Частное и публичное право

Частное и публичное право

Вся совокупность правовых норм, действующих в государстве, делится на частное право и публичное право. Деление права на частное и публичное является качеством его внутренней дифференциации. Такое деление права является естественным, вытекающим из природы отношений между личностью и государством (публичной властью).

Различия между публичным и частным правом обусловлены не только различием интересов субъектов правоотношений или характером регулируемых отношений, но и различием в методах (приемах) правового регулирования. Для публичного права характерен императивный (авторитарный) метод правового регулирования общественных отношений. В частном праве действует диспозитивный (автономный) метод, который характеризуется относительной свободой поведения сторон, их равным положением в правовых отношениях.

Деление права на частное (jus privatum) и публичное (jus publicum) было представлено еще римскими юристами, которые в качестве основного критерия различения рассматривали характер интересов, защищаемых правом.

Разделение права на частное и публичное генетически связано с развитым товарным производством, существованием обменных отношений. Отношения обмена – результат общественного разделения труда и собственности. Диалектически связанные единой структурой сферы частного и публичного права возникают, существуют, активно функционируют там, где развиваются материальное производство и товарно-денежные отношения.

К частному праву относят те правовые нормы и отношения, которые регулируют негосударственную деятельность. Это могут быть правоотношения между гражданами в области имущественных отношений, семейных отношений, авторских прав, отношения между общественными организациями, кооперативными организациями, иными объединениями, т.е. такие отношения, в которых выражен частный интерес. Частное право – это все то, во что не вмешивается государство. Частноправовые отношения – это не отношения соподчиненности, а договорные отношения. В них самим участникам предоставлена возможность автономно, по своей воле и в своих интересах определять свои права и обязанности.

Частноправовые отношения характеризуются:

– равенством сторон правоотношений;

– относительной свободой и самостоятельностью участников правоотношений;

– взаимными субъективными правами и обязанностями;

– свободой выбора воли поведения субъектов, обусловленного индивидуальным (“частным”) интересом, совмещенного с коллективным и всеобщим (“публичным”) интересом, защита которого передана с согласия общества и по общей договоренности государству, в первую очередь – суду, осуществляющему правосудие по закону и непременно по справедливости.

Все субъекты частноправовых отношений одинаково равны перед законом и судом и не имеют никаких преимуществ по отношению друг другу. В частном праве действует принцип: “Не запрещенное законом – дозволено”. В ряде случаев отдельные принципы частного права распространяются и на публичное право.

Сфера действия частного права – область творческой инициативы личности, использования своих уникальных способностей и удовлетворения потребностей.

Сфера действия публичного права не должна быть главенствующей по отношению к частному, так как в гражданском обществе публичная власть является одним из его институтов. Государство является институтом политической власти, который призван удовлетворять и охранять личные и общественные интересы.

Деятельность государства, государственных организаций, отношений между гражданами и государственными организациями, между самими государственными органами – область публичного права.

Публичное право – это правовые нормы и отношения, регулирующие государственную деятельность в публично-правовой сфере (государственное право, административное право, уголовное право, суд и судопроизводство), т.е. такие отношения, в которых выражен государственный интерес. Публичное право регулирует отношения по вертикали, а не по горизонтали, т.е. отношения подчиненности. В области публичного права должен действовать не принцип: “Что не запрещено, то дозволено”, а принцип: “Разрешено то, что дозволено правом”.

Хотя публичное право и связано напрямую с государством и его властной деятельностью, но в нем вместе с тем должны быть выражены принципы, закрепляющие основные права и свободы личности, их защиту, а также принципы, ограничивающие произвол власти.

Генетически корни публичного права, как и частного права, кроются в развивающихся общественных отношениях. Это такие общественные отношения, интересы, потребности, без обеспечения которых невозможно удовлетворение как личных интересов, так и общезначимых, публичных интересов общества в целом. Устойчивость общества и его жизнедеятельность, функционирование институтов политической, экономической, социальной сфер служат своего рода условием и гарантией реализации частного права.

Вывод: публичное и частное право органически связаны и взаимодействуют между собой.

Для публичного права характерен императивный авторитарный метод правового регулирования общественных отношений.

Критерии деления права на частное и публичное

Деление права на частное и публичное предпринималось еще древнеримскими юристами. В той или иной форме оно существует и в настоящее время. Суть указанного деления состоит в том, что в праве есть комплексы норм, призванные преимущественно обеспечить либо общественный, публичный интерес (конституционное, уголовное, административное, финансовое и другие отрасли права), либо интересы частных лиц (гражданское, семейное, торговое и иные отрасли права).

Публичное право образуют нормы, регламентирующие порядок организующей деятельности органов государственной власти и управления по обеспечению общественного интереса. Одной из сторон возникающих отношений является государство, которое с помощью властных велений обеспечивает подчинение других субъектов. Поэтому предписания публичного права не могут быть изменены соглашением частных лиц.

Однако это не означает, что государство или органы, его представляющие, не могут быть участниками частноправовых отношений.

Советская юридическая наука неплохо изучила сферу публичного права (централизованное управление и императивные методы, его сопровождающие), чего нельзя сказать о частном праве.

Частное право связано, прежде всего, с возникновением и развитием частной собственности. Его образуют нормы, охраняющие и регулирующие отношения частных собственников в процессе производства и обмена. Это область децентрализованного регулирования общественных отношений. Государственная власть «изгоняется» из сферы частных интересов, выполняя лишь обеспечивающие функции. Недаром формирование капиталистических отношений вызвало рецепцию римского права.

Если частное право — область свободы и частной инициативы, то публичное — сфера власти и подчинения. Частное право состоит из отраслей гражданского, предпринимательского, семей но-брачного, трудового права, а публичное — из отраслей конституционного, административного, финансового, уголовного и иных.

Таким образом, основной смысл деления права на частное и публичное состоит в установлении пределов вмешательства государства в сферу интересов граждан и их объединений.

Для публичного права характерны:

  • одностороннее волеизъявление;
  • субординация субъектов и правовых актов;
  • преобладание императивных норм;
  • ориентация на удовлетворение общественного интереса.

Для частного права характерны:

  • свободное двустороннее волеизъявление, использование договорной формы регулирования;
  • равенство сторон;
  • преобладание диспозитивных норм;
  • ориентация на удовлетворение частных интересов.

Гражданское и административное право (аккумулируя дозволительный и обязывающий режимы регулирования) являются олицетворением частных и публичных начал, а уголовное (выражая запрещающий режим воздействия на адресата) выполняет публичные задачи по защите социально значимых отношений.

Деление права на частное и публичное несколько условно. В правовой системе они тесно переплетены. Ведь частное право не может существовать без публичного, которое защищает и обеспечивает нормальное функционирование первого. Поэтому на практике довольно часто возникают комбинации публичного и частного институтов. Наглядными примером этому является развивающееся информационное право. По поводу его дальнейшего развития в Окинавской хартии глобального информационного общества 2000 г. специально подчеркивается жизненная важность не только частных, но и публичных властных начал формирования и передачи информации, которые в конечном счете защищают и обеспечивают частный интерес.

Между публичным и частным правом, а также входящими в них отраслями складываются не субординационные (отдающие приоритет какой-то одной отрасли), а координационные связи, обеспечивающие системное воздействие на общественные отношения. В связи с этим нормы ГК РФ не должны подменять нормы земельного или природоохранного законодательства, отдающих предпочтение общественным интересам. Публичное право активно используется для защиты общественных интересов при использовании природных ресурсов и для выравнивания положения экономически неравных субъектов в частноправовых отношениях, когда экономически сильная сторона распределяет права в свою пользу, нарушая необходимый баланс интересов. Тем самым публичное право обеспечивает равные возможности разных субъектов в их свободной конкуренции.

В литературе выделяют следующие критерии, в зависимости от которых те или иные нормы права относят к частному либо публичному праву:

  • интерес (если частное право призвано регулировать частные интересы, то публичное — общественные, государственные);
  • предмет правового регулирования (если частному праву свойственны нормы, регулирующие имущественные отношения, то публичному — неимущественные);
  • метод правового регулирования (если в частном праве господствует метод координации, то в публичном — субординации);
  • субъектный состав (если частное право регулирует отношения частных лиц между собой, то публичное право — частных лиц с государством, либо между государственными органами).

В настоящее время в правовой системе России все больше утверждаются такие институты частного права, как право наследуемого пожизненного владения, интеллектуальной собственности, возмещения морального ущерба и другие.

общественно-государственными и частноправовыми интересами и соответствующим правовым регулированием.

Частное и публичное право

Рассмотрим соотношение частного и публичного право, установим специфику и места пересечения сфер их регулирования.

Развитый правопорядок современных государств основан на существовании двух видов правового регулирования: частного и публичного.

Гражданское право наиболее ярко показывает в своих правилах частноправовое регулирование с присущими ему принципами юридического равенства и самостоятельности участников отношений, неприкосновенности их имущества и частной собственности, свободы договоров и соглашений, запрета произвольного вмешательства государства в частные дела.

В настоящее время заметно усложнился имущественный оборот, объектами которого стали, например, имущественные права, зафиксированные в электронной форме. При этом появилась система отношений, которые связаны с созданием и использованием разных результатов интеллектуальной работы изобретателей, прав производителей фонограмм и т.д.

Указанные процессы изменили, но не отменили принципы правовой системы, которая основывается на фундаментальном разграничении частного и публичного права.

Деление права на частное и публичное базируется на разнице частных и публичных интересов, которая была отмечена еще в римском праве. Отмечалось, что публичное право относится к сфере ответственности Римского государства, а частное право – к пользе отдельных лиц. Соответственно можно было бы предположить, что частное право – это часть объективного права, регулирующая взаимоотношения частных лиц, которые основаны на их интересах.

При этом подобное регулирование производится преимущественно при помощи правил диспозитивного или восполнительного (субсидиарного), но не императивного (обязательного) характера. Однако и частноправовой области присутствуют императивные и публичные подходы регламентирования общественных отношений.

В частноправовом регулировании императивный характер обычно имеют правила, которые определяют правовой статус участников имущественных отношений и правовой режим их имущественных прав, т.е. состояние (статику) частноправовых отношений. В исключительных случаях императивный характер имеют нормы, определяющие правила самого имущественного оборота, т.е. развитие (динамику) подобных отношений.

Таким образом, не все нормы частного права имеют диспозитивную природу. При этом сами диспозитивные нормы также имеют общеобязательный характер и в данном смысле предписывают принудительные правила поведения.

Следовательно, назначение частного права заключается не в разрешении либо исключении вмешательства государства в частные дела граждан, а в ограничении подобного публичного вмешательства. Это должно проявляться в установлении частным правом для публичного элемента строгих рамок, форм и ограничений. Как показывает исторический опыт, избыточное присутствие государства в экономике также становится базой для злоупотреблений представителей публичной власти. Однако в некоторых случаях взаимодействие и взаимовлияние частного и публичного права является необходимым.

Частное право построено на принципах координации и согласования деятельности юридически равных участников регламентируемых отношений, которые реализуют собственные частные интересы. Поэтому частное право представляет собой систему их децентрализованного регулирования, в большой мере – саморегулирования.

Публичное право основано на принципе субординации и подчинения неравноправных субъектов, функционирование которых обусловлено реализацией государственных и общественных публичных интересов. Поэтому оно представляет собой систему централизованного регулирования для соответствующих отношений.

Следует отметить, что юридическое оформление отношений, например в сфере государственного управления, не может быть построено на принципах самостоятельности и свободы их участников, поскольку эти отношения по самому своему характеру нуждаются в централизованном воздействии и иерархической подчиненности всех субъектов.

Напротив, экономические отношения рыночного товарообмена подразумевают предоставление их участникам максимальной свободы действий, что стимулирует их предприимчивость и инициативность. Даже при самой настоятельной потребности в публичных ограничениях (например, в условиях военного времени), сфера частного права никогда не устраняется в полном объеме. Это объясняется тем, что невозможно устранить частный интерес и связанные с ним товарообмен и товарное хозяйство.

Таким образом, по объективным причинам частное право формирует ядро любого правопорядка, который основан на рыночной организации хозяйства.

Публичное и частное право в современных развитых правовых системах функционируют как две самостоятельные ветви правового регулирования, два разных типа правового воздействия на систему общественных отношений.

При этом подобное регулирование производится преимущественно при помощи правил диспозитивного или восполнительного субсидиарного , но не императивного обязательного характера.

Первоначальное решение

Первыми этим вопросом задались древние римляне. Их логика заключалась в разделении интересов на две основные группы: частные и публичные.

Частным правом регулируются отношения между отдельными людьми или группами. Соответственно, в сферу воздействия публичного права попадают отношения, затрагивающие интересы государства или всего общества как единого целого.

На современном уровне развития такой ответ нельзя назвать исчерпывающим. Современные юристы, хотя и поддерживают позицию относительно разделения права на частное и публичное, ответ, предложенный далекими предками, считают не совсем верным.

Оно включает в себя отрасли со следующими характеристиками.

Отличие частного права от права публичного, деление на отрасли

Особенности частного и публичного права, дуализм права подробно рассмотрены в наших статьях «Что такое частное право» и «Что такое публичное право».

Деление же на отрасли частного и публичного права можно охарактеризовать зависимостью от специализации. Например, частное право (под которым ранее подразумевалось только гражданское право) теперь имеет в своем составе различные самостоятельные отрасли права: гражданское, трудовое, семейное, наследственное, предпринимательское право и т. д.

К публичному праву можно отнести конституционное, уголовное, административное, финансовое, разновидности отраслей процессуального права и др.

Не исключено, что со временем появятся и другие, новые отрасли.

Пример защита в суде нарушенных избирательных прав граждан.

15.5 Публичное и частное право

Публичное и частное право

Группировка отраслей права в две категории — отрасли публичного и частного права восходит к эпохе Древнего Рима. Римский юрист Ульпиан (II–III вв.) считал, что публичное право охраняет общие интересы государства, а частное — интересы отдельных лиц. Каждое из этих подразделений системы права объединяет совокупность однородных по своим признакам отраслей права. Публичное право состоит из отраслей, которые связаны с полномочиями и функционированием государства — конституционного, административного, финансового, уголовного, уголовно-процессуального, международного публичного права, а частное право обслуживает потребности людей, возникающие на основе имущественных и личных неимущественных отношений, — гражданское, семейное, международное частное право. Они сформировались как относительно самостоятельные сферы регулирования и отражают особенности предмета и метода регулирования.

Однако деление отраслей права по критерию — чьи интересы охраняют и защищают данные отрасли права — весьма условно, поскольку даже в таких, сугубо частных сферах, какими являются семейное и трудовое право, допускается вмешательство государства. Так, дела о лишении родительских прав рассматриваются по заявлению государственных или общественных организаций, а также по иску прокурора (ст. 59 СК РФ). При рассмотрении судом споров, связанных с воспитанием детей, к участию в деле должен быть привлечен орган опеки и попечительства, т. е. государственный орган (ст. 65 СК РФ). Решения комиссии по трудовым спорам исполняются судебными приставами в принудительном порядке, если оно не было исполнено в установленный срок (ст. 389 ТК РФ).

Вследствие этого в юридической науке назывались различные критерии для разграничения частного и публичного права.

Одни ученые предлагали использовать материальный критерий, считая, что частное право должно регламентировать лишь имущественные, т. е. гражданско-правовые, отношения. Однако этот критерий имеет тот недостаток, что государство может защищать свои интересы и в имущественной сфере, например при приватизации государственного имущества.

Другие ученые исходят из способа судебной защиты — по чьей инициативе возбуждается судебное дело. И если этот критерий вполне применим при возбуждении уголовных и административных дел, то, как уже отмечалось, и в частноправовой сфере возможно возбуждение дела по иску прокурора — о лишении родительских прав.

В литературе предлагалось использовать и другие критерии, но все они не являются универсальными, поскольку имеют исключения.

В настоящее время для членения права на частное и публичное используется критерий, разработанный еще Ульпианом, и одновременно указывается, что для публичного права характерны следующие черты:

1) императивность норм;

2) ориентация на удовлетворение публичных, общественных интересов;

3) иерархические отношения субъектов публичных отношений;

4) одностороннее волеизъявление субъектов;

5) широкая сфера усмотрения государственных органов и должностных лиц;

6) санкции преимущественно штрафного (карательного) характера;

7) большая степень централизованного урегулирования.

Читайте также:  Госуслуги: запись в паспортный стол

Частному праву присущи следующие особенности:

1) равенство субъектов правоотношений;

2) диспозитивное содержание правового регулирования;

3) свободное волеизъявление субъектов при реализации своих прав;

4) ориентация на удовлетворение личных или корпоративных интересов;

5) самоответственность по своим обязательствам и действиям;

6) правовосстановительные санкции;

7) децентрализованность, так как субъекты могут своей волей определить условия собственного поведения (например, брачный договор в семейном праве, договор подряда в гражданском праве, условия авторского договора и т. д.).

Иногда в качестве особенностей частного права называют широкое использование договорной формы регулирования отношений. Однако в последнее время договор достаточно широко используется и в сфере оформления публичных отношений.

Проблема разграничения публичного и частного права является дискуссионной в юридической науке. Это объясняется тем, что в различных отраслях права наблюдается взаимопроникновение и тесное сотрудничество публичных и частных начал. Отсюда границы между частным и публичным правом подвижны, но это не меняет частноправовой или публично-правовой принадлежности той или иной отрасли права.

Надо отметить, что не все национальные системы права знают деление права на частное и публичное, например, английское право выделяет в системе права общее право, право справедливости и статутное право.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

1 равенство субъектов правоотношений;.

Понятие публичного

Под общим понимается совокупность подотраслей, регулируемых государственными органами. Они же контролируют и поведение обеих сторон. В обязанность государства входит соблюдение законов, регулирующих отрасль.

Добровольность вступления обеих сторон в подобные юриспруденческие споры исключена. Не имеют права участники отношений и свободно определять содержание договора. В результате возможны злоупотребления со стороны управомоченного органа (это можно предотвратить с помощью законодательной регламентации отношений).

Подтрасли правоотношений обозначены в Конституции. Подобная фиксация необходима, чтобы создать условия для развития взаимоотношений в рамках государственной юриспруденции.

Чаще всего общие процедуры регулируются Конституцией в странах, где федеративное устройство, и возникает необходимость разграничения полномочий не только федерации, но и субъектов.

Чаще всего к рассматриваемому типу взаимоотношений относят отрасли:

  1. Судоустройство.
  2. Арбитражный процесс.
  3. Уголовные взаимоотношения.

Относят к этой области конституционные и международные процессы. Распространена и экологическая разновидность.

Подобная фиксация необходима, чтобы создать условия для развития взаимоотношений в рамках государственной юриспруденции.

Публичное и частное право

Предмет и метод правового регулирования, лежащие в основании деления системы права на отрасли, определяются глубинным делением права на две подсистемы: частную и публичную, известные еще со времен Древнего Рима. По известной формуле римского юриста Ульпиана, публичное право относится к положению государства, частное — к пользе отдельных лиц.

Публичное и частное право — это, с одной стороны, противоречивые, а с другой — взаимосвязанные грани права. Сегодня правовые системы многих цивилизованных стран основываются на принципе разделения права на частное и публичное (ФРГ, Франция, Италия, Испания и др.). Мировая юридическая наука признает деление права на частное и публичное в известной мере условным, но необходимым.

Представим деление права на частное и публичное с указанием предмета, признаков, метода, относящихся к каждому из них:

Публичное право

Частное право

— подсистема права, регулирующая государственные, межгосударственные и общественные отношения.

— подсистема права, регулирующая имущественно-стоимостные отношения и личные неимущественные отношения, возникающие по поводу духовных благ и связанные с личностью их участников.

Предмет регулирования публичного права

Предмет регулирования частного права

— область «государственных дел»: сфера устройства и деятельности государства как публичной власти, всех публичных институтов, аппарата государства, административных отношений, государственной службы, уголовного преследования и ответственности, принципов, норм и институтов межгосударственных отношений и международных организаций и т.д.

— область «частных дел»: сфера статуса свободной личности, частной собственности, свободных договорных отношений, наследования, свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств и тд.

Признаки публичного права:

Признаки частного права:

1) регулирует отношения между государственными органами либо между частными лицами и государством;

2) обеспечивает публичный интерес — акцентирует внимание на запретах, обязанностях людей(подданных) перед государством;

3) обеспечивает одностороннее волеизъявление субъектов права;

4) предполагает широкую сферу усмотрения;

5) содержит нормы общие и безличные, имеющие нормативно-ориентирующее воздействие;

6) характеризуется преобладанием директивно-обязательных норм, рассчитанных на иерархические отношения субъектов и субординацию правовых норм и актов;

7) широко использует новейшие технические приёмы.

1) регулирует отношения частных лиц между собой;

2) обеспечивает частный интерес: акцентирует внимание на экономической свободе, свободном самоизъявлении и равенстве товаропроизводителей, защите собственников от произвола государства;

3) обеспечивает свободное волеизъявление субъектов при реализации своих прав;

4) предполагает широкое использование договорной формы регулирования;

5) содержит нормы, обращенные к субъективному праву и обеспечивающие судебную защиту;

6) характеризуется преобладанием диспозитивных норм, рассчитанных на самоответственность по своим обязательствам и действиям;

7) сохраняет классическую юридическую технику.

Метод публичного права — императивный

Метод частного права — диапозитивный

Отрасли права, в которых началом является публичное право:

Отрасли права, в которых началом является частное право:

— включающее бюджетное и налоговое,

— международное гуманитарное право и др.

— международное частное право и др.

Критерии отнесения норм к частному или публичному праву:

1) интерес (публичный, государственный интерес — область публичного права, частный — область частного права);

2) предмет правового регулирования (частному праву свойственны нормы, регулирующие имущественные отношения, публичному — неимущественные);

3) метод правового регулирования (в публичном праве — метод субординации, в частном — координации);

4) субъектный состав (публичное право регулирует отношения частных лиц с государством или между государственными органами, частное — частных лиц между собой).

Таким образом, отрасли права можно разделить на те, у которых преобладают начала публичного права, и те, у которых превалируют начала частного права. Для первых характерен императивный (соподчинения) метод правового регулирования, для вторых — диспозитивный (автономии).

Преобладание в отрасли права начал публичного (или частного) права не исключает наличия в ней норм частного (или публичного) права и соответственно определенного сочетания императивного и диспозитивного методов регулирования, что свидетельствует об отсутствии «чистых» отраслей права.

Например, предпринимательское право — система норм, регулирующих имущественные (товарно-денежные) и управленческие отношения. Если методом регулирования первых является диспозитивный (ориентирован на равенство сторон-предпринимателей), то вторых — императивный (в отношениях предпринимателей и органов управления он предусматривает обязательные управленческие акты, адресованные предпринимателям — в пределах компетенции управленческого органа).

Экологическое, аграрное, земельное право в силу специфики предмета правового регулирования требуют сочетания нескольких методов правового регулирования.

В экологическом праве применяются: императивный (властный) метод, необходимый для обеспечения выполнения экологических предписаний; диспозитивный метод равенства сторон и свободного волеизъявления, необходимый для рационального использования природных ресурсов, экономических мер регулирования качества окружающей среды.

Земельное право также сочетает в себе элементы ведущих методов (императивный) административного и (диспозитивный) гражданского права.

Процессуальным отраслям права — гражданскому процессуальному праву и уголовному процессуальному праву — свойственны элементы как диспозитивного, так и императивного метода, при превалировании одного из них. Разумеется, система методов правового регулирования находится в постоянном движении, динамике.

Например, предпринимательское право система норм, регулирующих имущественные товарно-денежные и управленческие отношения.

Соотношение частного и публичного права

Рубрика: Спецвыпуск

Дата публикации: 14.06.2017 2017-06-14

Статья просмотрена: 2060 раз

Его сторонниками выступали Е.

Публичное и частное право

Переход России с начала 90-х гг. XX в. к рыночным отноше­ниям повлек за собой целый комплекс различных по своему ха­рактеру трансформаций системы права и системы законодатель­ства. Наиболее существенное из них состоит в том, что преобла­давшие ранее процессы дифференциации правового регулирова­ния уступили пальму первенства встречным процессам интегра­ции. Не в последнюю очередь это связано с возрождением в науке и в практике законотворчества нашей страны идеи членения права на частное и публичное.

Теория разделения права на публичное и частное берет начало от древнеримского юриста Ульпиана, жившего в начале I в. н.э. Публичным правом он считал все, что относится к положению го­сударства, частным — то, что служит пользе (интересам) отдель­ных лиц. В качестве образца частного права Ульпиан рассматри­вал римское гражданское право. В той или иной форме идея раз­деления права на публичное и частное в зависимости от того, чьи интересы каждое из них отражает, прошла через века и во многом определила юридическую доктрину и практику законодателя мно­гих государств. В немалой степени это связано с рецепцией рядом государств мира, и прежде всего Европы, основных институтов римского права. Во второй половине XX в. усилению дихотомии права способствовало также укрепление публичного начала в ре­гулировании современных общественных процессов в связи с по­явлением глобальных задач: охраны окружающей среды, контро­ля за негативными последствиями развития научно-технического прогресса и т.д.

В Советском Союзе категории «публичное право» и «частное право» были фактически изъяты из научного оборота известным высказыванием В.И. Ленина при принятии ГК РСФСР 1922 г.: «Мы ничего «частного» не признаем, для нас все в области хо­зяйства есть публично-правовое, а не частное» [213] . В последующие десятилетия вектор государственного вмешательства в отноше­ния между гражданами и с их участием неоднократно менял свое направление от строжайших запретов на развитие личного хо­зяйства до «перестроечного» лозунга «разрешено все, что не за­прещено». С распадом Советского Союза, отказом от директив­ного планирования, приватизацией государственной собственнос­ти и иными заимствованиями без достаточной апробации отдель­ных элементов рыночного механизма западных «цивилизован­

ных» государств в России и иных странах — бывших союзных республиках СССР наступила эра другой крайности — по суще­ству неограниченного господства в экономике и праве частного начала и частного интереса. Последствия всех этих эксперимен­тов хорошо известны. Наша страна в очередной раз стоит перед необходимостью восстановления рационального соотношения в экономической, политической и социальной жизни частного и публичного, т.е. государственного и общественного.

Предлагая конкретные рецепты разрешения этой дилеммы, юридическая наука может и должна опираться на соответству­ющим образом интерпретированные положения Конституции РФ 1993 г. В пользу расширения частноправовых начал многих сто­рон нашей жизни несомненно говорит провозглашение Консти­туцией в числе неотъемлемых прав человека права частной соб­ственности и закрепление гарантий ее защиты (ст. 35). Однако согласно Конституции (ст. 8) частные начала и частная собствен­ность отнюдь не должны быть господствующими. Частная, госу­дарственная, муниципальная и иные формы собственности рав­ноправны и должны пользоваться в равной мере поддержкой и защитой государства.

Подразделение системы права на частное и публичное право выходит за отраслевые рамки. Они суть более крупные, чем от­расль, структурные образования этой системы. Общим для пуб­личного и частного права является то, что каждое из них объ­единяет совокупность однородных по своим признакам отраслей права. Частное — гражданское, семейное, трудовое право. Пуб­личное — все остальные отрасли права. Все это, разумеется, не только не исключает, но и предполагает взаимное проникновение частных начал в сферу действия правовых отношений, охваты­ваемых публичным правом, например появление категории ад­министративных договоров и, наоборот, — публичных начал в функционирование норм отраслей частноправового блока, в том числе установление пределов и границ проявления частной ини­циативы и ответственности в случае их нарушения.

Как и при делении системы права на отрасли, группировка отраслей права в публичный и частный блоки происходит в соот­ветствии с предметом и методом правового регулирования. Однако роль этих критериев в каждом из названных случаев не совпадает.

При классификации отраслей права предмет регулирования вы­ступает, во-первых, во всей полноте своих элементов. В их число входят круг общественных отношений (объект) как главный сис­темообразующий фактор и вспомогательные факторы (субъект, юридические факты и др.). Во-вторых, применительно к отраслям права предмет регулирования представляет собой основной кри­терий классификации, а метод правового регулирования — до­полнительный критерий.

При объединении отраслей права в частный и публичный блоки критерии членения иные. Из всего спектра образующих предмет регулирования элементов значение имеет практически лишь один — состав субъектов. В частном праве это преимуще­ственно граждане и юридические лица. Государство может высту­пать в частноправовых отношениях лишь как казна либо через казенные предприятия, однако с теми же правами и обязаннос­тями, что и иные участники правоотношений. В публичном праве субъективный состав в корне иной: одной из сторон правоотноше­ний является обязательно государство или его орган.

Соответственно центр тяжести подразделения на публичное и частное право перемещается на метод правового регулирования. В сфере частного права все правоотношения возникают, изменя­ются и прекращаются по волеизъявлению их участников (в основе их чаще всего — договор) и строятся на принципе равноправия субъектов. В публичном праве государственные органы выступа­ют как носители властных (публичных) полномочий, поскольку презюмируется, что они действуют в интересах общества и госу­дарства. Соответственно основной метод правового регулирования в этой сфере — отношения власти и подчинения, возникающие чаще всего из издаваемых компетентными государственными ор­ганами административно-правовых актов. Поэтому більшая часть норм в публичном праве являются императивными, тогда как в частном праве — диспозитивными.

В литературе было высказано суждение, что публичное и част­ное право якобы представляют собой один из «срезов» иерархи­ческой (субординационной) структуры права на отраслевом уров­не [214] . В действительности субординационная связь отсутствует не только между публичным и частным правом как целостными образованиями, но и между каждым из них и охватываемыми ими отраслями права.

ностей предметно-функциональных связей органичных систем. Координационными являются также связи, существующие в сис­теме права между материальными и процессуальными отрас­лями.

Правильная оценка природы связей между публичным и част­ным правом, с одной стороны, и охватываемыми ими отраслями права, с другой, имеет не только теоретический интерес. Она также крайне важна при анализе процесса формирования и раз­вития в современных условиях системы права и опосредованно — как один из ориентиров для законодателя.

Влияние процесса интеграции правового регулирования на развитие в современных условиях системы права нашей страны связано не только с тенденцией превращения ГК РФ в Хартию частного права, но и с увеличением числа и объема возможных договорных (фактически гражданско-правовых) элементов в ряде отраслей и подотраслей права, в том числе представляющих су­щественную значимость с позиции общественных интересов. Так, крайне опасны для устойчивости общественного развития всевоз­растающие объемы коммерциализации, т.е. перевода на частно­правовые рельсы отношений в сфере здравоохранения, образова­ния, искусства, культуры. Имеющиеся ныне тенденции уже вошли, как представляется, в противоречие с гарантированными Конституцией РФ гражданам страны правами и возможностями в этих важных сферах жизнедеятельности.

Иначе обстоит дело с развитием семейного права как само­стоятельной отрасли права. Главным новшеством в этой сфере служит появление, наряду с институтом законного режима иму­щества супругов, возможности заключения мужем и женой до брака и в любое время в течение брака так называемого брачного договора. Семейный кодекс РФ не определяет его содержания, хотя и устанавливает строгие требования к форме заключения. Естественно, что предметом такого гражданско-правового в своей основе брачного договора могут быть не только имущественные, но и собственно семейные отношения, например, связанные с вос­питанием детей и уходом за ними. Еще более ориентирует на част­ноправовые цивилистические начала закрепление Семейным ко­дексом РФ широкой возможности заключения возмездных и без­возмездных соглашений не только между супругами, но и между любыми членами семьи.

Все это, однако, не привело к поглощению семейного права как самостоятельной отрасли права гражданским. Об этом свиде­тельствует, в частности, существенное расширение Семейным ко­дексом РФ специфических именно для данной-отрасли прав ре­

белка в соответствии с требованиями международных стандартов, в том числе Конвенции о правах ребенка 1989 г. [215]

Наиболее сложные процессы, ориентированные на утерю от­раслевой специфики и перевод на частноправовые рельсы, проис­ходят ныне в сфере регулирования трудовых отношений. Как из­вестно, вычленение трудового права из гражданского права по вре­мени совпало с началом XX века, когда по инициативе Лиги Наций была создана Международная организация труда. Отпочко­вание трудового права от гражданского явилось, как показывает многолетняя практика работы МОТ, важным шагом на пути за­щиты прав и интересов трудящихся. Ведь работники уже в силу экономической зависимости от работодателей не могут находиться с ними в равной весовой категории, что является одним из осно­вополагающих принципов гражданско-правовых отношений.

В настоящее время в России издан (хотя нет данных о том, как применяется на практике) ряд указов Президента РФ, пере­водящих на нормы гражданского права отношения между госу­дарственными органами и лицами, поставленными управлять той или иной частью принадлежащего государству имущества. Кроме того, ответственные работники, возглавляющие в Правительстве РФ социальную сферу, выступали уже не раз с предложением о реформировании КЗоТ РФ с позиции расширения свободы усмот­рения сторон при заключении трудовых договоров (контрактов).

Читайте также:  Валютный контроль: понятие и содержание

Для трудящихся это практически будет означать усиление за­висимости от работодателей, в том числе замену трудовых дого­воров на неопределенный срок срочными трудовыми контракта­ми, расширение по сравнению о действующим законодательством круга возможных оснований увольнения работника и иные ущем­ления имеющихся у них ныне прав и возможностей. Юридическая наука обязана по отношению ко всем трудящимся нашей страны воспрепятствовать превращению КЗоТ РФ во второе издание ГК РФ, тем более, что это расходится с нормами международного права и не соответствует внедряемой Международной организа­цией труда практике трипартизма, предполагающей при регла­ментации трудовых отношений активное участие не только пред­ставителей предпринимателей и профсоюзов, но и государства как гаранта и защитника общественных (публичных) интересов.

Хотя процессы интеграции правового регулирования ныне превалируют над процессами дифференциации, последние все же

продолжают в известной мере оказывать влияние на развитие сис­темы права России. Так, в отрасли административного права — наиболее объемной среди отраслей семейства публичного права, продолжают развиваться дифференционные процессы. Вслед за отраслью финансового права от него отделилось, правда, в каче­стве подотраслей последнего — бюджетное и налоговое право.

В той или иной форме идея раз деления права на публичное и частное в зависимости от того, чьи интересы каждое из них отражает, прошла через века и во многом определила юридическую доктрину и практику законодателя мно гих государств.

Сферы публичного и частного права

При рассмотрении вопросов, которые относятся к соотношению публичного и частного права, в первом из них основную роль играет требование соблюдения государственных интересов.

Когда субъектами в таких делах являются частные или юридические лица, то они могут рассматриваться как те, кто должен неукоснительно подчиняться установленным для них законам и другим нормативным актам.

В этой сфере решения имеют императивный характер и не зависят от мнения частных лиц. Примером может служить уголовное или налоговое право.

Когда речь идёт о частном праве, здесь особенности другие: вмешательство государственных органов сводится к минимуму. Здесь, в сущности, рассматриваются проявления доброй воли участников частных правоотношений, в большинстве случаев в качестве основы для рассмотрения берётся юридически значимое соглашение сторон.

Нужно заметить, что в реальной жизни многие вопросы могут частично относиться, согласно критериям, и к одной и к другой сфере. Ведь действия частных лиц происходят при соблюдении установленных государством императивных норм, а в публичных вопросах могут обнаруживаться частно-правовые моменты. Поэтому деление на эти категории не всегда однозначно.

Оно рассматривает отношение между государственными органами или те, которые имеют место между частными лицами и государством.

Антон Михайлов → “Основное” деление права на частное и публичное: три мифа

МИФ ПЕРВЫЙ: ФУНДАМЕНТАЛЬНОЕ ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПРАКТИКИ.

Несмотря на то, что некоторыми авторами высказывается мнение, что деление права на частное и публичное имеет первостепенное значение для юридической практики, доктринальное происхождение данной проблематики, ее исключительная распространенность в рамках континентальной, романо-германской правовой семьи [1] говорит в пользу точки зрения, что разделение системы права на частное и публичное культурно-исторически обусловлено [2] и имеет лишь весьма опосредованное и ограниченное значение для судейской, адвокатской, нотариальной, правоохранительной и иных юридических практик.

Автору данных строк представляется крайне сомнительным – да простят меня представители академической науки! – утверждение, что судебное решение по гражданскому делу в современной России хоть на йоту изменится только лишь от того, посчитает ли судья обоснованной точку зрения В.В. Оксамытного, причисляющего гражданское процессуальное право к праву частному или, напротив, солидируется с позицией В.И. Червонюка, считающего процессуальные отрасли публично-правовыми: функционирование системы правосудия в «закрытых» правовых системах, практически исключительно основывающихся на законодательстве (когда судья, как рупор законодателя, в русле «мышления» французских просветителей XVIII столетия, обязан основывать решение не на абстрактных принципах или доктринах права, а на конкретных нормах) и de jure не признающих правовую доктрину источником права проходит вдали от полей академических баталий.

Разумеется, допустимо утверждать, что данное доктринальное деление права оказывает опосредованное воздействие на многие виды юридической практики через профессиональное правосознание юридического сообщества. Однако опосредованный характер такого воздействия не дает возможности четко определить степень, пределы воздействия и просчитать институциональные, специально-юридические и иные последствия.

МИФ ВТОРОЙ: УНИВЕРСАЛЬНЫЙ И ОБЪЕКТИВНЫЙ ХАРАКТЕР ДАННОЙ ПРОБЛЕМАТИКИ.

Разумеется, в англо-американском праве существует разделение в рассмотрении судами уголовных и гражданских дел по процедуре защиты нарушенного права, которая per se дала основания некоторым ученым утверждать о принятии юридической практикой судов общего права идеи разделения права на частное и публичное в прочтении А. Тона и С.А. Муромцева [3]. Однако, думается, что с этой весьма оригинальной позицией критически настроенного цивилиста едва ли согласились бы сами англо-американские юристы, которые со времен Мёртонского статута (1235(6)) крайне ревностно относятся к национальным юридическим традициям и не позволяют ни римскому, ни какому иному праву думать за них.

Любой современный антрополог согласится с тем, что если африканская триба весьма эффективно борется с огнем, вышедшим за пределы сакрального места, то это еще отнюдь не означает, что у них произошел пожар второй степени сложности, но была выработана уникальная система пожаротушения, которую необходимо тщательнейшим образом исследовать: в одинаково внешне выраженные социальные действия могут вкладываться совершенно различные социокультурные значения. Тем не менее, многие современные ученые романо-германской правовой семьи склонны оставаться верными последователями школы постглоссаторов, полагавших конструкции римского права ratio scripta совершенными «отражениями» объективной реальности, имеющими универсальное значение [4].

Ни один компаративист не станет всерьез спорить с утверждением, что сама идея деления права на частное и публичное является абсолютно чуждой прецедентной юридической культуре, практике и профессиональному правосознанию – ведь ни судьи, ни адвокаты семьи общего права не видят в ней насущного практического значения, которое бы с необходимостью вызывало ее обсуждение юридическим сообществом. Основатель аналитической юриспруденции Дж. Остин еще в 30-х гг. XIX столетия прямо отверг разделение права на частное и публичное как необоснованное. Более-менее серьезно данная проблематика стала рассматриваться в англо-американской конституционно-правовой доктрине (А.В. Дайси) – да и то лишь применительно к принципу верховенства права (Rule of Law) – только в конце XIXв., никак однако не повлияв на становление и дальнейшее развитие англо-американского права, а также и на функционирование прецедентной юридической практики. Четко фиксируя различия судебного рассмотрения дел в уголовном и гражданском процессах, юристы прецедентной правовой традиции никогда не связывали их с конструкциями публичного и частного права. Более того, для английских юристов ведущим показателем присутствия такого деления в национальной правовой системе выступает не та или иная юридическая доктрина (глоссаторская традиция Вакария не повлияла на практикующее юридическое сообщество Англии), а вполне реальная судебная структура, воплощенная в системе административных судов – в противовес общегражданским, и потому в этом плане образчиком деления права на частное и публичное для них выступает Франция. Именно поэтому авторитетный английский конституционалист А.В. Дайси в 1885г. утверждал, что такой дуализм судебной системы нарушает фундаментальный принцип равенства всех субъектов перед правосудием, являющийся ядром конституционной (ведущей свою родословную от знаменитого судьи Э. Коука) доктрины верховенства (господства) права: «простые» граждане и государственные чиновники оказываются в неравном положении перед лицом правосудия, что, по мнению английского конституционализма, недопустимо. Позднее Халсбери в «Законах Англии» утверждал, что пределы конституционного права Англии невозможно четко определить поскольку, inter alia, отсутствует фундаментальное различие между публичным и частным правом и невозможно обозначить эксклюзивные сферы регулирования каждого из них. Лишь в 1983г. лорд Деннинг стал утверждать, что в Англии формируется сфера публичного права в связи с образованием административного права – расширением средств судебной защиты, предоставляемых судами гражданам и организациям в процессах против публичных властей [5].

На наш взгляд, попытка всенепременно «отыскать» в принципиальных процессуальных различиях в рассмотрении гражданских и уголовных дел в англо-американском праве континентальные юридические конструкции частного и публичного права является следствием их изначальной аксиоматичной (и далеко не всегда в должной мере рефлектируемой) онтологизации, объективизации, при которой в сознании ученых-юристов они становятся реальными феноменами социоправовой реальности. Из доктринального правосознания они, как правило, неосознанно – посредством юридического языка – переносятся в мир общественных практик, обретая в глазах ученого вполне реальные «плоть и кровь», что, по-видимому, является необходимой предпосылкой регулятивного потенциала любой юридической конструкции [6]. Вместе с тем «мир» юридических конструкций – это, как бы нам того ни хотелось, не «объективно существующая» социальная действительность, а «мир» мыслимый, «реальность» сознания, социокультурных интерпретаций и их знаково-языкового оформления, и именно поэтому проблема «основного разделения права», как и всякая подлинная проблема гуманитаристики, не имеет единственно верного «онтологического» решения с позиций «объективной истины» (корреспондентская концепция), продолжая волновать умы ученых-юристов уже, по меньшей мере, третье столетие [7].

Если бы различия между публичным и частным правом имели объективно необходимый для разрешения практических ситуаций, а не доктринальный характер, то была бы исключена ситуация, когда отрасль уголовного права с примерно единообразным – в рамках современной западной цивилизации – набором институтов, помещается учеными-юристами России и Германии в сферу публичного права, в то время как во Франции ее относят к праву частному, а в Англии вообще предпочитают иные классификации, разделяя преступления по их нормативному основанию на преследуемые по общему и статутному праву.

Имеются основания утверждать, что хотя проблематика публичного и частного права и входит в число значимых проблем предмета юридической науки романо-германской правовой семьи, влияет на формирование понятийных основ профессионального правосознания континентальных юристов и имплицитно выражает определенные идеологические установки романо-германской юридической традиции, тем не менее, она не является имманентной праву как социальному регулятору вообще, эссенциальной для юридической сферы в целом, не входит в круг вопросов, которые неизбежно становятся предметом исследования юридической мысли. Поэтому не стоит, уподобляясь мышлению древних греков, англичан-колонизаторов XVII–XIXвв. или советников Дж. Буша с миссионерским сознанием, безосновательно «универсализировать» культурно и исторически обусловленные конструкции, эгоцентрично пытаясь «отыскать» их в других правовых семьях [8].

МИФ ТРЕТИЙ: РАЗВИТОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО СПОСОБНО ГАРАНТИРОВАТЬ НЕВМЕШАТЕЛЬСТВО ГОСУДАРСТВА В ЧАСТНУЮ СФЕРУ ЖИЗНИ.

Не представляются нам продуктивными – ни в теоретическом, ни в практическом отношении – и попытки некоторых современных ученых целенаправленно – воистину следуя архиважной для советского хозяйства ленинской установке 1922г. – идеологизировать данную проблематику, только теперь с противоположным – частноправовым – уклоном, онтологизировать доктринальные конструкции частного и публичного права (ведь и традиционно «цитируемый» Ульпиан рассматривал их исключительно в разрезе не разделения и противопоставления, а изучения права [9] ) и, послушно внимая либеральной политической идеологии, жестко противопоставлять друг другу, сводя их взаимоотношения к противостоянию свободолюбивой «атомарной» личности и властолюбивого государства, видеть в развитии частного права не иначе как «общепланетарную тенденцию», «главный показатель правового прогресса», наивно и идеалистически рассматривать данное доктринальное деление как необходимую предпосылку ограничения произвольного вмешательства государства (sic!) в сферу предпринимательской деятельности и т.д. и т.п.

Ведь если английскому групповому, а затем и общественному сознанию на протяжении нескольких веков свойственно глубокое восприятие либеральных ценностей, то и отсутствие доктринального деления права на частное и публичное отнюдь не способствует формированию жестких авторитарных политических режимов в Англии, США, Канаде и других государствах, унаследовавших его конструкции и особенности мышления. И, напротив, общепринятое в качестве доктринальной проблемы в дореволюционной юриспруденции деление права на частное и публичное отнюдь не помешало России вплоть до Манифеста 1905г. оставаться практически по всем характеристикам абсолютной монархией, где, как известно, нет юридических пределов для вмешательства государства в частную жизнь, предпринимательскую сферу. Тот факт, что проблема деления права на частное и публичное была укоренена в доктринальном и профессиональном сознании юридического сообщества в дореволюционной России опять же нисколько не помешала разработчикам ГК РСФСР 1922г. под чутким руководством вождя пролетариата свести на нет значение данной конструкции в советском гражданском законодательстве. Вывод представляется тривиальным: ни одна юридическая доктрина per se не способна выступать эффективным противовесом авторитаризму и произволу государственной власти.

В современной теоретико-правовой учебной литературе имеется и крайность противоположного свойства: то, что дореволюционные цивилисты и теоретики (С.А. Муромцев, Г.Ф. Шершеневич, Л.И. Петражицкий и др.) считали «основным разделением права» — начисто исключено из предмета проблем общетеоретической правовой науки исследовательскими коллективами современности под руководством В.С. Нерсесянца, М.Н. Марченко, Р.А. Ромашова. Не иначе проблема современными теоретиками окончательно и бесповоротно разрешена – осталось только предъявить научному сообществу ее решение. А если серьезно, то мы убеждены в том, что если теоретическая романо-германская «проблема» деления права на частное и публичное была бы онтологически укоренена в жизни социума и имела объективно обусловленный потребностями юридической практики характер, то навряд ли бы она игнорировалась одними авторитетными учеными и «раздувалась» nec plus ultra другими. Смог ли бы хоть один цивилист при изложении подотрасли обязательственного права проигнорировать договоры купли-продажи, займа, мены и пр.? Смог ли бы хоть один ученый-юрист при изложении теоретических основ государственности исключить из изучения такой признак государства как государственная территория или начисто проигнорировать налоговую систему?

[1] Мальцев Г.В. Частное и публичное право: проблемы теории. // Гражданское и торговое право зарубежных стран. Учебное пособие. Под общ. ред. В.В. Безбаха, В.К. Пучинского. М., 2004. С. 719.

[2] См.: Шершеневич Г.Ф. Общая теория права в 2 т. Т. 2. М., 1995. гл. IX. §60.

[3] См.: Белов В.А. Основное разделение права // Гражданское право: актуальные проблемы теории и практики. Под общ. ред. В.А. Белова. М., 2007. С. 45. Ср. с еще более курьезным и принципиально ошибочным заявлением Ю.В. Сорокиной: Сорокина Ю.В. Введение в философию права. М., 2008. С. 319.

[4] К примеру, известный философ права Г. Радбрух утверждал, что понятия частного и публичного права являются априорными, «предшествуют правовому опыту и изначально требуют проявления». Радбрух Г. Философия права. М., 2004. С. 142.

[5] См.: Glendon M.A., Gordon M.W., Osakwe Ch. Comparative Legal Traditions. Text, Materials and Cases. 2nd ed., Minnesota, 1994. P. 753–757. Также см.: Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. М., 1999. С. 230; David R., Brierley J.E.C. Major legal systems in the world today. L., 1985. P. 339; Wade E.C.S., Bradley A.W. Constitutional and Administrative Law. L., 1994. P. 100–102; Романов А.К. Правовая система Англии. М., 2000. С. 79.

[6] Ср.: «Основной прием юридической конструкции заключается в том, что отношения юридические, существующие между людьми, объективируются, рассматриваются как самостоятельные существа, возникающие, изменяющиеся в течение своего существования, и, наконец, прекращающиеся». Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. СПб., 1907. С. 61. «Необходимо признать, что оба термина – «публичное» и «частное» – традиционно употребляются, тем более в контексте современной государственной идеологии, прежде всего как наделенные материально-правовым смыслом. Они обозначают соответственно публично (общественно) значимые отношения, регулируемые в основном императивно, и отношения, где присутствуют лишь интересы индивида или группы индивидов, регулирование которых может преимущественно осуществляться ими самостоятельно и соответственно самостоятельно защищаться». Павлушина А.А. Защита публичного интереса как универсальная процессуальная форма // Журнал российского права. № 6. 2003.

[7] «Материальные отличия норм частного и норм публичного права… почти что неуловимы. Между тем формальное решение данных вопросов не представляет никаких принципиальных затруднений. То, что данной системой положительного права считается правом публичным и частным… есть вопрос данного условного установления». Алексеев Н.Н. Основы философии права. СПб., 1999. С. 22.

[8] Ср.: Давид Р., Жоффре-Спинози К. Указ. соч. С. 10.

[9] См.: Аксенова О.В. Ценностные основания римского права // Российский юридический журнал. 2007. №2. С. 26–28.

Коука доктрины верховенства господства права простые граждане и государственные чиновники оказываются в неравном положении перед лицом правосудия, что, по мнению английского конституционализма, недопустимо.

Международное публичное право

Международное публичное право – не являющаяся составной частью национальной системы права совокупность норм и принципов, содержащихся в конвенциях, международных договорах, актах и уставах международных организаций, которые регулируют отношения между государствами и иными участниками международного общения.

Как всякая отрасль права уголовное право состоит из совокупности правовых норм.

Частное право

Частное право — часть системы права [1] , функционально-структурная подсистема права [2] , совокупность правовых норм, охраняющих и регулирующих отношения между частными лицами, основой которых является частная собственность [3] . Тем самым частное право — это совокупность норм права, защищающих интересы лица в его взаимоотношениях с другими лицами [4] .

Читайте также:  Какие документы нужны для дарения доли в квартире?

Традиция выделения частного права характерна для стран романо-германской правовой семьи: в семье общего права и семье мусульманского права все право является публичным, так как считается, что все право создается или санкционируется государством [5] .

Тем самым частное право это совокупность норм права, защищающих интересы лица в его взаимоотношениях с другими лицами 4.

Частное и публичное право

Как автор формулирует принципиальное отличие частного права от публичного права? Чем характер норм публичного права отличается от характера норм частного права?

Прочитайте текст и выполните задания 21—24.

Публичное право – это такая правовая сфера, в основе которой – государственные интересы, «государственные дела», т.е. само устройство и деятельность государства как публичной власти, регламентация деятельности государственного аппарата, должностных лиц, государственной службы, уголовное преследование правонарушителей, уголовная и административная ответственность и т.д., – словом, институты, построенные в «вертикальной» плоскости, на началах власти и подчинения, на принципах соподчинённости, субординации. Сообразно этому для« публичного права присущ один — и только один — общегосударственный юридический «центр», характерны императивные предписания и запреты, обращённые к подчинённым, подвластным лицам; дозволения же, имеющие императивный характер, – прерогатива властвующих субъектов.

Вот поэтому для публичного права характерен специфический юридический порядок – обобщённо говоря, порядок «власти – подчинения», в соответствии с которым лица, обладающие властью, вправе односторонне и непосредственно, в принципе без каких-либо дополнительных решений иных инстанций, определять поведение других лиц (подвластных, подданных), и сообразно этому вся система властно-принудительных учреждений обязана силой принуждения обеспечивать полную и точную реализацию приказов и команд власти, а «все другие» лица – безусловно им подчиняться. Отсюда вытекают и все другие принципы публичного права: различие, разнопорядковость правового статуса лиц, иерархичность положения и разный объём властных правомочий у властвующих лиц, наличие своей, «ведомственной» юрисдикции, отсутствие ориентации на решение спорных вопросов независимым судом. По мере развития демократии эти принципы обогащаются институтами высокого демократического порядка (гарантиями для граждан, демократическими процедурами и др.), но это не меняет самой сути, самой природы публично-правовых начал.

Частное право выражает начала децентрализации, свободы отдельных субъектов. Здесь возможность решения той или иной жизненной ситуации не только в какой-то мере заранее запрограммирована в юридических нормах, но и предоставлена самим участникам отношений, которые определяют решение ситуации сами, автономно, своей волей и в своих интересах (преимущественно путём договоров). И. Кант писал, что частное право – это такое право, в соответствии с которым обязанность и принуждение основываются не непосредственно на законе, а на справедливости и на свободе человека быть собственным господином.

Поэтому в частном праве, в отличие от публичного, господствуют «горизонтальные» отношения, основанные на юридическом равенстве субъектов, координации их воли и интересов. Преимущественное положение в нём занимают юридические дозволения. А юридические нормы во многих случаях имеют диспозитивный характер, т.е. действуют по принципу «если иное не установлено договором» – действуют лишь тогда, когда по данному вопросу стороны не договорились между собой.

Назовите любые три принципа публичного права, упомянутых в тексте. Опираясь на обществоведческие знания, укажите, как называют отрасль публичного права, закрепляющую «устройство и деятельность государства как публичной власти»?

В правильном ответе должны быть следующие элементы:

1) три принципа публичного права, например:

— различие/разнопорядковость правового статуса лиц;

— иерархичность положения и разный объём властных правомочий у властвующих лиц;

— наличие своей, «ведомственной» юрисдикции;

— отсутствие ориентации на решение спорных вопросов независимым судом;

(Принципы могут быть даны в другой формулировке.)

2) ответ на вопрос:

Автор пишет, что по мере развития демократии публичное право обогащается гарантиями для граждан, демократическими процедурами. Привлекая обществоведческие знания, назовите любые четыре конституционные гарантии для граждан РФ.

В правильном ответе могут быть названы следующие конституционные гарантии:

1) каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод;

2) решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суде;

3) каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи;

4) каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда;

5) обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность;

6) никто не может быть повторно осуждён за одно и то же преступление.

Могут быть названы другие конституционные гарантии

В ходе обсуждения было высказано мнение, что в условиях тоталитарного режима возможности регулирования взаимодействий граждан отраслями частного права существенно сокращаются. Используя обществоведческие знания, приведите три объяснения этого мнения.

В правильном ответе могут быть приведены следующие объяснения:

1) государство регулирует частную жизнь граждан, поэтому сфера свободных взаимодействий сокращается;

2) господство государственной собственности лишает граждан возможности решать вопросы автономно, своей волей и в своих интересах (институты гражданского права не действуют);

3) нет никаких гарантий прав граждан; судебная машина репрессивная, минимизированы механизмы защиты субъективных прав.

Могут быть приведены другие объяснения

В правильном ответе должны быть следующие элементы:

1) ответ на первый вопрос, например:

— в частном праве, в отличие от публичного, господствуют «горизонтальные» отношения, основанные на юридическом равенстве субъектов, координации их воли и интересов;

2) ответ на второй вопрос, например:

— для публичного права характерны императивные предписания и запреты, обращённые к подчинённым, подвластным лицам; дозволения же, имеющие императивный характер, прерогатива властвующих субъектов, а юридические нормы частного права во многих случаях имеют диспозитивный характер. Действуют по принципу «если иное не установлено договором», действуют лишь тогда, когда по данному вопросу стороны не договорились между собой.

(Указание только на особенность норм публичного / частного права, без указания пояснения не засчитывается.)

Элементы ответа могут быть представлены как в форме цитаты, так и в форме сжатого воспроизведения основных идей соответствующих фрагментов текста

Какое определение свободы в области частного права приведено в тексте? Какие действия государства, по мнению автора, позволяют договорам, односторонним актам собственника и т.д. приобретать «самое настоящее», «полнокровное» юридическое значение? (Назовите любые два действия.) Что автор называет центральной категорией публичного права?

Прочитайте текст и выполните задания 21−24.

Именно в области частного права свобода отдельного, автономного лица раскрывается в чистом виде и истинном значении. Это не дозированные «кусочки самостоятельности», на которые даёт разрешение чиновник. И это не вольница, не поприще вседозволенности, так как перед нами всё же область права, где действуют общий правопорядок, требования законности Свобода в области частного права – это полная и суверенная самостоятельность отдельного лица, выраженная в его автономном и защищённом статусе субъекта права и в обладании им защищёнными субъективными правами.

При этом и то и другое (и статус субъекта права, и субъективные права) имеют характер правовых явлений по своей основе абсолютного порядка, т.е. они открывают простор для собственного, по усмотрению, поведения и в этой связи в принципе исключают, не допускают вмешательства кого-либо в эту собственную «сферу свободы».

Своеобразие частного права отчётливо проявляется при его сопоставлении с публичным правом (первому присущи юридическое равенство и координация; второму – отношения «власть – подчинение», субординация). Если же обратиться к сопоставлению частного права с центральной категорией публичного права – государственной властью, то обнаруживаются явления поистине парадоксального порядка.

Ведь частное право предоставляет отдельным гражданам, их объединениям, организациям, выступающим в качестве юридических лиц, возможность в определённом круге отношений быть «собственным господином». При этом предполагается или прямо декларируется, что применительно к отношениям такого рода государственная власть как бы остаётся в стороне, она не вправе произвольно вмешиваться в частноправовые отношения.

Государственная власть, по своей природе «настроенная» на то, чтобы вмешиваться в окружающие её отношения, отторгается (скажем грубее – изгоняется) из обители господства частных воль и частных интересов.

В то же время совершаемые в этой сфере действия субъектов как частных лиц – договоры, односторонние акты собственника и т.д. – приобретают «самое настоящее», «полнокровное» юридическое значение. Государство, которое изначально «изгнано» из данного круга отношений, теперь обязано – не парадокс ли? – признавать частноправовые отношения, защищать их всеми законными способами и реализовывать при помощи всей системы своих принудительных органов и средств.

(По С.С. Алексееву)

Используя обществоведческие знания, объясните смысл понятия «субъективные права». Как автор объясняет тот факт, что и статус субъекта права, и субъективные права имеют характер правовых явлений по своей основе абсолютного порядка? Как он характеризует различие частного и публичного права?

В правильном ответе должны быть следующие элементы:

1) объяснение, например: мера возможного поведения лица в отношении реализации своих законных интересов;

(Может быть дано другое объяснение.)

2) ответ на первый вопрос: они открывают простор для собственного, по усмотрению, поведения, не допускают вмешательства кого-либо в эту собственную «сферу свободы»;

3) ответ на второй вопрос, например: частному праву присущи юридическое равенство и координация; публичному праву – отношения «власть – подчинение», субординация).

(Ответ на второй вопрос засчитывается только при указании различия.)

Приведённые экзаменуемым черты только публичного/частного права без указания соответствующей черты частного/публичного права не засчитываются при оценивании.

(Ответы на вопросы могут быть представлены как в форме цитат, так и в форме сжатого воспроизведения основных идей соответствующих фрагментов текста).

Назовите любые три субъективных права граждан как субъектов частноправовых отношений и проиллюстрируйте примерами реализацию каждого из этих прав. (В каждом случае сначала назовите право, затем приведите соответствующий пример. Каждый пример должен быть сформулирован развёрнуто.)

В правильном ответе должны быть названы три субъективных права и проиллюстрирована примерами реализация каждого из этих прав, допустим:

1) право на защиту своей чести, доброго имени и деловой репутации (например, в газете была опубликована статья, содержащая непроверенные факты о работе известного в городе врача; врач воспользовался правом на защиту своей деловой репутации и обратился в суд);

2) право частной собственности (например, Пётр приобрёл участок земли в садовом товариществе, построил дом, отдыхает там в выходные дни);

3) авторство (интеллектуальная собственность) (например, Михаил Михайлович написал роман, который был опубликован в издательстве; как автор произведения в соответствии с договором он получает вознаграждение, проводит встречи с читателями).

Могут быть приведены другие примеры, названы и проиллюстрированы другие права.

Засчитываются только примеры, сформулированные развёрнуто (отдельные слова и словосочетания не засчитываются в качестве примеров)

Автор пишет, что частное право предоставляет людям возможность быть «собственным господином». Используя обществоведческие знания и факты общественной жизни, назовите любые три условия, при которых гражданин сможет реализовать эту возможность. Объясните каждое из них.

В правильном ответе должны быть названы и пояснены три условия, допустим:

1) осознание гражданином целей своей деятельности (необходимо для планирования шагов по реализации своих прав, наиболее эффективного использования доступных ресурсов);

2) самостоятельность в принятии решений (способность своей волей принимать и проводить в жизнь важные решения, нести за них ответственность, следовать взятым обязательствам);

3) эффективность судебной системы (необходима для защиты прав граждан, оперативного разрешения правовых споров);

4) свобода хозяйственной инициативы (реализация многих прав в сфере частного права связана с участием гражданина в экономической жизни);

5) высший уровень правосознания общества (минимизирует количество правонарушений).

Могут быть приведены другие объяснения, указаны и объяснены другие условия.

В правильном ответе должны быть следующие элементы:

1) ответ на первый вопрос: полная и суверенная самостоятельность отдельного лица, выраженная в его автономном и защищённом статусе субъекта права и в обладании им защищёнными субъективными правами;

2) ответ на второй вопрос, например:

– признавать частноправовые отношения;

– защищать их всеми законными способами;

– реализовывать при помощи всей системы своих принудительных органов и средств;

(Ответ на второй вопрос засчитывается только при указании двух или более действий из указанных в тексте.)

3) ответ на третий вопрос: государственную власть.

Элементы ответа могут быть представлены как в форме цитат, так и в форме сжатого воспроизведения основных идей соответствующих фрагментов текста.

В ходе обсуждения было высказано мнение, что в условиях тоталитарного режима возможности регулирования взаимодействий граждан отраслями частного права существенно сокращаются. Используя обществоведческие знания, приведите три объяснения этого мнения.

Прочитайте текст и выполните задания 21—24.

Публичное право – это такая правовая сфера, в основе которой – государственные интересы, «государственные дела», т.е. само устройство и деятельность государства как публичной власти, регламентация деятельности государственного аппарата, должностных лиц, государственной службы, уголовное преследование правонарушителей, уголовная и административная ответственность и т.д., – словом, институты, построенные в «вертикальной» плоскости, на началах власти и подчинения, на принципах соподчинённости, субординации. Сообразно этому для« публичного права присущ один — и только один — общегосударственный юридический «центр», характерны императивные предписания и запреты, обращённые к подчинённым, подвластным лицам; дозволения же, имеющие императивный характер, – прерогатива властвующих субъектов.

Вот поэтому для публичного права характерен специфический юридический порядок – обобщённо говоря, порядок «власти – подчинения», в соответствии с которым лица, обладающие властью, вправе односторонне и непосредственно, в принципе без каких-либо дополнительных решений иных инстанций, определять поведение других лиц (подвластных, подданных), и сообразно этому вся система властно-принудительных учреждений обязана силой принуждения обеспечивать полную и точную реализацию приказов и команд власти, а «все другие» лица – безусловно им подчиняться. Отсюда вытекают и все другие принципы публичного права: различие, разнопорядковость правового статуса лиц, иерархичность положения и разный объём властных правомочий у властвующих лиц, наличие своей, «ведомственной» юрисдикции, отсутствие ориентации на решение спорных вопросов независимым судом. По мере развития демократии эти принципы обогащаются институтами высокого демократического порядка (гарантиями для граждан, демократическими процедурами и др.), но это не меняет самой сути, самой природы публично-правовых начал.

Частное право выражает начала децентрализации, свободы отдельных субъектов. Здесь возможность решения той или иной жизненной ситуации не только в какой-то мере заранее запрограммирована в юридических нормах, но и предоставлена самим участникам отношений, которые определяют решение ситуации сами, автономно, своей волей и в своих интересах (преимущественно путём договоров). И. Кант писал, что частное право – это такое право, в соответствии с которым обязанность и принуждение основываются не непосредственно на законе, а на справедливости и на свободе человека быть собственным господином.

Поэтому в частном праве, в отличие от публичного, господствуют «горизонтальные» отношения, основанные на юридическом равенстве субъектов, координации их воли и интересов. Преимущественное положение в нём занимают юридические дозволения. А юридические нормы во многих случаях имеют диспозитивный характер, т.е. действуют по принципу «если иное не установлено договором» – действуют лишь тогда, когда по данному вопросу стороны не договорились между собой.

Как автор формулирует принципиальное отличие частного права от публичного права? Чем характер норм публичного права отличается от характера норм частного права?

В правильном ответе должны быть следующие элементы:

1) ответ на первый вопрос, например:

— в частном праве, в отличие от публичного, господствуют «горизонтальные» отношения, основанные на юридическом равенстве субъектов, координации их воли и интересов;

2) ответ на второй вопрос, например:

— для публичного права характерны императивные предписания и запреты, обращённые к подчинённым, подвластным лицам; дозволения же, имеющие императивный характер, прерогатива властвующих субъектов, а юридические нормы частного права во многих случаях имеют диспозитивный характер. Действуют по принципу «если иное не установлено договором», действуют лишь тогда, когда по данному вопросу стороны не договорились между собой.

(Указание только на особенность норм публичного / частного права, без указания пояснения не засчитывается.)

Элементы ответа могут быть представлены как в форме цитаты, так и в форме сжатого воспроизведения основных идей соответствующих фрагментов текста

Привлекая обществоведческие знания, назовите любые четыре конституционные гарантии для граждан РФ.

Добавить комментарий