город Мирный” Мирнинского района Республики Саха (Якутия)” 29 июня 2016 г. заключено дополнительное соглашение N 1 к договору безвозмездной передачи жилищного фонда в собственность муниципальному образованию от 11 ноября 2011 г., по условиям которого стороны пришли к соглашению исключить спорную квартиру из перечня жилищного фонда, переданного в собственность муниципального образования, возвратить квартиру в собственность Общества, а также предусмотрели, что данное дополнительное соглашение вступает в силу и подлежит исполнению при условии и с даты вступления в законную силу решения суда по настоящему делу в случае удовлетворения исковых требований Общества (пункты 1, 2 дополнительного соглашения) (т. 1, л.д. 147).

Статьей 2 Закона Российской Федерации от 4 июля 1991 г. N 1541-I “О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации” определено, что граждане Российской Федерации, имеющие право пользования жилыми помещениями государственного или муниципального жилищного фонда на условиях социального найма, вправе приобрести их на условиях, предусмотренных данным законом , иными нормативными правовыми актами Российской Федерации и нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, в общую собственность либо в собственность одного лица, в том числе несовершеннолетнего, с согласия всех имеющих право на приватизацию данных жилых помещений совершеннолетних лиц и несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет.

Таким образом, согласно действующему законодательству одним из условий реализации права гражданина на передачу ему в собственность жилого помещения является его проживание в жилом помещении государственного или муниципального жилищного фонда на условиях социального найма.

Согласно части 1 статьи 60 Жилищного кодекса Российской Федерации по договору социального найма жилого помещения одна сторона – собственник жилого помещения государственного жилищного фонда или муниципального жилищного фонда либо управомоченное им лицо (наймодатель) обязуется передать другой стороне – гражданину (нанимателю) жилое помещение во владение и в пользование для проживания в нем на условиях, установленных данным кодексом .

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования Общества о признании недействительными договора социального найма и, как следствие, заключенного на его основании договора приватизации жилого помещения, суд первой инстанции исходил из того, что спорная квартира предоставлена Павловой Н.Н. с нарушением требований части 3 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации, выразившимся в заключении договора социального найма с гражданином, не состоящим на учете нуждающихся в жилых помещениях. При этом суд указал, что Общество является заинтересованным лицом, которое вправе требовать признания указанных сделок недействительными. Заинтересованность Общества выражается в том, что в случае удовлетворения исковых требований права Общества будут восстановлены посредством исполнения дополнительного соглашения к договору передачи жилищного фонда и возвращения спорной квартиры в собственность Общества.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении исковых требований, исходил из того, что на момент заключения оспариваемых сделок спорная квартира на законных основаниях являлась собственностью муниципального образования, которое реализовало правомочия собственника недвижимого имущества и не оспорило совершенные им сделки. Суд указал, что Общество стороной договоров социального найма и приватизации жилого помещения не являлось, указанными сделками права Общества не нарушены, заинтересованность в отношении оспариваемых сделок Обществом не доказана.

Президиум Верховного Суда Республики Саха (Якутия) отменил апелляционное определение и оставил в силе решение суда первой инстанции, указав, что защита интересов Общества, не являющегося стороной сделок, но оспаривающего их, будет обеспечена в результате исполнения дополнительного соглашения к договору передачи жилищного фонда путем возвращения квартиры в собственность Общества. Кроме того, суд кассационной инстанции сослался на то, что иск Общества предъявлен в защиту неопределенного круга лиц – жителей муниципального образования “Город Мирный” Мирнинского района Республики Саха (Якутия)”, поскольку согласно требованиям жилищного законодательства по договору социального найма жилые помещения могут быть предоставлены гражданам, состоящим на учете нуждающихся в жилых помещениях, к категории которых Павлова Н.Н. не относится.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что выводы президиума Верховного Суда Республики Саха (Якутия) сделаны с существенным нарушением норм материального и процессуального права, что выразилось в следующем.

Согласно пункту 1 статьи 166 Гражданского кодекса Российской Федерации в редакции, действовавшей на момент совершения оспариваемых сделок, сделка недействительна по основаниям, установленным этим кодексом , в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом. Суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе ( абзац второй пункта 2 статьи 166 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно разъяснениям, приведенным в пункте 23 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. N 14 “О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации”, с требованием о признании недействительными решения о предоставлении жилого помещения по договору социального найма и заключенного на его основании договора социального найма вправе обратиться гражданин, организация, орган местного самоуправления или иной уполномоченный орган, принявший решение о предоставлении жилого помещения по договору социального найма, если они считают, что этими решением и договором нарушены их права ( пункты 2 , 6 части 3 статьи 11 Жилищного кодекса Российской Федерации, абзац пятый статьи 12 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункт 2 статьи 166 Гражданского кодекса Российской Федерации), а также прокурор ( часть 1 статьи 45 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Статьей 12 Гражданского кодекса Российской Федерации определены способы защиты гражданских прав, одним из которых является восстановление положения, существовавшего до нарушения права.

Статьей 3 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено право на обращение в суд заинтересованного лица за защитой своих нарушенных либо оспариваемых прав, свобод и законных интересов в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве.

По смыслу указанных норм права, под заинтересованным лицом следует понимать лицо, имеющее юридически значимый интерес в удовлетворении иска, то есть если оспариваемой сделкой нарушаются права или охраняемые законом интересы этого лица и целью обращения в суд является восстановление этих прав и защита интересов.

При рассмотрении указанных дел именно на истца возлагается бремя доказывания того, каким образом оспариваемая сделка нарушает его права и законные интересы.

Как установлено судами и следует из материалов дела, истец, заявив требования о признании заключенных между Администрацией и Павловой Н.Н. договора социального найма и договора приватизации жилого помещения ничтожными сделками и о применении последствий недействительности сделок, обосновал свою заинтересованность тем, что спорная квартира была передана в муниципальную собственность ошибочно, и в процессе рассмотрения настоящего спора заключил с муниципальным образованием дополнительное соглашение к договору передачи жилищного фонда, по условиям которого в случае удовлетворения иска квартира будет возвращена муниципальным образованием Обществу.

Между тем на момент заключения договоров социального найма и приватизации жилого помещения Общество стороной указанных договоров не являлось, правопритязания Общества на спорное имущество отсутствовали, собственником имущества на законных основаниях являлась Администрация, которая распорядилась квартирой путем заключения оспариваемых сделок, которые не затрагивали прав и законных интересов истца, не влияли на его правовое положение и материально-правовой интерес. Это не было учтено президиумом Верховного Суда Республики Саха (Якутия).

Ссылка президиума Верховного Суда Республики Саха (Якутия) на дополнительное соглашение к договору передачи жилищного фонда как основание для признания Общества заинтересованным лицом, обладающим правом на иск о признании сделок недействительными, является ошибочной, поскольку указанное соглашение было составлено в процессе рассмотрения спора и не вступило в силу.

В силу части 1 статьи 4 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд возбуждает гражданское дело по заявлению лица, обратившегося за защитой своих прав, свобод и законных интересов.

В случаях, предусмотренных указанным кодексом , другими федеральными законами, гражданское дело может быть возбуждено по заявлению лица, выступающего от своего имени в защиту прав, свобод и законных интересов другого лица, неопределенного круга лиц или в защиту интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований ( часть 2 статьи 4 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Согласно части 1 статьи 46 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации органы государственной власти, органы местного самоуправления, организации или граждане вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц по их просьбе либо в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц в случаях, предусмотренных законом.

Между тем правом обращения в суд с иском от своего имени в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц Общество, являясь коммерческой организацией, законом не наделено.

Следовательно, является ошибочным вывод президиума Верховного Суда Республики Саха (Якутия) о том, что Общество обладает заинтересованностью в оспаривании сделок и имеет право на обращение в суд в защиту прав неопределенного круга лиц.

Кроме того, делая вывод о законности решения суда первой инстанции о признании оспариваемых сделок недействительными, президиум Верховного Суда Республики Саха (Якутия) не учел, что поскольку спорное жилое помещение не предоставлялось Павловой Н.Н. впервые, а имело место изменение правоотношений сторон в связи с изменением правового статуса жилого помещения при его передаче в муниципальную собственность и заключением в связи с этим договора социального найма, то положения Жилищного кодекса Российской Федерации о порядке предоставления жилого помещения по договору социального найма не распространяются на отношения, возникающие при изменении правового статуса жилого помещения.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает, что выводы суда апелляционной инстанции являются правильными, основанными на полной и всесторонней оценке собранных по делу доказательств.

При таких обстоятельствах оснований для отмены апелляционного определения у президиума Верховного Суда Республики Саха (Якутия) не имелось.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные президиумом Верховного Суда Республики Саха (Якутия) нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителей, в связи с чем постановление президиума Верховного Суда Республики Саха (Якутия) подлежит отмене с оставлением в силе апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Саха (Якутия), принятого в строгом соответствии с нормами материального и процессуального права.

Руководствуясь статьями 387 , 388 , 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

постановление президиума Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 22 декабря 2016 г. отменить, оставить в силе апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 12 сентября 2016 г.

за Павловой Н.

ЗАЩИТА ВАШИХ ПРАВ

Нужно урегулировать спор в досудебном порядке или восстановить и защитить нарушенные права в суде?

Оставьте заявку на бесплатную консультацию юриста по телефону Москва и область 7 499 577-00-25 доб.

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 17.05.2016 N 60-КГ16-2

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 17 мая 2016 г. N 60-КГ16-2

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кликушина А.А.,

судей Вавилычевой Т.Ю., Юрьева И.М.,

с участием прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А.,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Гусева Д.П. к администрации Петропавловск-Камчатского городского округа, Департаменту управления жилищным фондом администрации Петропавловск-Камчатского городского округа о признании права пользования жилым помещением, обязании заключить договор социального найма жилого помещения, по встречному иску Департамента управления жилищным фондом администрации Петропавловск-Камчатского городского округа к Гусеву Д.П. о признании утратившим право пользования жилым помещением и выселении,

по кассационной жалобе Гусева Д.П. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Камчатского краевого суда от 18 июня 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Вавилычевой Т.Ю., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., полагавшей апелляционное определение подлежащим отмене, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации,

Гусев Д.П. обратился в суд с иском к администрации Петропавловск-Камчатского городского округа, Департаменту управления жилищным фондом администрации Петропавловск-Камчатского городского округа о признании права пользования жилым помещением, обязании заключить договор социального найма жилого помещения, мотивируя свои требования тем, что он с августа 1996 года по ноябрь 2009 года проходил военную службу по контракту. В 2004 году решением жилищной комиссии войсковой части ему было предоставлено служебное помещение по адресу: , в которое он вселился на основании заключенного договора найма служебного помещения.

В 2006 году жилой дом, в котором расположена спорная квартира, был передан в муниципальную собственность. Новым собственником статус специализированного спорному жилому помещению не присваивался.

После увольнения в 2009 году с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями, имея выслугу лет в календарном исчислении более 13 лет, истец продолжает проживать в спорной квартире.

Просил признать за ним право пользования спорным жилым помещением на условиях социального найма, возложить на ответчиков обязанность заключить договор социального найма жилого помещения.

Департамент управления жилищным фондом администрации Петропавловск-Камчатского городского округа обратился в суд со встречным иском к Гусеву Д.П. о признании утратившим право пользования жилым помещением и выселении, ссылаясь на то, что спорное жилое помещение является муниципальной собственностью, было предоставлено Гусеву Д.П. по договору найма служебного помещения на время прохождения военной службы. В 2009 году Гусев Д.П. уволен досрочно с военной службы, при увольнении обязан был сдать занимаемое жилое помещение.

Решением Петропавловск-Камчатского городского суда Камчатского края от 9 февраля 2015 г. иск Гусева Д.П. удовлетворен, в удовлетворении встречного иска Департамента управления жилищным фондом администрации Петропавловск-Камчатского городского округа отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Камчатского краевого суда от 18 июня 2015 г. указанное решение суда отменено.

В удовлетворении иска Гусева Д.П. и встречного иска Департамента управления жилищным фондом администрации Петропавловск-Камчатского городского округа отказано.

В кассационной жалобе заявителем ставится вопрос об отмене апелляционного определения ввиду существенного нарушения норм материального права и оставлении в силе решения суда первой инстанции.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Вавилычевой Т.Ю. от 18 апреля 2016 г. кассационная жалоба заявителя с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены апелляционного определения и оставлении в силе решения суда первой инстанции.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм материального права были допущены судом апелляционной инстанции.

Судом установлено, что Гусев Д.П. в период с 1996 года по 2009 год проходил военную службу по контракту, приказом от 27 октября 2009 г. N 0315 досрочно уволен с военной службы в запас в связи с организационно-штатными мероприятиями (л.д. 16, 66).

На основании решения жилищной комиссии войсковой части от 2 июня 2004 г. Гусев Д.П. признан нуждающимся в получении жилой площади, и ему на состав семьи из двух человек предоставлена служебная квартира по адресу: , (л.д. 46).

20 октября 2006 г. между ГУ Петропавловск-Камчатская КЭЧ и Гусевым Д.П. заключен договор найма служебного жилого помещения, согласно которому наймодатель предоставил нанимателю на период до 1 июля 2011 г. в возмездное владение и пользование служебное жилое помещение, относящееся к государственной собственности и закрепленное за Министерством обороны Российской Федерации, расположенное по адресу: , для проживания нанимателя и его жены Гусевой Н.В. (л.д. 47 – 48).

На основании распоряжения Федерального агентства по управлению федеральным имуществом от 21 апреля 2006 г. N 917-р ГУ “Петропавловск-Камчатская КЭЧ” по акту приема-передачи от 29 декабря 2006 г. дом N по ул. в г. , в котором расположена спорная квартира, был передан в муниципальную собственность (л.д. 36 – 38).

В соответствии с выпиской из реестра муниципального имущества Петропавловск-Камчатского городского округа от 27 ноября 2014 г. спорное жилое помещение находится в муниципальной собственности Петропавловск-Камчатского городского округа (л.д. 33).

Гусев Д.П. зарегистрирован в спорной квартире с 31 августа 2007 г., иных зарегистрированных лиц нет (л.д. 14).

25 сентября 2014 г. Гусев Д.П. обратился в администрацию Петропавловск-Камчатского городского округа с заявлением о заключении с ним договора социального найма на спорное жилое помещение, в чем ему было отказано и предложено освободить жилое помещение (л.д. 15, 17).

Удовлетворяя иск о признании за Гусевым Д.П. права пользования спорной квартирой на условиях договора социального найма, суд первой инстанции исходил из того, что занимаемое истцом жилое помещение, ранее предоставленное ему как служебное, было передано в муниципальную собственность, в связи с чем утратило указанный статус и к нему подлежит применению правовой режим, установленный для жилых помещений, предоставленных по договору социального найма.

Отменяя решение суда и отказывая Гусеву Д.П. в удовлетворении исковых требований, судебная коллегия указала на то, что доказательств, с достоверностью свидетельствующих об отнесении спорной квартиры в установленном порядке к служебному жилищному фонду, в материалах дела не имеется, между тем законодательство не содержит каких-либо положений, позволяющих отнести жилое помещение к жилищному фонду социального использования в случае нарушения порядка отнесения жилого помещения к специализированному жилищному фонду, в том числе в случае принятия решения о передаче служебных жилых помещений в муниципальную собственность.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что при рассмотрении данного дела судом апелляционной инстанции допущены существенные нарушения норм материального права, выразившиеся в следующем.

Согласно статье 101 Жилищного кодекса РСФСР, действовавшего на момент предоставления истцу спорного жилого помещения, служебные жилые помещения предназначаются для заселения гражданами, которые в связи с характером их трудовых отношений должны проживать по месту работы или вблизи от него. Жилое помещение включается в число служебных решением исполнительного комитета районного, городского, районного в городе Совета народных депутатов.

В соответствии со статьей 105 Жилищного кодекса РСФСР, действовавшего на момент предоставления истцу спорного жилого помещения, служебные жилые помещения предоставляются по решению администрации предприятия, учреждения, организации, в ведении которых находятся эти помещения. На основании принятого решения исполнительным комитетом соответствующего местного Совета народных депутатов гражданину выдается ордер на служебное жилое помещение.

В соответствии со статьей 92 Жилищного кодекса Российской Федерации к жилым помещениям специализированного жилищного фонда относятся служебные жилые помещения и жилые помещения в общежитиях.

В силу статьи 7 Федерального закона “О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации”, (в редакции, действовавшей на момент передачи жилого помещения в муниципальную собственность) к отношениям по пользованию жилыми помещениями, которые находились в жилых домах, принадлежавших государственным или муниципальным предприятиям либо государственным или муниципальным учреждениям и использовавшихся в качестве общежитий, и переданы в ведение органов местного самоуправления, применяются нормы Жилищного кодекса Российской Федерации о договоре социального найма.

Аналогичной нормы, касающейся служебных помещений, ни Жилищный кодекс Российской Федерации, ни Федеральный закон “О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации” не содержат.

Исходя из аналогии закона (статья 7 Жилищного кодекса Российской Федерации) к отношениям по пользованию жилыми помещениями, которые находились в жилых домах, принадлежавших государственным и муниципальным предприятиям либо государственным и муниципальным учреждениями и использовавшихся в качестве служебных жилых помещений, и переданы в ведение органов местного самоуправления, также должны применяться нормы Жилищного кодекса Российской Федерации о договоре социального найма.

Читайте также:  Как подать в суд на экспертизу ДНК?

Факт принятия решения о передаче служебных жилых помещений, которые находились в государственной собственности и были закреплены за государственными предприятиями или учреждениями на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, в муниципальную собственность предполагает изменение статуса жилого помещения.

Следовательно, при передаче в муниципальную собственность такие жилые помещения утрачивают статус служебных и к ним применяется правовой режим, установленный для жилых помещений, предоставленных по договорам социального найма.

В связи с этим, с гражданами, проживающими в жилом помещении, в отношении которого произошло изменение правового режима в силу закона должен быть заключен договор социального найма.

Как установлено судом, спорная квартира была предоставлена истцу до ее передачи из федеральной в муниципальную собственность.

С учетом указанных норм закона и обстоятельств, установленных судом, оснований для отмены решения суда первой инстанции, у суда апелляционной инстанции не имелось.

Судебная коллегия находит, что допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Камчатского краевого суда от 18 июня 2015 г. подлежит отмене, а решение Петропавловск-Камчатского городского суда Камчатского края от 9 февраля 2015 г. – оставлению в силе.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Камчатского краевого суда от 18 июня 2015 г. отменить, оставить в силе решение Петропавловск-Камчатского городского суда Камчатского края от 9 февраля 2015 г.

между ГУ Петропавловск-Камчатская КЭЧ и Гусевым Д.

Признание недействительным договор соц найма

В настоящее время растет количество споров, связанных с расторжением договора социального найма жилого помещения.

Как правило, основанием для подобных споров является отказ нанимателей освободить жилое помещение.

Выселение граждан, которым жилое помещение было предоставлено на основании договора социального найма, производится по правилам статей 84-91 Жилищного кодекса Российской Федерации.

Заметим, что выселение производится только по решению суда, причем закон содержит исчерпывающий перечень оснований, по которым допускается выселение граждан из жилых помещений.

В зависимости от причины, повлекшей необходимость выселения, жилищное законодательство различает:

1. Выселение граждан из жилых помещений с предоставлением других благоустроенных жилых помещений (ст.85- 88 ЖК РФ).

Выселение с предоставлением другого благоустроенного жилого помещения возможно в следующих случаях:

– если дом, в котором находится жилое помещение, подлежит сносу (ст.86 ЖК РФ);

– жилое помещение подлежит переводу в нежилое помещение (ст.87 ЖК РФ);

– жилое помещение признано непригодным для проживания (ст.87 ЖК РФ);

– если при реконструкции дома жилое помещение нанимателя не сохранилось полностью либо существенно изменилось (ст.88 ЖК РФ).

При рассмотрении споров, связанных с расторжением договора социального найма и выселением граждан по основаниям связанным с признанием дома аварийным суд учитывает следующие особенности.

Согласно ч.3 ст.89 ЖК РФ жилое помещение, предоставляемое гражданину, выселяемому в судебном порядке, должно быть указано в решении суда о выселении.

Полагается, что суд должен определить конкретное жилое помещение, указав его адрес. Однако гражданам должно быть предоставлено не любое жилое помещение.

Предоставляемое другое жилое помещение по договору социального найма в связи с выселением по основаниям, предусмотренным ст.86-88 ЖК РФ, должно быть: благоустроенным применительно к условиям соответствующего населенного пункта; равнозначным по общей площади, ранее занимаемому жилому помещению; отвечать установленным требованиям; находится в черте данного населенного пункта.

В судебной практике Железноводского городского суда гражданские дела, связанные с расторжением договоров социального найма встречаются достаточно часто.

Так в июле 2013 года суд рассмотрел гражданское дело по иску администрации города Железноводска к семье, состоящей из двух человек о расторжении договора социального найма и выселении в связи с признанием жилого помещения аварийным.

Так как администрация выполнила все требования жилищного законодательства: предоставила благоустроенное жилое помещение, равнозначное по общей площади, ранее занимаемому жилому помещению, соответствующие требованиям и находящиеся в черте города Железноводска, суд удовлетворил исковые требования администрации.

Кроме того в судебной практики часто возникают споры, связанные с неправильным истолкованием гражданами ст.50 ЖК РФ, которая закрепляет размер общей площади жилого помещения, предоставляемого по договору социального найма.

Норма предоставления устанавливается органом местного самоуправления в зависимости от достигнутого в соответствующем муниципальном образовании уровня обеспеченности жилыми помещениями, предоставляемыми по договорам социального найма, и других факторов.

В городе Железноводске размер общей площади жилого помещения, предоставляемого по договору социального найма, составляет 12 кв.м.

Однако граждане ошибочно считают, что в случаи расторжения договора социального найма им должно быть предоставлено жилое помещение с учетной нормой 12 кв. м на каждого человека, проживающего в жилом помещении.

Данный спор решается в соответствии со ст.89 ЖК РФ, которая гласит, что предоставляемое гражданам в связи с выселением жилое помещение должно быть не только благоустроенным, но и равнозначным по общей площади, ранее занимаемому жилому помещению, учетная норма в данном случае не применяется.

Далее рассмотрим особенности выселения граждан с предоставлением им другого жилого помещения по договору социального найма в случае не внесения ими платы за жилое помещение.

Обязанности нанимателя как стороны по договору социального найма в основном сводятся к тому, чтобы использовать предоставленное жилое помещение по его прямому назначению, обеспечить сохранность жилого помещения, своевременно вносить плату и своим поведением не нарушать права других лиц. Ненадлежащее исполнение им своих обязанностей либо прямое их нарушение в силу ч. 4 ст. 83 ЖК РФ является основанием для расторжения договора социального найма жилого помещения и выселения. Такие последствия возможны в случаях невнесения платы за жилое помещение или коммунальные услуги более шести месяцев, разрушения или повреждения жилого помещения нанимателем или членами его семьи, систематического нарушения прав соседей, делающего невозможным совместное проживание в одном жилом помещении, использования жилого помещения не по назначению.

Невнесение без уважительных причин платы за жилое помещение и коммунальные услуги в течение шестимесячного срока является самостоятельным основанием для расторжения договора социального найма жилого помещения и выселения нанимателя и проживающих с ним членов его семьи с предоставлением другого жилого помещения по договору социального найма (ст. 90 ЖК РФ).

Предлагаемое для переселения другое жилое помещение должно быть указано в исковом заявлении. При этом не требуется, чтобы жилое помещение являлось благоустроенным и равноценным. Достаточно, если оно будет соответствовать размеру жилых помещений, установленному для вселения граждан в общежитие, – не менее шести квадратных метров жилой площади на одного человека ( ч. 1 ст. 105 ЖК РФ), располагаться в том же населенном пункте и относиться к жилищному фонду социального использования. Это означает, что наниматель и проживающие с ним лица не могут быть переселены по основаниям, предусмотренным ст. 90 ЖК РФ, в жилые помещения специализированного жилищного фонда, в частности расположенные в общежитиях.

Основания для выселения без предоставления другого жилого помещения установлены ст. 91 ЖК РФ, ч. 1 которой касается неправомерных действий нанимателя и членов его семьи, допускаемых при пользовании жилым помещением. По существу, выселение по этим основаниям выступает в качестве санкции за совершенные нанимателем или членами его семьи нарушения, применение которой возможно лишь за противоправные и виновные действия.

Назначение жилого помещения и пределы его использования регламентированы ст.17 ЖК РФ, а также Правилами пользования жилыми помещениями, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 21 января 2006 г.

Закон допускает использование жилых помещений для осуществления профессиональной деятельности (научной, педагогической, творческой и т.п.) и индивидуального предпринимательства, если это не нарушает права и законные интересы других граждан, а также требования, которым должно отвечать жилое помещение (ч. 2 ст. 17 ЖК РФ).

Недопустимо размещать в жилых помещениях предприятия, учреждения, офисы и другие организации. Превращение в многоквартирном доме жилого помещения в нежилое для организации производства либо хранения и переработки той или иной продукции, как правило, ведет к его переустройству и нарушению требований пожарной безопасности, санитарно-гигиенических, экологических и других норм, непосредственно затрагивая интересы жильцов этого дома.

Сами по себе все эти нарушения влекут за собой выселение нанимателя и членов его семьи при условии, что в установленный наймодателем срок виновными лицами не будут устранены нарушения, и жилое помещение не будет приведено в надлежащее состояние.

Судебная практика исходит из того, что выселение без предоставления другого жилого помещения является крайней мерой и возможно лишь при установлении факта систематичности противоправных и виновных действий со стороны нанимателя или членов его семьи, которые, несмотря на предупреждения наймодателя, эти нарушения не прекратили и не устранили их последствия. Сложный фактический состав, предусмотренный ст. 91 ЖК РФ, определяет и особенности содержания искового заявления по этим спорам. Прежде всего, в нем должны найти отражение все юридически значимые факты, подлежащие доказыванию, включая: конкретные факты противоправных действий ответчика как до, так и после вынесенного ему наймодателем предупреждения о необходимости устранения допущенных нарушений; неоднократность, систематичность и злостность таких нарушений; наличие вины ответчика либо членов его семьи в форме умысла либо грубой неосторожности.

С требованием о выселении нанимателя и проживающих с ним членов его семьи либо некоторых из них вправе обратиться в суд наймодатель, а также другие заинтересованные лица. К заинтересованным лицам, как это следует из ст. 91 ЖК РФ, относятся любые лица, включая соседей по дому или квартире, чьи права нарушаются неправомерными действиями.

При выселении нанимателя или одного из членов его семьи в связи с невозможностью совместного с ним проживания договор социального найма жилого помещения не расторгается – в него вносятся соответствующие изменения, исключающие из договора выселенное лицо.

Без предоставления другого жилого помещения в соответствии с ч. 2 ст. 91 ЖК РФ могут быть выселены также лица, лишенные родительских прав, если их совместное проживание с детьми, в отношении которых они лишены родительских прав, признано невозможным.

Таким образом, выше изложенное позволяет сделать вывод о том, что вопросы, связанные с расторжением договора социального найма и выселением граждан из жилых помещений Жилищным Кодексом Российской Федерации урегулированы.

Судья Железноводского городского суда Саматов М.И.

За более подробной и актуальной информацией на текущий момент по
Недвижимости и Юридическим вопросам в городе Ярославле
( купить квартиру, дом, коттедж; сдать/снять жильё; оформить сделки купли-продажи/дарения/мены )
Вы можете обратиться к нашим специалистам по телефону (4852) 932-532, +79023332532 ,
Viber, WhatsApp: 89023332532 или написать на электронную почту ooo_info@mail.ru (АН ИНФО),
а так же отправить быстрое сообщение в Агентство недвижимости ИНФО

Если Вы находитесь в Ярославле,
то можете просто заказать обратный звонок » и приехать к нам в офис
Агентства Недвижимости ИНФО г.Ярославль, Б.Октябрьская,67 »

Некоторые услуги Агентства можно заказать через сайт »

&nbspВКонтакте с Недвижимостью:



Партнеры АН ИНФО:


Текущие заявки:
сдам
сниму
куплю
продам
обменяю
разное
Объект Недвижимости:
квартиру
Комнату
Малосемейку
Однокомнатную квартиру
ДвухКомнатную квартиру
ТрехКомнатную квартиру
МногоКомнатную квартиру
Дом
Коттедж
Дачу
Участок земли
Офис
Торговую площадь
Торговое помещение
Производство
Склад
Гараж
Другое
ЯРОСЛАВСКАЯ
БАЗА НЕДВИЖИМОСТИ
regk. rdfhnbhe yaroslavl..(4852)932-532

отдел Купли-Продажи
(4852) 93-25-32

отдел Аренды(Найм)
(4852) 93-25-00

(4852) 93-25-23, 93-25-29

отдел Юридический
(4852) 93-25-24

Партнеры АН ИНФО.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 июля 2010 года

председательствующего В.П. Кнышева судей Е.С. Гетман и Л.М. Пчелинцевой

устранении препятствий в пользовании местами общего пользования по надзорной жалобе Убушаевой [скрыто] на решение Элистинского

городского суда Республики Калмыкия от 3 сентября 2009г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Калмыкия от 15 октября 2009г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С, выслушав объяснения представителя Убушаевой Н.К. Сафонова СИ., поддержавшего доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

б нарушены права других граждан на указанное жилое помещение например, нарушена очередность предоставления жилого помещения ;.

Решение суда о признании недействительным договора социального найма № 02-0077/2016

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

14 марта 2016 года г. Москва Дорогомиловский районный суд гор. Москвы в составе председательствующего судьи Буниной М.Ю. при секретаре Федулиной Н.Д.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское

исковому заявлению Курченко Л******* В*******, Кульбашиной О******* А******* к ФГУП ГКНПЦ им. М.В. Хруничева, Департаменту городского имущества г. Москвы, ОУФМС г. Москвы по району Филевский парк о признании недействительным договора социального найма, снятии с регистрационного учета

Истец обращаясь в суд с иском, указывает, что Курченко Л******* В******* и ее дочь Кульбашина (до брака – Курченко) О******* А******* в ******* года были зарегистрированы по адресу: Москва, ул. ******* дом *******, корп. *******, кв. ******* по решению Дорогомиловского районного суда г. Москвы от ******* г. В решении указано, что Курченко Л.В. состояла в трудовых отношениях с ФГУП ГКНПЦ им. М.В. Хруничева, как лучшему работнику предприятия ей было выделена жилая площадь для проживания, предполагаем – как служебная, однако в Москве истцы никогда не проживали.

Договор социального найма с Курченко Л.В. предприятие не заключило, и Курченко Л.В. обратилась в суд с требованием о заключении договора социального найма и регистрации по месту жительства. Регистрация истца и ее несовершеннолетней дочери по месту жительства в г. Москве осуществлялась по утерянному паспорту, выданному в г. Волгодонск, на основании договора социального найма и решения суда об обязании ФМС района «Филевский парк» зарегистрировать истцов по указанному месту жительства.

Истцы постоянно с ******* года проживают и зарегистрированы по адресу: г. Волгодонск, Ростовская область ул. ******* дом *******, кв. *******.

В ******* г. было возбуждено уголовное

дело в отношении сотрудников

ГКНПЦ им М.В. Хруничева по факту мошенничества. В Волгодонске ее допрашивали в качестве свидетеля по обстоятельствам регистрации в Москве. В своих объяснениях она пояснила, что в трудовых отношениях с заводом ФГУП ГКНПЦ им. Хруничева не состояла, никогда не проживала, и не регистрировалась в Москве. Кроме того, в ******* г. ею был утерян паспорт.

Сотрудниками следственного комитета Генеральной прокуратуры РФ указанный факт был проверен и нашел своё подтверждение. Следователь разъяснил, что в рамках уголовного дела установлено, что ее регистрация в г. Москве осуществлялась по поддельным документам и как следствие указанная регистрация будет признана недействительной и их снимут с регистрационного учета при этом правовых последствий для них не возникнет.

В настоящее время дом, в котором истцы зарегистрированы передан заводом ФГУП ГКНПЦ им. М.В. Хруничева городу Москве.

*******г. истцы обратились в Департамент городского имущества Москвы с заявлением о снятии с регистрационного учёта в г. Москве с момента постановки на такой учёт. В ответе от *******г. содержится рекомендация обратиться в УФМС. Отделение УФМС России по г. Москве по району Филевский парк рекомендовало обратиться в суд.

Представитель Курченко Л.В., Кульбашиной О.А. Аксаев Ю.А. в судебное заседание явился исковые требования поддержал полностью.

Курченко Л.В. с в судебном заседании исковые требования поддержала, пояснила что она и ее дочь Кульбашина (до брака – Курченко) О******* А******* в ******* года были зарегистрированы по адресу: Москва, ул.

Новозаводская дом *******, корп. *******, кв. ******* по решению Дорогомиловского районного суда г. Москвы от ******* г. Она постоянно с ******* года проживает и зарегистрирована по адресу: г. Волгодонск, Ростовская область ул. Строителей дом *******, кв. *******. В ******* г.

было возбуждено уголовное

дело в отношении сотрудников ГКНПЦ им М.В.

Хруничева по факту мошенничества. Договор социально найма жилого помещения

не заключала. В трудовых отношениях с заводом ФГУП ГКНПЦ им. Хруничева не состояла, никогда не проживала, и не регистрировалась в Москве. Кроме того, в ******* г. ею был утерян паспорт. Сотрудниками следственного комитета Генеральной прокуратуры РФ указанный факт был проверен и нашел своё подтверждение.

Представитель Департамента городского имущества г. Москвы в судебное заседание не явился, представил отзыв на исковое заявление. О времени и месте рассмотрения дела извещен надлежащим образом. На основании ст. 167 ГПК РФ

дело рассматривалось без участия представителя Департамента

городского имущества г. Москвы.

Представитель ФГУП ГКНПЦ им Хруничева Сорокина Ю.В. в судебное заседание явилась, не возражала против удовлетворения исковых требований.

Суд, выслушав истца, представителя истца, исследовав письменные материалы находит исковые требования подлежащими удовлетворению.

По смыслу ст. 30 ЖК РФ, ст. 209 ГК РФ и общих правил, регулирующих договорные отношения, права владения, пользования, распоряжения имуществом принадлежат собственнику. Поэтому юридически значимым обстоятельством является волеизъявление гражданина на заключение договора социального найма.

Муниципальное социальное жилье согласно ч. 2 ст. 49, 57, 63 ЖК РФ предоставляется малоимущим гражданам, признанным по установленным ЖК РФ основаниям нуждающимся, состоящим на учете, в порядке очередности, и подлежит оформлению письменным договором.

В соответствии со ст. 57 ЖК РФ основанием для заключения договора социального найма является принятое с соблюдением требований ЖК РФ решение органа местного самоуправления о его предоставлении гражданину, состоящему на учете в качестве нуждающегося (части 3 и 4 статьи 57).

В соответствии с п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 02 июля 2009 г. N 14 “О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации”, основанием заключения договора социального найма является принятое с соблюдением требований Жилищного кодекса Российской Федерации решение органа местного самоуправления о предоставлении жилого помещения гражданину, состоящему на учете в качестве нуждающегося в жилом помещении (части 3 и 4 статьи 57, статья 63 ЖК РФ). Указанное решение может быть принято и иным уполномоченным органом в случаях, предусмотренных федеральным законом, указом Президента Российской Федерации или законом субъекта Российской Федерации (пункт 6 статьи 12, пункт 5 статьи 13, части 3, 4 статьи 49 ЖК РФ). Вместе с тем Жилищный кодекс Российской Федерации не предусматривает оснований, порядка и последствий признания решения о предоставлении жилого помещения по договору социального найма недействительным.

В связи с этим судам следует исходить из того, что нарушение требований Жилищного кодекса Российской Федерации при принятии решения о предоставлении жилого помещения по договору социального найма с учетом положений пункта 2 части 3 статьи 11 ЖК РФ и части 4 статьи 57 ЖК РФ может служить основанием для предъявления в судебном порядке требования о признании этого решения, а также заключенного на его основании договора социального найма недействительными и выселении проживающих в жилом помещении лиц.

Поскольку указанные требования связаны между собой, в целях правильного и своевременного рассмотрения и разрешения дела они подлежат рассмотрению судом в одном исковом производстве (статья 151 ГПК РФ).

Требования о признании недействительными решения о предоставлении гражданину жилого помещения по договору социального найма и заключенного на его основании договора социального найма подлежат разрешению исходя из аналогии закона (часть 1 статьи 7 ЖК РФ) применительно к правилам, установленным статьей 168 ГК РФ, о недействительности сделки, не соответствующей закону или иным правовым актам, а также пунктом 1 статьи 181 ГК РФ, предусматривающим трехгодичный срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки, течение которого начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки.

С требованием о признании недействительными решения о предоставлении жилого помещения по договору социального найма и заключенного на его основании договора социального найма вправе обратиться гражданин, организация, орган местного самоуправления или иной уполномоченный орган, принявший решение о предоставлении жилого помещения по договору социального найма, если они считают, что этими решением и договором нарушены их права (пункты 2, 6 части 3 статьи 11 ЖК РФ, абзац пятый статьи 12 ГК РФ, пункт 2 статьи 166 ГК РФ), а также прокурор (часть 1 статьи 45 ГПК РФ). Суд вправе признать решение о предоставлении жилого помещения по договору социального найма недействительным, если будет установлено, что: а) гражданами были предоставлены не соответствующие действительности сведения, послужившие основанием для принятия их на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях (например, о составе семьи, об источниках и уровне доходов, а также об имуществе членов семьи, подлежащем налогообложению); б) нарушены права других граждан на указанное жилое помещение (например, нарушена очередность предоставления жилого помещения); в) совершены неправомерные действия должностными лицами при решении вопроса о предоставлении жилого помещения; г) имели место иные нарушения порядка и условий предоставления жилых помещений по договору социального найма, предусмотренных Жилищным кодексом Российской Федерации, федеральными законами, указами Президента, законами субъекта Российской Федерации.

В силу ст. 167 ГК РФ, недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

Судом установлено, что регистрация истцов по адресу: г. Москва, ул.

*******, дом *******, корп*******, кв. ******* осуществлялась по решению Дорогомиловского суда г. Москвы (

дело № 2- *******/02). Согласно решению

истец – Курченко Л.В. состояла в трудовых отношениях с ФГУП ГКНПЦ им. М.В.

Хруничеваи. Ей было выделена жилая площадь для проживания, поскольку предприятие отказывалось заключать договор социального найма истец обратилась в суд с требованием об обязании ФГУП ГКНПЦ им. М.В. Хруничева заключить с ней договор социального найма и регистрации по месту жительства, решением суда требования Курченко Л.В. удовлетворены.

Ответчиком ФГУП ГКНПЦ им. М.В. Хруничева была представлена в материалы дела СЛУЖЕБНАЯ ЗАПИСКА № *******от *******г. о том, что Курченко Л.В. никогда не работала на предприятии. Регистрация истцов в г. Москве осуществилась по утерянным паспортам (выданным в г. Волгодонск) на основании договора социального найма и решения суда об обязании ФМС района «Филевский парк» зарегистрировать по указанному месту жительства. В архиве Дорогомиловского районного суда материалов дела № 2-*******/02 не имеется, сохранилась только учетно-статистическая карточка на гражданское

которой отражено, что Курченко Л.В. обратилась с иском к ФГУП ГКНПЦ им.

М.В. Хруничева с иском об обязании ответчика заключить договор социального найма. На оборотной стороне статистической карты указано, что исполнительный лист был выдан представителю ответчика ФГУП ГКНПЦ им. М.В.

В 2008 г. было возбуждено уголовное

дело в отношении сотрудников ГКНПЦ

им М.В. Хруничева по факту мошенничества. В г. Волгодонске Курченко Л.В.

допрошена в качестве свидетеля по обстоятельствам регистрации в г. Москве.

Ей были представлены на обозрение материалы гражданского дела по иску Курченко Л.В. к ФГУП ГКНПЦ им. М.В. Хруничева, а также договор социального найма от 2003 г. Курченко Л.В. и ранее сообщала, что в трудовых отношениях с заводом ФГУП ГКНПЦ им. Хруничева не состояла, никогда не проживала, и не регистрировалась в Москве. Паспорт, по которым осуществлялась регистрация был утеряны в ******* г.

С ******* г. жилой дом по ул. *******, корп. ******* не находится на балансе предприятия ФГУП ГКНПЦ им. Хруничева и передан в собственность г.

Москвы. В ответе ДГИ г. Москвы на запрос суда сообщено, что сведений в информационной системе Департамента о заключенном договоре социального найма отсутствуют. В ответе на запрос в ОМВД России по району Филевский парк сообщено, что Курченко Л.В. и Курченко О.А. никогда не проживали по адресу регистрации.

Исходя из указанных обстоятельств и приведённых норм права, суд считает, что договор социального найма на спорную квартиру с истцами не мог быть заключен, так как истцы никогда не являлись работниками ГКНПЦ им М.В.

Хруничева, никогда не проживали в Москве, не вселялись и не регистрировались в спорной квартире. Договор социального найма был заключен на основе документов, не соответствующих действительности, в связи с чем договор социального найма должен быть признан недействительным на основании ст. 168, 179 ГК РФ.

Поскольку договор социального найма суд признает недействительным следовательно истцы подлежат снятию с регистрационного учета по адресу г.

На основании изложенного , руководствуясь ст. 194- 199 ГПК РФ,

Исковые требования Курченко Л******* В*******, Кульбашиной О*******А******* к ФГУП ГКНПЦ им. М.В. Хруничева, Департаменту городского имущества г. Москвы, ОУФМС г. Москвы по району Филевский парк о признании недействительным договора социального найма, снятии с регистрационного учета удовлетворить Признать договор социального найма между ФГУП ГКНПЦ им. М.В. Хруничева и Курченко Л******* В*******, Кульбашиной О******* А******* квартиры по адресу: г. Москва, ул. *******, д. *******, корп. *******, кв. ******* недействительным.

Снять Курченко Л******* В*******, Кульбашину О******* А******* с регистрационного учета квартиры по адресу: г. Москва, ул. *******, д.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Московский городской суд через Дорогомиловский районный суд г. Москвы в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.

Судья: Бунина М.Ю.

Регистрация истца и ее несовершеннолетней дочери по месту жительства в г.

№3996: Признание недействительным договор соц найма

Здравствуйте, меня зовут Денис. У меня такая ситуация. Живу в комнате с 28 февраля 2003 года в бывшем тогда общежитии. Сначала регистрация была временной и по устной договеренности. Каждый год продлевал. Прописан был в деревне Василево Ярославской области. Потом 22 декабря 2005 года между управляющей конторой «Ярославльобщежитие» и ООО «Тепломонтаж», в которой я работал, был заключен «договор аренды» на эту комнату. Далее 23 января 2007 года между мной и администрацией Ленинского района города Ярославля заключен «договор найма жилого помещения в общежитии» на время моей работы в «Тепломонтаже». Потом на основании выписок из домовой книги и лицевого счета со мной был заключен договор социального найма 28 января 2015 года. Все это время я занимаю треть комнаты 6. 2 кв. М. Постоянно я зарегистрирован 25 января 2008 года. Исходя из письма от КУМИ 2 июля 2007 года был заключен договор аренды между ООО «Строй-Энерджи» и городом для проживания работников общества. Со мной в этой комнате проживали два соседа из Рыбинска. В 2014 году 22 января договор закончился и они съехали. Между тем в соответствии с решением муниципалитета города Ярославля от 28. 11. 2013 № 219 указанная комната отнесена к муниципальному жилищному фонду коммерческого использования. Письмо от КУМИ я получил исходя из того, что я пришел к ним получить довереность на изготовление техпаспорта для приватизации на основании последнего договора социальног найма. Теперь администрация на основании сбоя в программе о том, что было ошибочно написано в выписках из лицевого счета в графе «договор» вместо «договор аренды»стояла отметка «договор социального найма»(о какой ошибке может идти речь, если предпоследний договор «найма») и информации КУМИ о том, что эта комната отнесена к коммерческому найму требует в суде признать мой договор социального найма недействительным. Дело назначено на 13 мая 2015 г. Паралельно я подал исковое заявление на КУМИ о признании незаконным решения комитета по управлению муниципальным имуществом г. Ярославля, об исключении жилого помещения из перечня жилых помещений, относящихся к муниципальному жилищному фонду коммерческого использования. Дело назначено на 12 мая 2015 г. Что мне делать в этой ситуации?

Читайте также:  Получение гражданства Мальты

Здравствуйте, меня зовут Денис. У меня такая ситуация. Живу в комнате с 28 февраля 2003 года в бывшем тогда общежитии. Сначала регистрация была временной и по устной договеренности. Каждый год продлевал. Прописан был в деревне Василево Ярославской области. Потом 22 декабря 2005 года между управляющей конторой «Ярославльобщежитие» и ООО «Тепломонтаж», в которой я работал, был заключен «договор аренды» на эту комнату. Далее 23 января 2007 года между мной и администрацией Ленинского района города Ярославля заключен «договор найма жилого помещения в общежитии» на время моей работы в «Тепломонтаже». Потом на основании выписок из домовой книги и лицевого счета со мной был заключен договор социального найма 28 января 2015 года. Все это время я занимаю треть комнаты 6. 2 кв. М. Постоянно я зарегистрирован 25 января 2008 года. Исходя из письма от КУМИ 2 июля 2007 года был заключен договор аренды между ООО «Строй-Энерджи» и городом для проживания работников общества. Со мной в этой комнате проживали два соседа из Рыбинска. В 2014 году 22 января договор закончился и они съехали. Между тем в соответствии с решением муниципалитета города Ярославля от 28. 11. 2013 № 219 указанная комната отнесена к муниципальному жилищному фонду коммерческого использования. Письмо от КУМИ я получил исходя из того, что я пришел к ним получить довереность на изготовление техпаспорта для приватизации на основании последнего договора социальног найма. Теперь администрация на основании сбоя в программе о том, что было ошибочно написано в выписках из лицевого счета в графе «договор» вместо «договор аренды»стояла отметка «договор социального найма»(о какой ошибке может идти речь, если предпоследний договор «найма») и информации КУМИ о том, что эта комната отнесена к коммерческому найму требует в суде признать мой договор социального найма недействительным. Дело назначено на 13 мая 2015 г. Паралельно я подал исковое заявление на КУМИ о признании незаконным решения комитета по управлению муниципальным имуществом г. Ярославля, об исключении жилого помещения из перечня жилых помещений, относящихся к муниципальному жилищному фонду коммерческого использования. Дело назначено на 12 мая 2015 г. Что мне делать в этой ситуации?

Дело назначено на 12 мая 2015 г.

Признание недействительным решения о предоставлении жилого помещения по договору социального найма

Бакирова Е., доцент кафедры гражданского права и процесса Белгородского государственного университета, кандидат юридических наук.

Достаточно сложно в современных условиях решить вопрос о возможности признания решения о предоставлении жилого помещения недействительным и, что самое главное, последствиях такого решения. Как известно, ранее в соответствии со ст. 48 Жилищного кодекса РСФСР (далее – ЖК РСФСР) ордер мог быть признан недействительным в судебном порядке в течение 3 лет со дня его выдачи в случаях представления гражданами не соответствующих действительности сведений о нуждаемости в улучшении жилищных условий, нарушения прав других граждан или организаций на указанное в ордере жилое помещение, неправомерных действий должностных лиц при решении вопроса о предоставлении жилого помещения, а также в иных случаях нарушения порядка и условий предоставления жилых помещений. Последствия признания ордера недействительным отличались в зависимости от наличия или отсутствия добросовестности в действиях лиц, получивших ордер, однако в любом случае из спорного жилого помещения они выселялись (ст. 100 ЖК РСФСР).

Ведомости ВС РСФСР. 1983. N 26. Ст. 883.

В связи с тем что в новом Жилищном кодексе Российской Федерации (далее – ЖК РФ) этот вопрос не урегулирован, в литературе высказано суждение, что в настоящее время при принятии решения о предоставлении жилого помещения без достаточных к тому оснований (ч. ч. 1 и 2 ст. 57 ЖК РФ) договор социального найма, заключенный на его основании, будет являться ничтожным как сделка, не соответствующая закону (ст. 168 ГК РФ), и поэтому необходимо обращаться в суд с иском о применении последствий недействительности ничтожной сделки (ст. 167 ГК РФ) . Проблема заключается, однако, в том, что признать договор социального найма противоречащим закону (с учетом того, что он заключается в соответствии с Типовым договором) практически невозможно, и поэтому закону противоречит не столько договор социального найма, сколько то решение о предоставлении жилого помещения, на основании которого он, в свою очередь, заключен. Однако решение о предоставлении жилого помещения обладает ярко выраженной публично-правовой принадлежностью, в связи с чем вопрос о признании его недействительным должен рассматриваться по правилам производства по делам, возникающим из публичных отношений, а не в порядке искового производства, в котором рассматривается требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки. Поэтому требование о применении этих последствий может быть рассмотрено только после того, как в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, признано недействительным решение о предоставлении жилого помещения. При этом признание решения о предоставлении жилого помещения недействительным, по сути, будет иметь преюдициальное значение для рассмотрения вопроса о применении последствий недействительности к договору социального найма в порядке искового производства.

Собрание законодательства РФ. 2005. N 1 (часть 1). Ст. 14.
Постатейный комментарий к Жилищному кодексу Российской Федерации / Под ред. П.В. Крашенинникова. М., 2005. С. 371.

Однако отсутствие в новом жилищном законодательстве оснований и последствий признания недействительным решения о предоставлении жилого помещения и заключенного на его основе договора социального найма приводит не только к проблемам выбора надлежащей процедуры для признания недействительными указанных актов. Главный же недостаток подобного законодательного решения заключается в том, что последствия недействительности гражданско-правовых сделок (а только нормами об указанных последствиях и остается руководствоваться при отсутствии иных норм в жилищном законодательстве) абсолютно не рассчитаны на жилищно-правовые отношения. Остановимся на этом более подробно.

Как известно, в ст. 100 ЖК РСФСР содержалось несколько моделей разрешения подобного рода ситуаций. Условно можно вести речь о том, что законодатель запрещал одностороннюю конфискацию жилого помещения в подобном случае и всегда ограничивался лишь двусторонней реституцией. Так, если гражданин ранее пользовался жилым помещением, то при признании ордера недействительным (вне зависимости от оснований такого признания) гражданин не только выселялся из спорного жилого помещения, но ему должно было также возвращаться его прежнее жилое помещение либо другое жилое помещение. Если же гражданин ранее не обладал жилым помещением, то другое жилое помещение должно было предоставляться ему только в том случае, если признание ордера недействительным было никак не связано с его неправомерными действиями. Кстати, следует оговориться, что в силу не совсем удачной редакции ст. 100 ЖК РСФСР трудно было прийти к выводу о том, кому принадлежало право выбора: выселить ли ордеродержателя в то помещение, которое он занимал, или в другое жилое помещение. По нашему мнению, по общему правилу в таких случаях должно было предоставляться другое жилое помещение, а прежнее жилое помещение могло быть предоставлено ненадлежащему ордеродержателю только в том случае, когда он сам заявлял такое требование и когда такое жилое помещение еще не было занято другим лицом. Еще раз лишь следует подчеркнуть, что несомненным оставалось только одно: ранее действовавшее жилищное законодательство строго исходило из тезиса о том, что конфискация прежнего жилого помещения как наказание за неправомерные действия в жилищном праве лишена всякого смысла, так как лицо, у которого будет отобрано жилое помещение, если оно имеет право на его предоставление в порядке социального найма, все равно должно быть поставлено на учет или его право состоять на учете должно быть сохранено.

Однако если и далее продолжать иллюстрированную логику авторов одного из комментариев к новому ЖК РФ, то следует прийти к выводу, что в случае если решение о предоставлении жилого помещения признано недействительным в связи с неправомерными действиями лица, в отношении которого оно принято (например, в связи с предоставлением им недостоверных сведений об источниках и уровне доходов, а также имуществе, подлежащем налогообложению), то следует вообще вести речь о применении ст. 179 ГК РФ (совершение сделки под влиянием обмана), и здесь уже данное лицо должно быть выселено без предоставления другого жилого помещения, в том числе и ранее им занимаемого.

Кроме того, в некоторых случаях в связи с признанием решения о предоставлении жилого помещения недействительным по основаниям, не связанным с неправомерными действиями лица, в отношении которого оно принято, оказывается весьма затруднительным и применение ст. 167 ГК РФ. Имеются в виду ситуации, встречавшиеся ранее не так уж редко, когда выдачей ордера нарушались права других граждан, в частности, когда ордер выдавался на юридически занятую жилую площадь. Противоправным в таких случаях являлось поведение не ответчика, а других лиц, иногда даже не тех, кто вынес решение о предоставлении жилого помещения или выдал ордер с нарушением прав других граждан. Например, жилищно-эксплуатационная организация, сама не располагая сведениями о временном отсутствии нанимателя, проживающего в спорном помещении, не сообщила об этом ни владельцу жилого фонда, ни местной администрации. Таким образом, в защите нуждались жилищные права не только истца, но и ответчика. ЖК РСФСР в данном случае предусматривал хоть какие-то минимальные гарантии для лица, получившего ордер таким образом: ему должно было быть предоставлено другое жилое помещение в доме государственного или муниципального фонда. Новый ЖК РФ, предполагая применение в этом случае ст. 167 ГК РФ, вообще не гарантирует права такого лица: если он ранее занимал жилое помещение в доме государственного или муниципального фонда, то ко времени признания недействительным нового договора социального найма оно, как правило, уже обременено правами нового нанимателя и поэтому не может быть ему возвращено; если же у него ранее не было жилого помещения, то возвращать по ст. 167 ГК РФ ему вообще нечего.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР от 26 декабря 1984 г. эта ситуация была решена лишь наполовину. В п. 3 данного Постановления указано, что, если истцом по делу о признании ордера недействительным и о выселении является местная администрация либо предприятие, учреждение или организация, в исковом заявлении должно быть указано конкретное жилое помещение, в которое должно быть выселено лицо, получившее ордер. Если на истца такая обязанность не может быть возложена, что как раз и касается предъявления иска гражданами, чьи жилищные права нарушены, то суд привлекает к участию в деле лицо, по решению которого ответчику предоставлено спорное жилое помещение и выдан ордер, и на него возлагается обязанность предоставить выселяемому другое жилое помещение. Однако понятно, что в первую очередь должны быть защищены жилищные права гражданина-истца. С другой стороны, лицо, на которое суд возложит обязанность предоставить выселяемому другое жилое помещение, может и не располагать свободным помещением на момент рассмотрения дела в суде и даже на момент исполнения судебного решения о выселении. Да и формально по новому ЖК РФ, как уже было сказано, наймодатель и не обязан предоставлять в этом случае другое жилое помещение.

Ведомости ВС РСФСР. 1983. N 26. Ст. 883.

Представляется, что закон должен возложить на лицо, принявшее решение о предоставлении жилого помещения по договору социального найма, признанное в дальнейшем недействительным, обязанность предоставить выселяемому жилое помещение в течение срока, который может быть установлен законом, например в течение трех месяцев, и на это время предоставить ему временное жилье в маневренном жилом фонде. Однако подобное положение непосредственным образом должно найти свое отражение в новом жилищном законодательстве.

С другой стороны, лицо, на которое суд возложит обязанность предоставить выселяемому другое жилое помещение, может и не располагать свободным помещением на момент рассмотрения дела в суде и даже на момент исполнения судебного решения о выселении.

Признание недействительным договор соц найма

В настоящее время растет количество споров, связанных с расторжением договора социального найма жилого помещения.

Как правило, основанием для подобных споров является отказ нанимателей освободить жилое помещение.

Выселение граждан, которым жилое помещение было предоставлено на основании договора социального найма, производится по правилам статей 84-91 Жилищного кодекса Российской Федерации.

Заметим, что выселение производится только по решению суда, причем закон содержит исчерпывающий перечень оснований, по которым допускается выселение граждан из жилых помещений.

В зависимости от причины, повлекшей необходимость выселения, жилищное законодательство различает:

1. Выселение граждан из жилых помещений с предоставлением других благоустроенных жилых помещений (ст.85- 88 ЖК РФ).

Выселение с предоставлением другого благоустроенного жилого помещения возможно в следующих случаях:

– если дом, в котором находится жилое помещение, подлежит сносу (ст.86 ЖК РФ);

– жилое помещение подлежит переводу в нежилое помещение (ст.87 ЖК РФ);

– жилое помещение признано непригодным для проживания (ст.87 ЖК РФ);

– если при реконструкции дома жилое помещение нанимателя не сохранилось полностью либо существенно изменилось (ст.88 ЖК РФ).

При рассмотрении споров, связанных с расторжением договора социального найма и выселением граждан по основаниям связанным с признанием дома аварийным суд учитывает следующие особенности.

Согласно ч.3 ст.89 ЖК РФ жилое помещение, предоставляемое гражданину, выселяемому в судебном порядке, должно быть указано в решении суда о выселении.

Полагается, что суд должен определить конкретное жилое помещение, указав его адрес. Однако гражданам должно быть предоставлено не любое жилое помещение.

Предоставляемое другое жилое помещение по договору социального найма в связи с выселением по основаниям, предусмотренным ст.86-88 ЖК РФ, должно быть: благоустроенным применительно к условиям соответствующего населенного пункта; равнозначным по общей площади, ранее занимаемому жилому помещению; отвечать установленным требованиям; находится в черте данного населенного пункта.

В судебной практике Железноводского городского суда гражданские дела, связанные с расторжением договоров социального найма встречаются достаточно часто.

Так в июле 2013 года суд рассмотрел гражданское дело по иску администрации города Железноводска к семье, состоящей из двух человек о расторжении договора социального найма и выселении в связи с признанием жилого помещения аварийным.

Так как администрация выполнила все требования жилищного законодательства: предоставила благоустроенное жилое помещение, равнозначное по общей площади, ранее занимаемому жилому помещению, соответствующие требованиям и находящиеся в черте города Железноводска, суд удовлетворил исковые требования администрации.

Кроме того в судебной практики часто возникают споры, связанные с неправильным истолкованием гражданами ст.50 ЖК РФ, которая закрепляет размер общей площади жилого помещения, предоставляемого по договору социального найма.

Норма предоставления устанавливается органом местного самоуправления в зависимости от достигнутого в соответствующем муниципальном образовании уровня обеспеченности жилыми помещениями, предоставляемыми по договорам социального найма, и других факторов.

В городе Железноводске размер общей площади жилого помещения, предоставляемого по договору социального найма, составляет 12 кв.м.

Однако граждане ошибочно считают, что в случаи расторжения договора социального найма им должно быть предоставлено жилое помещение с учетной нормой 12 кв. м на каждого человека, проживающего в жилом помещении.

Данный спор решается в соответствии со ст.89 ЖК РФ, которая гласит, что предоставляемое гражданам в связи с выселением жилое помещение должно быть не только благоустроенным, но и равнозначным по общей площади, ранее занимаемому жилому помещению, учетная норма в данном случае не применяется.

Далее рассмотрим особенности выселения граждан с предоставлением им другого жилого помещения по договору социального найма в случае не внесения ими платы за жилое помещение.

Обязанности нанимателя как стороны по договору социального найма в основном сводятся к тому, чтобы использовать предоставленное жилое помещение по его прямому назначению, обеспечить сохранность жилого помещения, своевременно вносить плату и своим поведением не нарушать права других лиц. Ненадлежащее исполнение им своих обязанностей либо прямое их нарушение в силу ч. 4 ст. 83 ЖК РФ является основанием для расторжения договора социального найма жилого помещения и выселения. Такие последствия возможны в случаях невнесения платы за жилое помещение или коммунальные услуги более шести месяцев, разрушения или повреждения жилого помещения нанимателем или членами его семьи, систематического нарушения прав соседей, делающего невозможным совместное проживание в одном жилом помещении, использования жилого помещения не по назначению.

Невнесение без уважительных причин платы за жилое помещение и коммунальные услуги в течение шестимесячного срока является самостоятельным основанием для расторжения договора социального найма жилого помещения и выселения нанимателя и проживающих с ним членов его семьи с предоставлением другого жилого помещения по договору социального найма (ст. 90 ЖК РФ).

Предлагаемое для переселения другое жилое помещение должно быть указано в исковом заявлении. При этом не требуется, чтобы жилое помещение являлось благоустроенным и равноценным. Достаточно, если оно будет соответствовать размеру жилых помещений, установленному для вселения граждан в общежитие, – не менее шести квадратных метров жилой площади на одного человека ( ч. 1 ст. 105 ЖК РФ), располагаться в том же населенном пункте и относиться к жилищному фонду социального использования. Это означает, что наниматель и проживающие с ним лица не могут быть переселены по основаниям, предусмотренным ст. 90 ЖК РФ, в жилые помещения специализированного жилищного фонда, в частности расположенные в общежитиях.

Основания для выселения без предоставления другого жилого помещения установлены ст. 91 ЖК РФ, ч. 1 которой касается неправомерных действий нанимателя и членов его семьи, допускаемых при пользовании жилым помещением. По существу, выселение по этим основаниям выступает в качестве санкции за совершенные нанимателем или членами его семьи нарушения, применение которой возможно лишь за противоправные и виновные действия.

Назначение жилого помещения и пределы его использования регламентированы ст.17 ЖК РФ, а также Правилами пользования жилыми помещениями, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 21 января 2006 г.

Закон допускает использование жилых помещений для осуществления профессиональной деятельности (научной, педагогической, творческой и т.п.) и индивидуального предпринимательства, если это не нарушает права и законные интересы других граждан, а также требования, которым должно отвечать жилое помещение (ч. 2 ст. 17 ЖК РФ).

Недопустимо размещать в жилых помещениях предприятия, учреждения, офисы и другие организации. Превращение в многоквартирном доме жилого помещения в нежилое для организации производства либо хранения и переработки той или иной продукции, как правило, ведет к его переустройству и нарушению требований пожарной безопасности, санитарно-гигиенических, экологических и других норм, непосредственно затрагивая интересы жильцов этого дома.

Сами по себе все эти нарушения влекут за собой выселение нанимателя и членов его семьи при условии, что в установленный наймодателем срок виновными лицами не будут устранены нарушения, и жилое помещение не будет приведено в надлежащее состояние.

Судебная практика исходит из того, что выселение без предоставления другого жилого помещения является крайней мерой и возможно лишь при установлении факта систематичности противоправных и виновных действий со стороны нанимателя или членов его семьи, которые, несмотря на предупреждения наймодателя, эти нарушения не прекратили и не устранили их последствия. Сложный фактический состав, предусмотренный ст. 91 ЖК РФ, определяет и особенности содержания искового заявления по этим спорам. Прежде всего, в нем должны найти отражение все юридически значимые факты, подлежащие доказыванию, включая: конкретные факты противоправных действий ответчика как до, так и после вынесенного ему наймодателем предупреждения о необходимости устранения допущенных нарушений; неоднократность, систематичность и злостность таких нарушений; наличие вины ответчика либо членов его семьи в форме умысла либо грубой неосторожности.

С требованием о выселении нанимателя и проживающих с ним членов его семьи либо некоторых из них вправе обратиться в суд наймодатель, а также другие заинтересованные лица. К заинтересованным лицам, как это следует из ст. 91 ЖК РФ, относятся любые лица, включая соседей по дому или квартире, чьи права нарушаются неправомерными действиями.

При выселении нанимателя или одного из членов его семьи в связи с невозможностью совместного с ним проживания договор социального найма жилого помещения не расторгается – в него вносятся соответствующие изменения, исключающие из договора выселенное лицо.

Без предоставления другого жилого помещения в соответствии с ч. 2 ст. 91 ЖК РФ могут быть выселены также лица, лишенные родительских прав, если их совместное проживание с детьми, в отношении которых они лишены родительских прав, признано невозможным.

Таким образом, выше изложенное позволяет сделать вывод о том, что вопросы, связанные с расторжением договора социального найма и выселением граждан из жилых помещений Жилищным Кодексом Российской Федерации урегулированы.

Судья Железноводского городского суда Саматов М.И.

За более подробной и актуальной информацией на текущий момент по
Недвижимости и Юридическим вопросам в городе Ярославле
( купить квартиру, дом, коттедж; сдать/снять жильё; оформить сделки купли-продажи/дарения/мены )
Вы можете обратиться к нашим специалистам по телефону (4852) 932-532, +79023332532 ,
Viber, WhatsApp: 89023332532 или написать на электронную почту ooo_info@mail.ru (АН ИНФО),
а так же отправить быстрое сообщение в Агентство недвижимости ИНФО

Если Вы находитесь в Ярославле,
то можете просто заказать обратный звонок » и приехать к нам в офис
Агентства Недвижимости ИНФО г.Ярославль, Б.Октябрьская,67 »

Некоторые услуги Агентства можно заказать через сайт »

&nbspВКонтакте с Недвижимостью:



Партнеры АН ИНФО:


Текущие заявки:
сдам
сниму
куплю
продам
обменяю
разное
Объект Недвижимости:
квартиру
Комнату
Малосемейку
Однокомнатную квартиру
ДвухКомнатную квартиру
ТрехКомнатную квартиру
МногоКомнатную квартиру
Дом
Коттедж
Дачу
Участок земли
Офис
Торговую площадь
Торговое помещение
Производство
Склад
Гараж
Другое
ЯРОСЛАВСКАЯ
БАЗА НЕДВИЖИМОСТИ
regk. rdfhnbhe yaroslavl..(4852)932-532

отдел Купли-Продажи
(4852) 93-25-32

отдел Аренды(Найм)
(4852) 93-25-00

(4852) 93-25-23, 93-25-29

отдел Юридический
(4852) 93-25-24

Кроме того в судебной практики часто возникают споры, связанные с неправильным истолкованием гражданами ст.

Признание недействительным решения о предоставлении жилого помещения по договору социального найма

(Бакирова Е.) («Арбитражный и гражданский процесс», 2008, N 8)

ПРИЗНАНИЕ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫМ РЕШЕНИЯ О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ ЖИЛОГО ПОМЕЩЕНИЯ ПО ДОГОВОРУ СОЦИАЛЬНОГО НАЙМА

Бакирова Е., доцент кафедры гражданского права и процесса Белгородского государственного университета, кандидат юридических наук.

Достаточно сложно в современных условиях решить вопрос о возможности признания решения о предоставлении жилого помещения недействительным и, что самое главное, последствиях такого решения. Как известно, ранее в соответствии со ст. 48 Жилищного кодекса РСФСР (далее — ЖК РСФСР) ордер мог быть признан недействительным в судебном порядке в течение 3 лет со дня его выдачи в случаях представления гражданами не соответствующих действительности сведений о нуждаемости в улучшении жилищных условий, нарушения прав других граждан или организаций на указанное в ордере жилое помещение, неправомерных действий должностных лиц при решении вопроса о предоставлении жилого помещения, а также в иных случаях нарушения порядка и условий предоставления жилых помещений. Последствия признания ордера недействительным отличались в зависимости от наличия или отсутствия добросовестности в действиях лиц, получивших ордер, однако в любом случае из спорного жилого помещения они выселялись (ст. 100 ЖК РСФСР). ——————————— Ведомости ВС РСФСР. 1983. N 26. Ст. 883.

В связи с тем что в новом Жилищном кодексе Российской Федерации (далее — ЖК РФ) этот вопрос не урегулирован, в литературе высказано суждение, что в настоящее время при принятии решения о предоставлении жилого помещения без достаточных к тому оснований (ч. ч. 1 и 2 ст. 57 ЖК РФ) договор социального найма, заключенный на его основании, будет являться ничтожным как сделка, не соответствующая закону (ст. 168 ГК РФ), и поэтому необходимо обращаться в суд с иском о применении последствий недействительности ничтожной сделки (ст. 167 ГК РФ) . Проблема заключается, однако, в том, что признать договор социального найма противоречащим закону (с учетом того, что он заключается в соответствии с Типовым договором) практически невозможно, и поэтому закону противоречит не столько договор социального найма, сколько то решение о предоставлении жилого помещения, на основании которого он, в свою очередь, заключен. Однако решение о предоставлении жилого помещения обладает ярко выраженной публично-правовой принадлежностью, в связи с чем вопрос о признании его недействительным должен рассматриваться по правилам производства по делам, возникающим из публичных отношений, а не в порядке искового производства, в котором рассматривается требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки. Поэтому требование о применении этих последствий может быть рассмотрено только после того, как в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, признано недействительным решение о предоставлении жилого помещения. При этом признание решения о предоставлении жилого помещения недействительным, по сути, будет иметь преюдициальное значение для рассмотрения вопроса о применении последствий недействительности к договору социального найма в порядке искового производства. ——————————— Собрание законодательства РФ. 2005. N 1 (часть 1). Ст. 14. Постатейный комментарий к Жилищному кодексу Российской Федерации / Под ред. П. В. Крашенинникова. М., 2005. С. 371.

Однако отсутствие в новом жилищном законодательстве оснований и последствий признания недействительным решения о предоставлении жилого помещения и заключенного на его основе договора социального найма приводит не только к проблемам выбора надлежащей процедуры для признания недействительными указанных актов. Главный же недостаток подобного законодательного решения заключается в том, что последствия недействительности гражданско-правовых сделок (а только нормами об указанных последствиях и остается руководствоваться при отсутствии иных норм в жилищном законодательстве) абсолютно не рассчитаны на жилищно-правовые отношения. Остановимся на этом более подробно. Как известно, в ст. 100 ЖК РСФСР содержалось несколько моделей разрешения подобного рода ситуаций. Условно можно вести речь о том, что законодатель запрещал одностороннюю конфискацию жилого помещения в подобном случае и всегда ограничивался лишь двусторонней реституцией. Так, если гражданин ранее пользовался жилым помещением, то при признании ордера недействительным (вне зависимости от оснований такого признания) гражданин не только выселялся из спорного жилого помещения, но ему должно было также возвращаться его прежнее жилое помещение либо другое жилое помещение. Если же гражданин ранее не обладал жилым помещением, то другое жилое помещение должно было предоставляться ему только в том случае, если признание ордера недействительным было никак не связано с его неправомерными действиями. Кстати, следует оговориться, что в силу не совсем удачной редакции ст. 100 ЖК РСФСР трудно было прийти к выводу о том, кому принадлежало право выбора: выселить ли ордеродержателя в то помещение, которое он занимал, или в другое жилое помещение. По нашему мнению, по общему правилу в таких случаях должно было предоставляться другое жилое помещение, а прежнее жилое помещение могло быть предоставлено ненадлежащему ордеродержателю только в том случае, когда он сам заявлял такое требование и когда такое жилое помещение еще не было занято другим лицом. Еще раз лишь следует подчеркнуть, что несомненным оставалось только одно: ранее действовавшее жилищное законодательство строго исходило из тезиса о том, что конфискация прежнего жилого помещения как наказание за неправомерные действия в жилищном праве лишена всякого смысла, так как лицо, у которого будет отобрано жилое помещение, если оно имеет право на его предоставление в порядке социального найма, все равно должно быть поставлено на учет или его право состоять на учете должно быть сохранено. Однако если и далее продолжать иллюстрированную логику авторов одного из комментариев к новому ЖК РФ, то следует прийти к выводу, что в случае если решение о предоставлении жилого помещения признано недействительным в связи с неправомерными действиями лица, в отношении которого оно принято (например, в связи с предоставлением им недостоверных сведений об источниках и уровне доходов, а также имуществе, подлежащем налогообложению), то следует вообще вести речь о применении ст. 179 ГК РФ (совершение сделки под влиянием обмана), и здесь уже данное лицо должно быть выселено без предоставления другого жилого помещения, в том числе и ранее им занимаемого. Кроме того, в некоторых случаях в связи с признанием решения о предоставлении жилого помещения недействительным по основаниям, не связанным с неправомерными действиями лица, в отношении которого оно принято, оказывается весьма затруднительным и применение ст. 167 ГК РФ. Имеются в виду ситуации, встречавшиеся ранее не так уж редко, когда выдачей ордера нарушались права других граждан, в частности, когда ордер выдавался на юридически занятую жилую площадь. Противоправным в таких случаях являлось поведение не ответчика, а других лиц, иногда даже не тех, кто вынес решение о предоставлении жилого помещения или выдал ордер с нарушением прав других граждан. Например, жилищно-эксплуатационная организация, сама не располагая сведениями о временном отсутствии нанимателя, проживающего в спорном помещении, не сообщила об этом ни владельцу жилого фонда, ни местной администрации. Таким образом, в защите нуждались жилищные права не только истца, но и ответчика. ЖК РСФСР в данном случае предусматривал хоть какие-то минимальные гарантии для лица, получившего ордер таким образом: ему должно было быть предоставлено другое жилое помещение в доме государственного или муниципального фонда. Новый ЖК РФ, предполагая применение в этом случае ст. 167 ГК РФ, вообще не гарантирует права такого лица: если он ранее занимал жилое помещение в доме государственного или муниципального фонда, то ко времени признания недействительным нового договора социального найма оно, как правило, уже обременено правами нового нанимателя и поэтому не может быть ему возвращено; если же у него ранее не было жилого помещения, то возвращать по ст. 167 ГК РФ ему вообще нечего. В Постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР от 26 декабря 1984 г. эта ситуация была решена лишь наполовину. В п. 3 данного Постановления указано, что, если истцом по делу о признании ордера недействительным и о выселении является местная администрация либо предприятие, учреждение или организация, в исковом заявлении должно быть указано конкретное жилое помещение, в которое должно быть выселено лицо, получившее ордер. Если на истца такая обязанность не может быть возложена, что как раз и касается предъявления иска гражданами, чьи жилищные права нарушены, то суд привлекает к участию в деле лицо, по решению которого ответчику предоставлено спорное жилое помещение и выдан ордер, и на него возлагается обязанность предоставить выселяемому другое жилое помещение. Однако понятно, что в первую очередь должны быть защищены жилищные права гражданина-истца. С другой стороны, лицо, на которое суд возложит обязанность предоставить выселяемому другое жилое помещение, может и не располагать свободным помещением на момент рассмотрения дела в суде и даже на момент исполнения судебного решения о выселении. Да и формально по новому ЖК РФ, как уже было сказано, наймодатель и не обязан предоставлять в этом случае другое жилое помещение. ——————————— Ведомости ВС РСФСР. 1983. N 26. Ст. 883.

Читайте также:  ГАИ не ставит на учет, каковы последствия для продавца?

Представляется, что закон должен возложить на лицо, принявшее решение о предоставлении жилого помещения по договору социального найма, признанное в дальнейшем недействительным, обязанность предоставить выселяемому жилое помещение в течение срока, который может быть установлен законом, например в течение трех месяцев, и на это время предоставить ему временное жилье в маневренном жилом фонде. Однако подобное положение непосредственным образом должно найти свое отражение в новом жилищном законодательстве.

Однако решение о предоставлении жилого помещения обладает ярко выраженной публично-правовой принадлежностью, в связи с чем вопрос о признании его недействительным должен рассматриваться по правилам производства по делам, возникающим из публичных отношений, а не в порядке искового производства, в котором рассматривается требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки.

Признание недействительным решения о предоставлении жилого помещения по договору социального найма

Бакирова Е., доцент кафедры гражданского права и процесса Белгородского государственного университета, кандидат юридических наук.

Достаточно сложно в современных условиях решить вопрос о возможности признания решения о предоставлении жилого помещения недействительным и, что самое главное, последствиях такого решения. Как известно, ранее в соответствии со ст. 48 Жилищного кодекса РСФСР (далее – ЖК РСФСР) ордер мог быть признан недействительным в судебном порядке в течение 3 лет со дня его выдачи в случаях представления гражданами не соответствующих действительности сведений о нуждаемости в улучшении жилищных условий, нарушения прав других граждан или организаций на указанное в ордере жилое помещение, неправомерных действий должностных лиц при решении вопроса о предоставлении жилого помещения, а также в иных случаях нарушения порядка и условий предоставления жилых помещений. Последствия признания ордера недействительным отличались в зависимости от наличия или отсутствия добросовестности в действиях лиц, получивших ордер, однако в любом случае из спорного жилого помещения они выселялись (ст. 100 ЖК РСФСР).

Ведомости ВС РСФСР. 1983. N 26. Ст. 883.

В связи с тем что в новом Жилищном кодексе Российской Федерации (далее – ЖК РФ) этот вопрос не урегулирован, в литературе высказано суждение, что в настоящее время при принятии решения о предоставлении жилого помещения без достаточных к тому оснований (ч. ч. 1 и 2 ст. 57 ЖК РФ) договор социального найма, заключенный на его основании, будет являться ничтожным как сделка, не соответствующая закону (ст. 168 ГК РФ), и поэтому необходимо обращаться в суд с иском о применении последствий недействительности ничтожной сделки (ст. 167 ГК РФ) . Проблема заключается, однако, в том, что признать договор социального найма противоречащим закону (с учетом того, что он заключается в соответствии с Типовым договором) практически невозможно, и поэтому закону противоречит не столько договор социального найма, сколько то решение о предоставлении жилого помещения, на основании которого он, в свою очередь, заключен. Однако решение о предоставлении жилого помещения обладает ярко выраженной публично-правовой принадлежностью, в связи с чем вопрос о признании его недействительным должен рассматриваться по правилам производства по делам, возникающим из публичных отношений, а не в порядке искового производства, в котором рассматривается требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки. Поэтому требование о применении этих последствий может быть рассмотрено только после того, как в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, признано недействительным решение о предоставлении жилого помещения. При этом признание решения о предоставлении жилого помещения недействительным, по сути, будет иметь преюдициальное значение для рассмотрения вопроса о применении последствий недействительности к договору социального найма в порядке искового производства.

Собрание законодательства РФ. 2005. N 1 (часть 1). Ст. 14.
Постатейный комментарий к Жилищному кодексу Российской Федерации / Под ред. П.В. Крашенинникова. М., 2005. С. 371.

Однако отсутствие в новом жилищном законодательстве оснований и последствий признания недействительным решения о предоставлении жилого помещения и заключенного на его основе договора социального найма приводит не только к проблемам выбора надлежащей процедуры для признания недействительными указанных актов. Главный же недостаток подобного законодательного решения заключается в том, что последствия недействительности гражданско-правовых сделок (а только нормами об указанных последствиях и остается руководствоваться при отсутствии иных норм в жилищном законодательстве) абсолютно не рассчитаны на жилищно-правовые отношения. Остановимся на этом более подробно.

Как известно, в ст. 100 ЖК РСФСР содержалось несколько моделей разрешения подобного рода ситуаций. Условно можно вести речь о том, что законодатель запрещал одностороннюю конфискацию жилого помещения в подобном случае и всегда ограничивался лишь двусторонней реституцией. Так, если гражданин ранее пользовался жилым помещением, то при признании ордера недействительным (вне зависимости от оснований такого признания) гражданин не только выселялся из спорного жилого помещения, но ему должно было также возвращаться его прежнее жилое помещение либо другое жилое помещение. Если же гражданин ранее не обладал жилым помещением, то другое жилое помещение должно было предоставляться ему только в том случае, если признание ордера недействительным было никак не связано с его неправомерными действиями. Кстати, следует оговориться, что в силу не совсем удачной редакции ст. 100 ЖК РСФСР трудно было прийти к выводу о том, кому принадлежало право выбора: выселить ли ордеродержателя в то помещение, которое он занимал, или в другое жилое помещение. По нашему мнению, по общему правилу в таких случаях должно было предоставляться другое жилое помещение, а прежнее жилое помещение могло быть предоставлено ненадлежащему ордеродержателю только в том случае, когда он сам заявлял такое требование и когда такое жилое помещение еще не было занято другим лицом. Еще раз лишь следует подчеркнуть, что несомненным оставалось только одно: ранее действовавшее жилищное законодательство строго исходило из тезиса о том, что конфискация прежнего жилого помещения как наказание за неправомерные действия в жилищном праве лишена всякого смысла, так как лицо, у которого будет отобрано жилое помещение, если оно имеет право на его предоставление в порядке социального найма, все равно должно быть поставлено на учет или его право состоять на учете должно быть сохранено.

Однако если и далее продолжать иллюстрированную логику авторов одного из комментариев к новому ЖК РФ, то следует прийти к выводу, что в случае если решение о предоставлении жилого помещения признано недействительным в связи с неправомерными действиями лица, в отношении которого оно принято (например, в связи с предоставлением им недостоверных сведений об источниках и уровне доходов, а также имуществе, подлежащем налогообложению), то следует вообще вести речь о применении ст. 179 ГК РФ (совершение сделки под влиянием обмана), и здесь уже данное лицо должно быть выселено без предоставления другого жилого помещения, в том числе и ранее им занимаемого.

Кроме того, в некоторых случаях в связи с признанием решения о предоставлении жилого помещения недействительным по основаниям, не связанным с неправомерными действиями лица, в отношении которого оно принято, оказывается весьма затруднительным и применение ст. 167 ГК РФ. Имеются в виду ситуации, встречавшиеся ранее не так уж редко, когда выдачей ордера нарушались права других граждан, в частности, когда ордер выдавался на юридически занятую жилую площадь. Противоправным в таких случаях являлось поведение не ответчика, а других лиц, иногда даже не тех, кто вынес решение о предоставлении жилого помещения или выдал ордер с нарушением прав других граждан. Например, жилищно-эксплуатационная организация, сама не располагая сведениями о временном отсутствии нанимателя, проживающего в спорном помещении, не сообщила об этом ни владельцу жилого фонда, ни местной администрации. Таким образом, в защите нуждались жилищные права не только истца, но и ответчика. ЖК РСФСР в данном случае предусматривал хоть какие-то минимальные гарантии для лица, получившего ордер таким образом: ему должно было быть предоставлено другое жилое помещение в доме государственного или муниципального фонда. Новый ЖК РФ, предполагая применение в этом случае ст. 167 ГК РФ, вообще не гарантирует права такого лица: если он ранее занимал жилое помещение в доме государственного или муниципального фонда, то ко времени признания недействительным нового договора социального найма оно, как правило, уже обременено правами нового нанимателя и поэтому не может быть ему возвращено; если же у него ранее не было жилого помещения, то возвращать по ст. 167 ГК РФ ему вообще нечего.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР от 26 декабря 1984 г. эта ситуация была решена лишь наполовину. В п. 3 данного Постановления указано, что, если истцом по делу о признании ордера недействительным и о выселении является местная администрация либо предприятие, учреждение или организация, в исковом заявлении должно быть указано конкретное жилое помещение, в которое должно быть выселено лицо, получившее ордер. Если на истца такая обязанность не может быть возложена, что как раз и касается предъявления иска гражданами, чьи жилищные права нарушены, то суд привлекает к участию в деле лицо, по решению которого ответчику предоставлено спорное жилое помещение и выдан ордер, и на него возлагается обязанность предоставить выселяемому другое жилое помещение. Однако понятно, что в первую очередь должны быть защищены жилищные права гражданина-истца. С другой стороны, лицо, на которое суд возложит обязанность предоставить выселяемому другое жилое помещение, может и не располагать свободным помещением на момент рассмотрения дела в суде и даже на момент исполнения судебного решения о выселении. Да и формально по новому ЖК РФ, как уже было сказано, наймодатель и не обязан предоставлять в этом случае другое жилое помещение.

Ведомости ВС РСФСР. 1983. N 26. Ст. 883.

Представляется, что закон должен возложить на лицо, принявшее решение о предоставлении жилого помещения по договору социального найма, признанное в дальнейшем недействительным, обязанность предоставить выселяемому жилое помещение в течение срока, который может быть установлен законом, например в течение трех месяцев, и на это время предоставить ему временное жилье в маневренном жилом фонде. Однако подобное положение непосредственным образом должно найти свое отражение в новом жилищном законодательстве.

Последствия признания ордера недействительным отличались в зависимости от наличия или отсутствия добросовестности в действиях лиц, получивших ордер, однако в любом случае из спорного жилого помещения они выселялись ст.

2.1.3. Дела о признании недействительным решения органа местного самоуправления о предоставлении жилого помещения по договору социального найма

В соответствии с ч. 3 ст. 57 ЖК РФ гражданам, состоящим на учете в качестве

нуждающихся в жилых помещениях, жилые помещения по договорам социального

найма предоставляются на основании решений органа местного самоуправления.

Решения о предоставлении жилых помещений по договорам социального найма

выдаются или направляются гражданам, в отношении которых данные решения

приняты, не позднее чем через три рабочих дня со дня принятия данных решений.

Ранее основанием для занятия жилого помещения по договору социального найма

являлся ордер и допускалось признание ордера недействительным (ст.

РСФСР). В соответствии с ч. 4 ст. 57 ЖК РФ решение о предоставлении жилого

помещения по договору социального найма, принятое с соблюдением требований ЖК

РФ, является основанием заключения соответствующего договора социального найма

в срок, установленный данным решением.

РФ не предусмотрены конкретные основания для признания

недействительным решения о предоставлении жилого помещения по договору

социального найма, но нарушение требований этого Кодекса при принятии решения

может послужить основанием для признания такого решения недействительным в

судебном порядке. В п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 2 июля

2009 г. N 14 “О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при

применении Жилищного кодекса Российской Федерации” разъяснено следующее.

Судам необходимо исходить из того, что нарушение требований ЖК РФ при

принятии решения о предоставлении жилого помещения по договору социального

найма с учетом положений п. 2 ч. 3 ст. 11 и ч. 4 ст. 57 ЖК РФ может служить

основанием для предъявления в судебном порядке требования о признании этого

решения, а также заключенного на его основании договора социального найма

недействительными и выселении проживающих в жилом помещении лиц. Поскольку

указанные требования связаны между собой, в целях правильного и своевременного

рассмотрения и разрешения дела они подлежат рассмотрению судом в одном исковом

производстве (ст. 151 ГПК).

Требования о признании недействительным решения о предоставлении жилого

помещения по договору социального найма могут быть вызваны разными

обстоятельствами: 1) предоставление гражданами не соответствующих

действительности сведений, послуживших основанием для принятия на учет; 2)

нарушение прав других граждан на указанное жилое помещение; 3) неправомерные

действия должностных лиц при решении вопроса о предоставлении жилого

помещения; 4) другие нарушения порядка и условий предоставления жилых

помещений . Так, одним из оснований для признания решения о предоставлении

жилого помещения по договору социального найма недействительным может быть

нарушение очередности его предоставления (ч. 1 ст. 57 ЖК РФ). В зависимости от

того, на какое основание ссылается истец, это обстоятельство будет положено в

предмет доказывания. Рассмотрим, например, доказывание по делу о признании

решения о предоставлении жилого помещения по договору социального найма

недействительным по причине нарушения очередности предоставления жилого

Требования о признании недействительными решения о предоставлении

гражданину жилого помещения по договору социального найма и заключенного на

его основании договора социального найма подлежат разрешению исходя из аналогии

закона (ч. 1 ст. 7 ЖК РФ) применительно к правилам, установленным ст. 168 ГК РФ, о

недействительности сделки, не соответствующей закону или иным правовым актам.

См.: п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 2 июля 2009 г. N 14 “О

некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного

кодекса Российской Федерации”.

Предмет доказывания согласно ЖК РФ следующий:

факт нарушения очередности предоставления жилого помещения,

установленной ст. 57;

– наличие у ответчика права на внеочередное предоставление жилья,

предусмотренного ч. 2 ст. 57;

– наличие решения о предоставлении жилого помещения по договору

– наличие оснований для отказа в принятии ответчика на учет в качестве

нуждающегося в жилом помещении, предусмотренных ст. 54, факт снятия ответчика

с учета в качестве нуждающегося в жилых помещениях (ст. 56), совершение

ответчиком действий, направленных на намеренное ухудшение жилищных условий

– копия решения о предоставлении жилого помещения по договору социального

– договор социального найма, заключенный с ответчиком;

– справки о зарегистрированных лицах;

– доказательства предоставления (непредоставления) жилого помещения лицам,

которые стояли в очереди на получение жилья впереди ответчика;

– копии решений о принятии граждан на учет в качестве нуждающихся в жилых

помещениях (ст. 52 ЖК РФ); если возникает спор по поводу времени принятия на

учет – то копии заявлений, поданных гражданами в порядке ч. 3 ст. 52 ЖК РФ;

– доказательства, подтверждающие наличие обстоятельств, дающих право на

внеочередное предоставление жилого помещения (решение о признании жилого

помещения непригодным для проживания, справки о наличии тяжелых форм

хронических заболеваний и проч.);

Распределение обязанностей по доказыванию следующее. Бремя доказывания

распределяется между сторонами по общему правилу: каждая сторона доказывает те

помещения; 4 другие нарушения порядка и условий предоставления жилых.

Как признать договор социального найма недействительным?

Договор социального найма жилого помещения заключается в письменной форме на основании решения о предоставлении жилого помещения жилищного фонда социального использования.

Нарушение требований жилищного законодательства при принятии решения о предоставлении жилого помещения по договору социального найма может служить основанием для предъявления требований в судебном порядке о признании этого решения, а также заключенного на его основании договора социального найма недействительными (ст. 63 ЖК РФ; п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 02.07.2009 N 14).

Для заявления требований в судебном порядке рекомендуем придерживаться следующего алгоритма.

Шаг 1. Определите, имеются ли основания для обращения с иском в суд

Решение о предоставлении жилого помещения по договору социального найма и заключенный на основании него договор социального найма могут быть признаны недействительными в судебном порядке в следующих случаях (п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 14):

предоставление гражданами не соответствующих действительности сведений, послуживших основанием для принятия их на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях (например, сведений о составе семьи, об источниках и уровне доходов, а также об имуществе членов семьи, подлежащем налогообложению);

нарушение прав других граждан на указанное жилое помещение (например, нарушение очередности предоставления жилого помещения);

совершение неправомерных действий должностными лицами при решении вопроса о предоставлении жилого помещения;

иные случаи нарушения предусмотренных законом порядка и условий предоставления жилых помещений по договору социального найма.

Шаг 2. Подготовьте исковое заявление

В исковом заявлении необходимо указать (п. 2 ст. 131 ГПК РФ; п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 14):

Наименование суда, в который подается иск.

Сведения об истце: ваши Ф.И.О., место жительства, а также по желанию – контактный телефон и адрес электронной почты. Если иск подается представителем, указываются также аналогичные сведения о нем.

В качестве истца может выступать любое заинтересованное лицо, а именно: гражданин, организация, орган местного самоуправления или иной уполномоченный орган, принявший решение о предоставлении жилого помещения по договору социального найма, если они считают, что этими решением и договором нарушены их права, а также прокурор.

Сведения об ответчике: наименование органа, принявшего решение о предоставлении жилого помещения по договору социального найма, его место нахождения (адрес); для ответчика – физического лица: Ф.И.О. и место жительства.

Информацию о том, в чем заключается нарушение либо угроза нарушения ваших прав, а также обстоятельства, на которых вы основываете свои требования, и доказательства, подтверждающие эти обстоятельства.

В зависимости от обстоятельств дела может быть заявлено, в частности, требование о признании решения о предоставлении жилого помещения по договору социального найма, а также заключенного на его основании договора социального найма недействительными и выселении проживающих в жилом помещении лиц.

Сведения о предпринятых стороной (сторонами) действиях, направленных на примирение, если такие действия предпринимались.

Перечень документов, прилагаемых к исковому заявлению.

Заявление необходимо распечатать и подписать. Это может сделать ваш представитель, если полномочия на подписание заявления и подачу его в суд указаны в доверенности (ч. 4 ст. 131 ГПК РФ).

Исковое заявление можно подать в электронном виде при условии наличия технической возможности для этого в суде. В этом случае заявление подписывается электронной подписью (ч. 1.1 ст. 3, ч. 1.1 ст. 35 ГПК РФ; ч. 4 ст. 12 Закона от 23.06.2016 N 220-ФЗ).

Шаг 3. Подготовьте необходимые документы

К исковому заявлению следует приложить следующие документы (ст. 132 ГПК РФ):

доверенность или иной документ, удостоверяющий полномочия представителя (если иск подается представителем);

документы, подтверждающие обстоятельства, на которых вы основываете свои требования;

документ, подтверждающий уплату госпошлины в установленных порядке и размере, или документ, подтверждающий право на получение льготы по ее уплате, либо ходатайство о предоставлении отсрочки, рассрочки, об уменьшении размера госпошлины или об освобождении от ее уплаты.

Справка. Размер госпошлины

Госпошлина для физических лиц составляет 300 руб. (пп. 3 п. 1 ст. 333.19 НК РФ);

уведомление о вручении или иные документы, подтверждающие направление другим лицам, участвующим в деле, копий искового заявления и приложенных к нему документов, которые у них отсутствуют, в том числе в случае подачи искового заявления в электронной форме;

документы, подтверждающие совершение стороной (сторонами) действий, направленных на примирение, если такие действия предпринимались и соответствующие документы имеются.

Шаг 4. Подайте исковое заявление в суд и дождитесь рассмотрения дела

Принимая во внимание, что в данном случае имеется спор о праве, поскольку оспаривается сам факт возникновения права пользования жилым помещением, иск следует предъявить в районный суд по месту нахождения спорного жилья (ст. 24, ч. 1 ст. 30 ГПК РФ; Апелляционное определение Московского городского суда от 08.09.2014 по делу N 33-18854).

Вы вправе принимать участие в судебных заседаниях лично или через надлежащим образом уполномоченного представителя. Личное участие в деле не лишает вас права иметь по этому делу представителя (ч. 1 ст. 48 ГПК РФ).

По общему правилу суд должен рассмотреть и разрешить дело до истечения двух месяцев со дня поступления искового заявления в суд. В зависимости от сложности дела этот срок может быть продлен не более чем на месяц (ч. 1, 6 ст. 154 ГПК РФ).

Шаг 5. Получите решение суда и при необходимости предъявите требование о его принудительном исполнении

Решение суда вступает в законную силу по истечении срока на апелляционное обжалование, если оно не было обжаловано. Срок для подачи апелляционной жалобы составляет один месяц со дня принятия решения суда в окончательной форме (ч. 1 ст. 209, ч. 2 ст. 321 ГПК РФ).

В случае подачи апелляционной жалобы решение суда вступает в законную силу после рассмотрения судом этой жалобы, если обжалуемое решение суда не отменено. Если определением суда апелляционной инстанции отменено или изменено решение суда первой инстанции и принято новое решение, оно вступает в законную силу немедленно (ч. 1 ст. 209 ГПК РФ).

При удовлетворении иска лица, проживающие в спорном жилом помещении, подлежат выселению в ранее занимаемое ими жилое помещение, а в случае невозможности выселения в ранее занимаемое жилое помещение им исходя из конкретных обстоятельств дела может быть предоставлено жилое помещение, аналогичное ранее занимаемому (п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 14).

Для принудительного исполнения решения суда (принудительного выселения) потребуется возбуждение исполнительного производства (ч. 1 ст. 35 ЖК РФ; ст. 30, п. 9 ч. 3 ст. 68, ч. 1, 2 ст. 107 Закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ).

В зависимости от сложности дела этот срок может быть продлен не более чем на месяц ч.

Добавить комментарий