Вред как основание деликтной ответственности

Вред как основание деликтной ответственности

Вред (наличие вреда) является непременным, обязательным основанием деликтной ответственности. При отсутствии вреда вопрос о деликтной ответственности возникнуть не может[

Под вредом как основанием деликтной ответственности понимаются неблагоприятные для субъекта гражданского права имущественные или неимущественные последствия, возникшие в результате повреждения или уничтожения принадлежащего ему имущества, а также в результате причинения увечья или смерти гражданину (физическому лицу).

Как указывается в п. 1 ст. 1064 ГК РФ РФ, вред может быть причинен “личности” или “имуществу”.

Причинение вреда имуществу (имущественный вред) означает нарушение имущественной сферы лица в форме уменьшения его имущественных благ либо умаления их ценности. Иногда имущественный вред определяют как разность между материальным положением потерпевшего до причинения вреда и после.

В случае причинения вреда личности объектом правонарушения являются нематериальные блага — жизнь и здоровье человека. Но при возникновении обязательства из причинения такого вреда принимаются во внимание главным образом имущественные последствия, т. е. возмещению подлежит имущественный вред. Лишь в случаях, предусмотренных законом, допускается также компенсация морального вреда (п. 1 ст. 151, п. 2 ст. 1099 ГК РФ РФ). Например, при повреждении здоровья гражданина вред выражается в утрате потерпевшим заработка, в расходах на лечение, уход и т. п. Но наряду с этим, т. е. независимо от возмещения имущественного вреда, возможна и компенсация морального вреда (п. 3. ст. 1099 ГК РФ РФ).

Имущественный вред нередко именуется ущербом. Например, в Конституции РФ закреплено право гражданина на возмещение ущерба. ГК РФ РФ последовательно употребляет термин “вред”. Однако иногда встречается и слово “ущерб”. Например, в ст. 1088 предусмотрено возмещение лицам, понесшим ущерб в результате смерти кормильца. В литературе (со ссылкой на словарь синонимов русского языка) отмечается, что слово “ущерб” является синонимом слова “вред”.

С понятиями “вред”, “ущерб” соприкасается понятие “убыток”. Убытком называется вред (ущерб), выраженный в деньгах. Таким образом, убыток — это денежная оценка имущественного вреда.

Самостоятельное значение имеет понятие “моральный вред”. С причинением вреда как правонарушением могут быть связаны не только имущественные последствия, но также последствия, не имеющие денежной оценки либо имеющие незначительную стоимость. Например, один человек по грубой небрежности уничтожил письма и фотографии, которые принадлежали другому человеку и были очень дороги для него как память. Денежной ценности эти письма и фотографии практически не имели, но их утрата была связана с глубокими переживаниями и страданиями их собственника, которому в данном случае был нанесен моральный вред.

Наше законодательство в период существования СССР знало лишь понятие имущественного вреда и не предусматривало компенсации морального вреда в имущественной форме. Считалось, что потерпевший может требовать наказания лица, причинившего ему страдания, переживания, душевную боль и т. п., в уголовном или административном порядке, но не может требовать денежной компенсации.

Моральный вред — это физические или нравственные страдания, причиненные гражданину действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага.

Такой вред подлежит компенсации по решению суда независимо от того, был ли одновременно причинен указанными действиями имущественный вред. Если же в результате совершения действий (бездействия) произошло нарушение имущественных прав гражданина, то возникший при этом моральный вред подлежит возмещению только в случаях, предусмотренных законом.

Иски о компенсации морального вреда стали в последние годы весьма частым явлением. При этом нередко заявляются требования о взыскании огромных сумм за “страдания”, “переживания” и “душевные муки”. В большинстве случаев подобные требования по сути своей безнравственны. В целях совершенствования действующих правил о компенсации морального вреда можно предложить следующие меры. Во-первых, взыскивать (при наличии предусмотренных законом условий) в пользу потерпевшего не более 5-кратного размера минимальной оплаты труда. Во-вторых, взыскивать с нарушителя дополнительно, с учетом степени его вины, денежную сумму, определенную судом, в пользу местной администрации в целях использования таких сумм на финансирование учреждений для больных детей, домов престарелых и т. п.

Исследователи гражданского права зарубежных стран отмечают, что уплата денег в виде “утешения” все больше рассматривается зарубежными авторами как “моральное унижение”, а в судах наблюдается отход от практики возмещения морального вреда. Суды нередко ограничиваются присуждением символического возмещения, что означает порицание действий правонарушителя без уплаты потерпевшему больших (или значительных) сумм в оплату его страданий, переживаний и т. п.

При этом нередко заявляются требования о взыскании огромных сумм за страдания , переживания и душевные муки.

Деликтная ответственность Текст научной статьи по специальности « Право»

ДЕЛИКТНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ Очеретный И.

Дипломные и курсовые работы, магистерские диссертации по праву на заказ

Добро пожаловать!

На нашем сайте Вы можете заказать магистерскую диссертацию, дипломную или курсовую работу по праву (юриспруденции). Также мы можем подготовить для Вас отчет по практике, научную статью или реферат по праву, решить задачи, помочь с подбором материала и многое другое.

Все работы выполняются специалистами с высшим юридическим образованием, имеющими опыт научной и практической работы.

На сегодняшний день в сети Интернет можно бесплатно скачать множество работ, однако такие работы по юриспруденции никогда не дадут вам уверенности, так как они не выдерживают проверки преподавателем и определяются как скаченные с интернета.

Курсовые и дипломные работы, а также магистерские диссертации по юриспруденции должны подготавливаться профессионалами, специализирующимися в области юриспруденции и права, а не “специалистами” широкого профиля.

Мы не беремся за любые заказы, а работаем исключительно по юридическим дисциплинам. Каждый заказ передается специалисту, выполняющему работы по соответствующей (гражданско-правовой, административно-правовой, конституционно-правовой и т.д.) отрасли права или предмету.

Вы получаете авторскую работу, проверенную на оригинальность системой Antiplagiat.ru . При получении вы можете там же проверить вашу работу, загрузив файл в систему, для того, чтобы убедиться в ее оригинальности. При заказе работы просим указывать необходимый процент оригинального текста в системе Antiplagiat.ru, а также способ проверки.

Наши преимущества:

  • консультации по подбору темы работы (бесплатно);
  • бесплатное составление плана работы;
  • строгая специализация – подготовка работы лицами, имеющими, как минимум, высшее юридическое образование ( мы выполняем только работы по праву ).
  • подготовка работы на основе действующего законодательства;
  • использование в работе новейших литературных источников и новейшей судебной практики;
  • полное сопровождение до защиты работы;
  • гарантийные обязательства.

При подготовке всех работ используются регулярно обновляемые справочные правовые системы «Гарант» и «Консультант Плюс», что позволяет учитывать самые последние вступившие в силу изменения законодательства, а также законопроекты, планируемые к принятию Государственной Думой в ближайшее время.

Имеющаяся в нашем распоряжении как обычная, так и обширная электронная библиотека, позволяет нам использовать как классические труды отечественных и зарубежных ученых-правоведов, так и научные работы, учебники, комментарии, монографии и статьи, вышедшие в самое последнее время. Как правило, обязательным требованием для наших магистерских диссертаций, дипломных и курсовых работ по праву является наличие в них использованных источников выпущенных в текущем году.

Абсолютно на все работы даются гарантии.

Мы оперативно обрабатываем заказ и стараемся как можно быстрее написать работу, к примеру курсовые работы подготавливаются в срок от 7 до 14 дней, а дипломные работы по юриспруденции – от двух до четырех недель.

Мы делаем на заказ:

  • магистерские диссертации по праву;
  • дипломные работы по юриспруденции;
  • курсовые работы по праву;
  • рефераты;
  • отчеты по практике
  • научные статьи по праву .

Дипломные и курсовые работы, а также магистерские диссертации и научные статьи по праву требуют много времени и усилий. Доверьтесь профессионалам, экономьте свое время.

Мы не беремся за любые заказы , а работаем исключительно по юридическим дисциплинам.

Вред как основание деликтной ответственности

Обязательным условием возникновения деликтных обязательств является вред. Отсутствие вреда означает, что возмещать нечего и соответственно не возникает обязательства по возмещению.

Под вредом как основанием деликтной ответственности понимаются неблагоприятные для субъекта гражданского права имущественные или неимущественные последствия, возникшие в результате повреждения или уничтожения принадлежащего ему имущества, а также в результате причинения увечья или смерти гражданину (физическому лицу).

Вред может причиняться личности или имуществу гражданина, а также имуществу юридического лица.

В деликтных обязательствах вред является не только условием, но и мерой ответственности, поскольку по общему правилу именно размер вреда, а не степень вины причинителя определяет размер ответственности и позволяет обеспечить полное его возмещение.

Причинение вреда имуществу (имущественный вред) означает нарушение имущественной сферы лица в форме уменьшения его имущественных благ либо умаления их ценности. Иногда имущественный вред определяют как разность между материальным положением потерпевшего до причинения вреда и после.

В случае причинения вреда личности объектом правонарушения являются нематериальные блага – жизнь и здоровье человека. Но при возникновении обязательства из причинения такого вреда принимаются во внимание главным образом имущественные последствия, т.е. возмещению подлежит имущественный вред. Лишь в случаях, предусмотренных законом, допускается также компенсация морального вреда (п. 1 ст. 151, п. 2 ст. 1099 ГК). Например, при повреждении здоровья гражданина вред выражается в утрате потерпевшим заработка, в расходах на лечение, уход и т.п. Но наряду с этим, т.е. независимо от возмещения имущественного вреда, возможна и компенсация морального вреда (п. 3 ст. 1099 ГК).

Имущественный вред нередко именуется ущербом. Например, в Конституции РФ закреплено право гражданина на возмещение ущерба. ГК последовательно употребляет термин “вред”. Однако иногда встречается и слово “ущерб”. Например, в ст. 1088 предусмотрено возмещение лицам, понесшим ущерб в результате смерти кормильца. В литературе (со ссылкой на словарь синонимов русского языка) отмечается, что слово “ущерб” является синонимом слова “вред”.

С понятиями “вред”, “ущерб” соприкасается понятие “убыток”. Убытком называется вред (ущерб), выраженный в деньгах. Таким образом, убыток – это денежная оценка имущественного вреда. Убытки в деликтных обязательствах, как и вообще убытки в гражданском праве, подразделяются на два вида: реальный ущерб и упущенная выгода. К упущенной выгоде согласно п. 2 ст. 15 ГК относят неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено. В деликтных обязательствах это может быть утраченный вследствие травмы или увечья заработок; в случае смерти гражданина его иждивенцы утрачивают заработок или иной доход потерпевшего, который они получали или имели право получать при его жизни.

Лицо, ответственное за причинение вреда, обязано возместить его в натуре (предоставить вещь того же рода и качества, исправить (починить) поврежденную вещь и т.п.) или возместить причиненные убытки.

Бремя доказывания самого факта наступления убытков и их размера возлагается на потерпевшего.

имущественного вреда и не предусматривало компенсации морального вреда в имущественной форме. Считалось, что потерпевший может требовать наказания лица, причинившего ему страдания, переживания, душевную боль и т.п., в уголовном или административном порядке, но не может требовать их денежной компенсации. В работах многих ученых-цивилистов настойчиво высказывались предложения предусмотреть в определенных случаях возмещение и морального вреда. Эта задача получила решение лишь в 90-х гг. – в отдельных законах, а затем в ГК (ст. 151, 1099-1101).

Самостоятельное значение имеет понятие “моральный вред”. С причинением вреда как правонарушением могут быть связаны не только имущественные последствия, но также последствия, не имеющие денежной оценки либо имеющие незначительную стоимость.

Например, один человек по грубой небрежности уничтожил письма и фотографии, которые принадлежали другому человеку и были очень дороги для него как память. Денежной ценности эти письма и фотографии практически не имели, но их утрата была связана с глубокими переживаниями и страданиями их собственника, которому в данном случае был нанесен моральный вред.

. Моральный вред рассматривается законодательством как физические или нравственные страдания (ст. 151 ГК)..

Моральный вред подлежит компенсации гражданам, если он является результатом нарушения личных неимущественных прав или нематериальных благ. При нарушении имущественных прав моральный вред подлежит компенсации лишь в случаях, специально предусмотренных законом. Случаи компенсации морального вреда предусматривают Федеральный закон от 7 февраля 1992 г. “О защите прав потребителей”, Федеральный закон от 24 ноября 1996 г. “Об основах туристской деятельности в Российской Федерации”, Федеральный закон от 13 марта 2006 г. “О рекламе”.

Моральный вред является самостоятельным последствием нарушения прав граждан, поэтому он может компенсироваться самостоятельно, независимо от наличия имущественного вреда или вместе с имущественным вредом.

Моральный вред по общему правилу компенсируется при наличии вины причинителя. Из этого общего правила в настоящее время есть три исключения, при которых компенсация морального вреда возможна независимо от вины причинителя. Это причинение вреда жизни и здоровью гражданина источником повышенной опасности (ст. 1079 ГК); причинение вреда гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписку о невыезде, незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного ареста (ст. 1070 ГК); причинение вреда в связи с посягательством на честь, достоинство и деловую репутацию гражданина. Возможно установление законом и иных случаев компенсации морального вреда независимо от вины.

Моральный вред в соответствии с законодательством может компенсироваться только в денежной форме, взыскиваемой судом единовременно. Определение размера компенсации морального вреда относится к компетенции суда. Пункт 2 ст. 151 ГК называет два критерия определения размера компенсации морального вреда: степень вины нарушителя и степень физических или нравственных страданий потерпевшего, связанных с индивидуальными особенностями лица. Суд принимает во внимание и иные заслуживающие внимания обстоятельства, например имущественное положение виновного лица. При определении размера компенсации морального вреда должны также учитываться требования разумности и справедливости (п. 2 ст. 1101 ГК). Следует признать, что оценить моральный вред в денежной форме достаточно сложно, поскольку он не поддается точной материальной оценке.

Очень непростым, вызывающим многочисленные споры является вопрос о возможности компенсации морального вреда юридическим лицам. Позиция Верховного Суда РФ о возможности компенсации морального вреда юридическим лицам изложена в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 3 “О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц”, в котором указано, что правило о возмещении убытков и морального вреда “применяется и к защите деловой репутации юридических лиц” (п. 7 ст. 152 ГК). Поэтому “правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, применяются и в случае распространения таких сведений в отношении юридического лица” (п. 15).

Позиция Высшего Арбитражного Суда РФ относительно возможности компенсации морального вреда юридическим лицам не столь однозначна, хотя следует признать, что в последнее время наметилась тенденция компенсации морального вреда юридическим лицам.

С развитием науки и техники появляются виды человеческой деятельности, создающие повышенный риск причинения вреда неопределенному кругу лиц в будущем. Поэтому в гражданском законодательстве появилась новая норма, направленная на предупреждение причинения вреда. Статья 1065 ГК устанавливает, что опасность причинения вреда в будущем может явиться основанием к иску о запрещении деятельности, создающей такую опасность. Поскольку в данном случае вред не наступил, а существует только возможность его наступления в будущем, говорить о возникновении деликтных обязательств нет оснований, можно говорить только об особом обязательстве, тесно связанном с деликтным обязательством.

В Гражданском кодексе в настоящее время предусмотрены две различные ситуации возникновения таких обязательств. В первом случае такое обязательство возникает самостоятельно, когда вреда еще нет и присутствует только опасность его возникновения. Поэтому лицо, которое осуществляет или намерено осуществить деятельность, создающую опасность причинения вреда в будущем, обязано приостановить или прекратить такую деятельность, а соответственно лица, для которых возникает угроза наступления вреда, в судебном порядке вправе требовать приостановления или прекращения потенциально опасной деятельности. Обязательство не является деликтным по существу, оно должно быть отнесено к охранительным, имеющим цель не допустить причинения вреда в будущем. Возможность применения к лицу, осуществляющему такую деятельность, запретительных или ограничительных мер гражданско-правового характера не является мерой гражданско-правовой ответственности, поскольку любая юридическая ответственность – это ответственность за совершённое правонарушение, а правонарушения еще нет.

Вторая ситуация предусмотрена п. 2 ст. 1065 ГК. Если причиненный вред является последствием эксплуатации предприятия, сооружения либо иной производственной деятельности, которая продолжает причинять вред или угрожает новым вредом, суд вправе обязать ответчика, помимо возмещения вреда, приостановить или прекратить соответствующую деятельность. Здесь уже существует деликтное обязательство, но наряду с ним возникает обязательство, направленное на предупреждение причинения вреда, имеющее иное содержание и влекущее иные последствия: возложение обязанности приостановить или прекратить соответствующую деятельность.

Суд может отказать в иске о приостановлении либо о прекращении соответствующей деятельности, лишь в случае если ее приостановление либо прекращение противоречит общественным интересам. Однако даже в случае отказа в приостановлении либо прекращении такой деятельности потерпевшие не лишаются права на возмещение причиненного этой деятельностью вреда.

Дата добавления: 2015-10-12 ; просмотров: 1217 . Нарушение авторских прав

В деликтных обязательствах вред является не только условием, но и мерой ответственности, поскольку по общему правилу именно размер вреда, а не степень вины причинителя определяет размер ответственности и позволяет обеспечить полное его возмещение.

Вред как условие деликтной ответственности

Рубрика: Гражданское право и процесс

Дата публикации: 26.05.2020

Статья просмотрена: 10 раз

При этом должно приниматься во внимание и имущественное положение потерпевшего.

Статья 1064 ГК РФ. Общие основания ответственности за причинение вреда

1. Вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.

Законом или договором может быть установлена обязанность причинителя вреда выплатить потерпевшим компенсацию сверх возмещения вреда. Законом может быть установлена обязанность лица, не являющегося причинителем вреда, выплатить потерпевшим компенсацию сверх возмещения вреда.

2. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.

3. Вред, причиненный правомерными действиями, подлежит возмещению в случаях, предусмотренных законом.

В возмещении вреда может быть отказано, если вред причинен по просьбе или с согласия потерпевшего, а действия причинителя вреда не нарушают нравственные принципы общества.

Под вредом в комментируемой статье понимается материальный ущерб, который выражается в уменьшении имущества потерпевшего в результате нарушения принадлежащего ему материального права и или умалении нематериального блага жизнь, здоровье человека и т.

Гражданско-правовой деликт

Гражданское право характеризует деликтные обязательства, как мы уже заметили, по определенным их признакам. Различают деликтные обязательства, вытекающие из договора и обязательства, — когда, например, нарушаются абсолютные права человека. То есть в этом случае, в отличие от договора, возникает и материальный вред, и моральный ущерб. Эти два элемента и подлежат компенсации как объект деликтных обязательств, основанный на принципе полноценного возмещения.

Санкции, описанные в законодательстве, относятся как к договорным, так и к внедоговорным взаимоотношениям. Хотя, как показывает практика, ответственность, связанная с договором, всегда вторична. Впрочем, карательные меры применяются лишь в случае правонарушения. Нанесенный же вред возмещается всегда.

Санкции, описанные в законодательстве, относятся как к договорным, так и к внедоговорным взаимоотношениям.

Основания и условия деликтной ответственности

Обязательства из причинения вреда (деликтные обязательства) являются одним из видов внедоговорных обязательств. В них потерпевший выступает в качестве кредитора, а причинитель – должника. Названные обязательства возникают между лицами, не состоявшими в договорных отношениях, хотя допускается их существование и междулицами, которые состоят в договорных отношениях, но причиненный вред не связан с нарушением договорных обязательств.

Содержанием деликтных обязательств выступает гражданско-правовая ответственность, т.е. претерпевание, несение известных тягот, дополнительного бремени, выступающее в качестве правового последствия за совершенное правонарушение.

Сущность деликтного обязательства обусловлена и его основными функциями – компенсационной (восстановительной) и охранительной.

Основанием возникновения деликтного обязательства и одновременно юридическим фактом, порождающим соответствующее правоотношение, является вред, причиненный личности или имуществу гражданина либо имуществу юридического лица.

Под вредом понимаются неблагоприятные для потерпевшего имущественные и неимущественные последствия.

Основной принцип обязательства вследствие причинения вреда заключается вполном возмещении вреда лицом, его причинившим. В литературе этот принципименуется генеральным деликтом, в соответствии с которым противоправность действияи виновность причинителя вреда презюмируются (предполагается). Системаобязательств базируется на принципе генерального деликта, который образует системуспециальных деликтов, регулирующих ответственность за вред, причиненный:

 несовершеннолетними и недееспособными лицами;

 источником повышенной опасности;

 жизни и здоровью гражданина;

 вследствие недостатков товаров, работ и услуг.

Причинение вреда другому лицу названо одним из оснований возникновения гражданских прав и обязанностей в ст.8 ГК РФ в совокупности со следующими условиями, образующими деликт (гражданское правонарушение):

1) Противоправность действия (бездействие)– действия всегда презюмируются противоправными, если они влекут причинение вреда. Противоправность действия (бездействие) как условие возникновения деликтной ответственности выражается в нарушении причинителем вреда одновременно, нормы права и субъективного права потерпевшего. Принцип генерального деликта исходит из следующего правила: всякое причинение вреда противоправно, если законом не установлено иное. Например, правомерным и не подлежащим возмещению является вред, возникший при исполнении предусмотренных законом обязанностей по тушению пожара.

2) Причинно-следственная связь между действием (бездействием) и наступившим результатом (причинением вреда)предполагает, что а) деяние причинителяпо времени предшествует возникновению вреда; б) вред является следствием действий(бездействий) причинителя.

3) Вина причинителя – это отношение лица к своим делам и обязанностям.

Если лицо проявляет необходимую заботливость и осмотрительность, которую можно требовать от него с учетом характера обстановки, в которой оно находится и действует, то такого субъекта следует признать невиновным в причинении вреда. Однако это относится к случаю, когда речь идет о неосторожности. Вина в форме умысла заключается в намеренных действиях либо бездействии, направленных на причинение имущественного вреда другому лицу.

В соответствии с п.2 ст.1064 ГК РФ лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Это значит, что вина лица, причинившего вред, предполагается – закон исходит из презумпции его вины и освобождает потерпевшего от доказывания вины причинителя вреда. Выделяется несколько форм вины: умысел, неосторожность, грубая небрежность и др. Однако нормы о деликтной ответственности, в отличие от уголовной ответственности, по общему правилу не придают значения тяжести или степени вины при определении размера вреда, подлежащего возмещению.

Умыселимеет место, когда лицо сознательно допускает или желает наступления неблагоприятных последствий в виде причинения вреда.

Неосторожность– это принятие лицом всех мер для предотвращения причинения вреда при той степени заботливости и осмотрительности, которая от него требовалась с учетом характера обстановки, в которой оно находилось или осуществляло свою деятельность.

Грубая неосторожность– это непростительное нарушение простейших, элементарных требований заботливости и осмотрительности, известных каждому (нарушение очевидных общеизвестных правил поведения, например, пересечение водителем транспортного средства перекрестка на запрещающий сигнал светофора).

Необходимо учитывать, что в ряде случаев ответственность наступает независимо от вины – так называемая «безвиновная» ответственность (ст.1079 ГК РФ).

Существуют основания освобождения лица от возмещения причиненного им вреда:

1) необходимая оборона (ст.1066 ГК РФ) – вред, причиненный в состоянии необходимой обороны, не подлежит возмещению, если при этом не были превышены ее пределы. При причинении вреда в состоянии необходимой обороны вред возмещается на общих основаниях (ст.1064 ГК РФ) только в случае превышения ее пределов. Размер возмещения определяется судом в зависимости от степени в зависимости от степени вины как причинителя вреда, так и потерпевшего, действиями которого было вызвано причинение вреда. При этом суд, приняв во внимание имущественное положение лица, причинившего вред, вправе уменьшить подлежащую взысканию сумму50;

2) крайняя необходимость (ст.1067 ГК РФ) – необходимость устранения опасности, угрожающей самому причинителю вреда или другим лицам, если эта опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена иными средствами. По общему правилу вред, причиненный в состоянии крайней необходимости, должен быть возмещен причинившим его лицом. Однако суд может возложить обязанность возмещения на третье лицо, в интересах которого действовал причинивший вред, либо освободить от возмещения вреда полностью или частично как это третье лицо, так и причинившего вред;

3) умысел потерпевшего (ст.1083 ГК РФ) – вред, возникший вследствие умысла потерпевшего, возмещению не подлежит, однако не допускается отказ в возмещении вреда при причинении вреда жизни или здоровью гражданина;

Читайте также:  Основы торговли на бирже для начинающих

4) состояние аффекта(временное, не исключающее дееспособности гражданина состояние, при котором он не может понимать значения своих действий или руководить ими) – гражданин, причинивший вред в таком состоянии, не отвечает за причиненный им Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 N 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина».

Если вред причинен жизни или здоровью потерпевшего, суд может с учетом имущественного положения потерпевшего и причинителя вреда, а также других обстоятельств возложить обязанность по возмещению вреда полностью или частично на причинителя вреда. Причинитель вреда не освобождается от ответственности, если сам привел себя в состояние, в котором не мог понимать значения своих действий или руководить ими, – употреблением спиртных напитков, наркотических средств или иным способом.

Субъектами деликтного обязательстваявляются две стороны: должник – причинитель (делинквент) и кредитор – потерпевший.

Потерпевшим может выступать любое лицо вне зависимости от его правоспособности и дееспособности – физические и юридические лица, государство, муниципальные образования. Согласно п.1 ст.1064 ГК гражданин признается потерпевшим, если вред причинен его личности или имуществу, а юридическое лицо – если вред причинен его имуществу.

Причинителем также может являться любой субъект гражданского права, однако не всегда возмещение вреда осуществляется непосредственным причинителем – для выступления в качестве стороны деликтного обязательства необходимо обладать определённым уровнем правоспособности и дееспособности (деликтоспособностью).

Гражданское законодательство содержит ряд случаев, когда должником в деликтном обязательстве выступает не сам причинитель, а другое лицо:

1) ответственность за вред, причиненный работником юридического лица или гражданина, а также участниками (членами) хозяйственных товариществ и производственных кооперативов при осуществлении предпринимательской, производственной или иной деятельности товарищества или кооператива в соответствии с ГК РФ несёт юридическое лицо либо гражданин.

При этом работниками признаются граждане, выполняющие работу на основании трудового договора (контракта), а также граждане, выполняющие работу по гражданско-правовому договору, если при этом они действовали или должны были действовать по заданию соответствующего юридического лица или гражданина и под его контролем за ведением работ. Работодатель, выступая должником по деликтному обязательству, обладает право регрессного требования к непосредственному виновнику о возмещении выплаченных сумм. Для правильной оценки действий работника, причинившего вред, и установления характера отношений работника и работодателя необходимо учитывать приоритет норм трудового законодательства. В случае, когда сведения были распространены работником в связи с осуществлением профессиональной деятельности от имени организации, в которой он работает (например, в служебной характеристике), надлежащим ответчиком в соответствии со ст.1068 ГК РФ является юридическое лицо, работником которого распространены такие сведения;

2) вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами вред возмещается за счет соответственно казны РФ, казны субъекта РФ или казны муниципального образования (ст.1069 ГК РФ).

Состав условий гражданско-правовой ответственности за вред. Причиненный публичной властью, отличен от генерального деликта характером противоправности действий (бездействий) органов власти:

 противоправность выражается в незаконности акта или иного проявления власти;

 бремя доказывания противоправности действий публичной власти лежит на потерпевшем (исключение из общего правила деликтной ответственности).

Поскольку акты органов публичной власти по определению предполагаются законными, для возникновения ответственности необходимо предварительное судебное признание таких актов недействительными. Под действиями органов власти понимаются правовые акты, постановления, приказы и т.д., бездействие выражается в неисполнении органами и должностными лицами возложенных на них обязанностей.

При этом следует иметь ввиду, тот факт, что ненормативный правовой акт не был признан в судебном порядке недействительным, а решения или действия (бездействие) государственного органа – незаконными, само по себе не является основанием для отказа в иске о возмещении вреда, причиненного таким актом, решением или действиями (бездействием). В этом случае суд оценивает законность соответствующего ненормативного акта, решения или действий (бездействия) государственного или муниципального органа (должностного лица) при рассмотрении иска о возмещении вреда;

3) ответственность за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда. Ответственность по данному основанию имеет существенные особенности:

 ГК РФ ограничил субъектный состав причинителей вреда, указав только правоохранительные и судебные органы;

 исчерпывающе определен перечень незаконных вредоносных действий;

 незаконность действий правоохранительных органов, причинивших вред гражданину, должна быть доказана вступившим в силу оправдательным приговором, прекращением уголовного или административного дела по реабилитирующим потерпевшего основаниям

Ответственность правоохранительных органов выражается в возмещении вреда в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда;

4)юридическое лицо или гражданин, застраховавшие свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего, возмещают вред только в случае, когда суммы страхового возмещения недостаточно для полного возмещения причиненного вреда, при этом они возмещают разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба (ст.1072 ГК РФ). Указанная диспозиция содержится в актах судебного толкования;

5) ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте до 14-ти лет несут родители (усыновители) или опекуны (организация для детей- сирот и детей, оставшихся без попечения родителей), если не докажут, что вред возник не по их вине. Также ответственность может быть возложена на образовательную, медицинскую или иную организацию, либо на лицо, обязанное осуществлять надзор за малолетним на основании договора, если указанные лица не докажут, что вред возник не по их вине при осуществлении надзора.

Для всех вышеуказанных лиц вина носит самостоятельный, отличный от вины самого малолетнего, характер и заключается в ненадлежащем осуществлении надзора.

Обязанность лица по возмещению вреда не прекращается с достижением малолетним совершеннолетия или получением им имущества, достаточного для возмещения вреда.

Однако если должник умер или не имеет достаточных средств для возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего, а сам причинитель вреда, ставший полностью дееспособным, обладает такими средствами, суд с учетом имущественного положения потерпевшего и причинителя вреда, а также других обстоятельств вправе принять решение о возмещении вреда полностью или частично за счет самого причинителя вреда (ст.1073 ГК РФ);

6) вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте от четырнадцати до 18-ти лет, возмещается несовершеннолетним самостоятельно на общих основаниях (ст.1074 ГК РФ). Если у несовершеннолетнего нет имущества для возмещения вреда, вред должен быть возмещен полностью или в недостающей части его родителями (усыновителями) или попечителем (организацией для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей), если они не докажут, что вред возник не по их вине. Вина указанных лиц заключается в ненадлежащем воспитании несовершеннолетнего и отсутствии необходимого надзора. Обязанность родителей (усыновителей), попечителя и соответствующей организации по возмещению вреда, причиненного несовершеннолетним, прекращается по достижении причинителем совершеннолетия либо в случаях, когда у него до достижения совершеннолетия появились доходы или иное имущество, достаточные для возмещения вреда, либо когда он до достижения совершеннолетия приобрел дееспособность. Суд может возложить ответственность за вред, причиненный несовершеннолетним ребенком, на его родителя, лишенного родительских прав, в течение трех лет после лишения родителя родительских прав, если поведение ребенка, повлекшее причинение вреда, стало следствием ненадлежащего осуществления родительских обязанностей;

7) вред, причиненный гражданином, признанным недееспособным, возмещают его опекун или организация, обязанная осуществлять за ним надзор, если они не докажут, что вред возник не по их вине. Аналогичное правило применяется, если вред причинен лицом, которое не могло понимать значения своих действий или руководить ими вследствие психического расстройства. При этом обязанность возместить вред может быть возложена судом на проживающих совместно с этим лицом его трудоспособных супруга, родителей, совершеннолетних детей, которые знали о психическом расстройстве причинителя вреда, но не ставили вопрос о признании его недееспособным (п.3 ст.1078 ГК РФ);

8) ответственность за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих (ст.1079 ГК РФ). Сущность этого обязательства заключается в том, что юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих, обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности. Главная особенность данного вида деликтной ответственности заключается в том, что обязательство за вред, причиненный источником повышенной опасности, возникает у владельца независимо от наличия или отсутствия его вины.

Работодатель, выступая должником по деликтному обязательству, обладает право регрессного требования к непосредственному виновнику о возмещении выплаченных сумм.

2. Вред как основание деликтной ответственности

Вред (наличие вреда) является непременным, обязательным основанием деликтной ответственности. При отсутствии вреда вопрос о деликтной ответственности возникнуть не может22.

Под вредом как основанием деликтной ответственности понимаются неблагоприятные для субъекта гражданского права имущест-венные или неимущественные последствия, возникшие в результате повреждения или уничтожения принадлежащего ему имущества, а также в результате причинения увечья или смерти гражданину (физическому лицу).

Как указывается в п.

Причинение вреда имуществу (имущественный вред) означает нарушение имущественной сферы лица в форме уменьшения его имущественных благ либо умаления их ценности. Иногда имущественный вред определяют как разность между материальным положением потерпевшего до причинения вреда и после23 .

В случае причинения вреда личности объектом правонарушения являются нематериальные блага — жизнь и здоровье человека. Но при возникновении обязательства из причинения такого вреда принимаются во внимание главным образом имущественные последствия, т.е. возмещению подлежит имущественный вред. Лишь в случаях, предусмотренных законом, допускается также компенсация морального вреда (п. 1 ст. 151, п. 2 ст. 1099 ГК). Например, при повреждении здоровья гражданина вред выражается в утрате потерпевшим заработка, в расходах на лечение, уход и т.п. Но наряду с этим, т.е. независимо от возмещения имущественного вреда, возможна и компенсация морального вреда (п. 3 ст. 1099 ГК).

Имущественный вред нередко именуется ущербом. Например, в Конституции РФ закреплено право гражданина на возмещение ущерба. ГК последовательно употребляет термин «вред». Однако иногда встречается и слово «ущерб». Например, в ст. 1088 предусмотрено возмещение лицам, понесшим ущерб в результате смерти кормильца. В литературе (со ссылкой на словарь синонимов русского языка) отмечается, что слово «ущерб» является синонимом слова «вред»24.

С понятиями «вред», «ущерб» соприкасается понятие «убыток». Убытком называется вред (ущерб), выраженный в деньгах. Таким образом, убыток — это денежная оценка имущественного вреда.

Самостоятельное значение имеет понятие «моральный вред». С причинением вреда как правонарушением могут быть связаны не только имущественные последствия, но также последствия, не имеющие денежной оценки либо имеющие незначительную стоимость.

20 См.: Тархов В.А. Ответственность по советскому гражданскому праву. Саратов, 1973. С. 33.

21 См., например: Белякова А.М. Имущественная ответственность за причинение вреда. М., 1979. С. 7, 27; Смирнов В.Т., Собчак А.А. Указ. соч. С. 31; Советское гражданское право / Под ред. О.А. Красавчикова. С. 353. В.В. Витрянский к числу условий гражданскоправовой ответственности также относит наличие убытков (вреда), которые он обобщает в понятии «негативные последствия в имущественной сфере лица, чьи права нарушены» (см.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 570, 574). Можно отметить, что некоторые авторы не относят вред к условиям ответственности (см.: Иоффе О.С. Обязательственное право. С. 798).

22 См.: Белякова А.М. Гражданско-правовая ответственность за причинение вреда (теория и практика). Дис. … докт. юрид. наук. М., 1987. С. 19.

23 См.: Малеин Н.С. Возмещение вреда, причиненного личности. М, 1965. С. 9.

24 См.: Тархов В.А.

Например, один человек по грубой небрежности уничтожил письма и фотографии, которые принадлежали другому человеку и были очень дороги для него как память. Денежной ценности эти письма и фотографии практически не имели, но их утрата была связана с глубокими переживаниями и страданиями их собственника, которому в данном случае был нанесен моральный вред.

Наше законодательство в период существования СССР знало лишь понятие имущественного вреда и не предусматривало компенсации морального вреда в имущественной форме. Считалось, что потерпевший может требовать наказания лица, причинившего ему страдания, переживания, душевную боль и т.п., в уголовном или административном порядке, но не может требовать их денежной компенсации. В работах многих ученыхцивилистов настойчиво высказывались предложения предусмотреть в определенных случаях возмещение и морального вреда25. Эта задача получила решение лишь в 90х гг. — в отдельных законах26, а затем в ГК (ст. 151, 1099—1101).

Моральный вред — это физические или нравственные страдания, причиненные гражданину действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага27 .

Такой вред подлежит компенсации по решению суда независимо от того, был ли одновременно причинен указанными действиями имущественный вред. Если же в результате совершения действий (бездействия) произошло нарушение имущественных прав гражданина, то возникший при этом моральный вред подлежит возмещению только в случаях, предусмотренных законом.

Иски о компенсации морального вреда стали в последние годы весьма частым явлением.При этом нередко заявляются требования о взыскании огромных сумм за «страдания», «переживания» и «душевные муки». В большинстве случаев подобные требования по сути своей безнравственны. В целях совершенствования действующих правил о компенсации морального вреда можно предложить следующие меры. Во-первых, взыскивать (при наличии предусмотренных законом условий) в пользу потерпевшего не более пятикратного размера минимальной оплаты труда. Во-вторых, взыскивать с нарушителя дополнительно, с учетом степени его вины, денежную сумму, определенную судом, в пользу местной администрации в целях использования таких сумм на финансирование учреждений для больных детей, домов престарелых и т.п.

Исследователи гражданского права зарубежных стран отмечают, что уплата денег в виде «утешения» все больше рассматривается зарубежными авторами как «моральное унижение», а в судах наблюдается отход от практики возмещения морального вреда. Суды нередко ограничиваются присуждением символического возмещения, что означает порицание действий правонарушителя без уплаты потерпевшему больших (или значительных) сумм в оплату его страданий, переживаний и т.п.28

Во-вторых, взыскивать с нарушителя дополнительно, с учетом степени его вины, денежную сумму, определенную судом, в пользу местной администрации в целях использования таких сумм на финансирование учреждений для больных детей, домов престарелых и т.

Деликт и вина

1. Деликтные обязательства

Обязательства возникают в том числе вследствие причинения вреда (п. 2 ст. 307 ГК РФ).

Согласно п. 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

При этом положения ст. 1064 ГК РФ не следует толковать ограничительно. Так, в частности:

– вред может быть причинен любому имуществу, которым могут быть как вещи, так и имущественные права [1] ;

– деликтная ответственность может наступить в связи с двойным отчуждением вещи [2] ;

– допускается возмещение юридическому лицу нематериального (репутационного) вреда [3] .

По общему правилу, обязательство вследствие причинения вреда возникает при наличии совокупности следующих условий:

– противоправность поведения причинителя вреда,

– причинно-следственная связь между противоправным поведением причинителя вреда и наступлением вреда,

– вина причинителя вреда.

На данный состав неоднократно указывал и продолжает указывать Конституционный Суд РФ [4] .

Можно сказать, что условия возникновения деликтного обязательства и условия ответственности за причиненный вред совпадают, обязательство вследствие причинения вреда имеет своим содержанием ответственность за причиненный вред.

Наличие условий возникновения деликтного обязательства должен доказать потерпевший (ч. 1 ст. 56 ГПК РФ/ч. 1 ст. 65 АПК РФ), при этом в силу п. 2 ст. 1064 ГК РФ наличие вины причинителя вреда презюмируется (о противоправности поведения причинителя вреда чуть далее).

«По общему правилу» – так как существуют исключения. К примеру, обязанность возмещения вреда может быть возложена законом на лицо, не являющееся причинителем вреда (абз. 2 п. 1 ст. 1064 ГК РФ); в случаях, предусмотренных законом, подлежит возмещению вред, причиненный правомерными действиями (абз. 1 п. 3 ст. 1064 ГК РФ).

В соответствии со ст. 1082 ГК РФ способов возмещения вреда два: 1) возместить вред в натуре или 2) возместить причиненные убытки.

Говоря о возмещении причиненных убытков, истец дополнительно столкнется с обязанностью доказать их размер. Однако необходимо отметить, что в настоящее время это не должно вызывать существенных затруднений: размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности; в удовлетворении требования о возмещении убытков не может быть отказано только на том основании, что их точный размер невозможно установить [5] .

Довольно странно, конечно, что положение п. 5 ст. 393 ГК РФ решили разместить именно среди норм гл. 25 ГК РФ, регулирующих ответственность за нарушение обязательств, но, благо, Верховный Суд РФ более чем прямо указал на применение этого подхода и при возмещении убытков за причинение вреда.

2. Принцип генерального деликта

В широком смысле все деликтное право по признаку его систематизации условно может быть разделено на два больших пласта: 1) централизованное (унитарное) деликтное право, в основе которого лежит принцип генерального деликта; 2) децентрализованное (плюралистическое) деликтное право, исходящее из существования лишь отдельных видов правонарушений, при отсутствии общего принципа, который дал бы возможность определить признаки гражданского правонарушения. При этом некоторые юрисдикции могут быть отнесены к системам смешанного деликтного права [6] .

Принято считать, что в нашем праве принцип генерального деликта выражен в п. 1 ст. 1064 ГК РФ: «подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред» [7] .

Во Франции принцип генерального деликта выражен более явно: любое действие человека, причиняющее другому вред, обязывает лицо, виновное в его причинении, этот вред возместить (ст. 1382 ФГК).

То есть согласно принципу генерального деликта само по себе причинение вреда уже может служить основанием возникновения деликтного обязательства (в отличие от сингулярных деликтов, в которых ответственность предусмотрена за отдельные виды деликтов с конкретными фактическими составами [8] ).

Встречается позиция, согласно которой в объем понятия «генеральный деликт» входят все условия ответственности за причиненный вред (в том числе и вина), но мне ближе позиция, согласно которой принцип генерального деликта означает только то, что всякое причинение вреда презюмируется противоправным [9] . Из этого исходил и Высший Арбитражный Суд РФ [10] .

3. Вина в гражданском праве

ГК РФ выделяет следующие формы вины: умысел и неосторожность. Неосторожность, в свою очередь, разделяется на простую и грубую.

При этом ГК РФ не содержит определение понятия вины, но абз. 2 п. 1 ст. 401 ГК РФ позволяет его сформулировать через определение понятия невиновности: вина состоит в непроявлении должником той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота [11] .

Такое определение вины как условия гражданско-правовой ответственности за нарушение обязательства позволяет для соответствующих случаев отграничить ее от уголовно-правовых взглядов. Последние, как известно, определяют вину как предполагаемое психическое отношение лица к своим действиям и их последствиям.

Таким образом, вина переводится из области труднодоказуемых субъективных психических ощущений конкретного человека в область объективно возможного поведения участников имущественных отношений, где их реальное поведение сопоставляется с определенным масштабом должного поведения [12] .

Некоторые коллеги, кстати, небезосновательно отмечают (Репин Р.Р.), что «психологический» и «объективный подход» – это все об одном и том же, но разными словами. Полагаю, что в отношении неосторожности это действительно весьма близко к истине (развеять сомнения поможет текст ст. 26 УК РФ). Относительно же умысла вопрос чуть тоньше.

4. Различие форм вины

Исходя из текста абз. 2 п. 1 ст. 401 ГК РФ, поведение лица сопоставляется с определенным масштабом должного поведения как применительно к неосторожности, так и к умыслу.

Это подтверждает и Верховный Суд РФ: в обоснование отсутствия умысла должником, ответственность которого устранена или ограничена соглашением сторон, могут быть представлены доказательства того, что им проявлена хотя бы минимальная степень заботливости и осмотрительности при исполнении обязательства [13] .

Однако ГК РФ не раскрывает сами понятия умысла и неосторожности, не определяет границу между простой и грубой неосторожностью.

С одной стороны, это, по сути, не является проблемой, так как в гражданском праве различие форм вины редко имеет юридическое значение – для наступления ответственности в подавляющем большинстве случаев достаточно наличия любой формы вины.

То есть в гражданских правоотношениях, по сути, значение имеет не вина как условие ответственности, а доказываемое делинквентом отсутствие вины как основание его освобождения от ответственности.

С другой стороны, ГК РФ содержит немало положений, которые указывают именно на определенные формы вины: п. 3 ст. 401 ГК РФ, п. 1 ст. 693 ГК РФ, п. 4 ст. 720 ГК РФ, etc .

И даже Конституционный Суд РФ не смог сформулировать некие (хотя бы совсем уж ориентировочные) критерии, для отграничения простой неосторожности от грубой. Ограничился следующим: «[в]опрос же о том, является ли неосторожность потерпевшего грубой небрежностью или простой неосмотрительностью, не влияющей на размер возмещения вреда, разрешается в каждом случае судом с учетом конкретных обстоятельств. При этом, применяя общее правовое предписание к конкретным обстоятельствам дела, судья принимает решение в пределах предоставленной ему законом свободы усмотрения, что также не может рассматриваться как нарушение каких-либо конституционных прав и свобод гражданина» [14] .

Чего уж говорить о разграничении умысла и грубой неосторожности.

На мой взгляд, если рассматривать вину как условие ответственности за нарушение обязательств, вполне разумна позиция, озвученная на одном из НКС М-Логос Ширвиндтом А.М.: когда мы боимся разрушить границу между умыслом и грубой неосторожностью, мы исходим из ложной посылки, что она есть.

Отделение же простой неосторожности от грубой/умысла – это вопрос конкретных обстоятельств конкретного дела и применение судом критерия «существенность».

5. Умысел делинквента

Применительно к вопросу о вине как условию возникновения деликтного обязательства нельзя не отметить постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина».

Так, в п. 23 данного постановления разъяснено: «[п]од умыслом потерпевшего понимается такое его противоправное поведение, при котором потерпевший не только предвидит, но и желает либо сознательно допускает наступление вредного результата (например, суицид)».

Такой взгляд на умысел практически идентичен положениям ст. 25 УК РФ, раскрывающим соответствующее понятие в уголовном праве.

Следовательно, умысел потерпевшего в рамках деликтной ответственности следует понимать именно как психическое отношение лица к деянию и его последствиям.

Возникает вопрос: следует ли аналогично, через установление психического отношения лица, определять наличие умысла у причинителя вреда (к примеру, при применении п. 3 ст. 1083 ГК РФ) и отделять умысел и грубую неосторожность в рамках деликтной ответственности?

[1] Гутников О.В. Деликтная ответственность за нарушение относительных прав: перспективы развития в российском праве // Закон. 2017. № 1.

[2] Определение Верховного Суда РФ от 22.05.2017 № 303-ЭС16-19319.

[3] Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17.07.2012 № 17528/11, определение Верховного Суда РФ от 18.11.2016 № 307-ЭС16-8923.

[4] Постановления Конституционного Суда РФ от 07.04.2015 № 7-П, от 15.07.2009 № 13-П, определения Конституционного Суда РФ от 18.07.2017 № 1655-О, от 19.07.2016 № 1580-О.

[5] П. 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», п. 9 обзора судебной практики Верховного Суда РФ № 2 (2016), утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 06.07.2016, п. 84 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.11.2015 № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства».

[6] Деликтные обязательства и деликтная ответственность в английском, немецком и французском праве: учебное пособие / отв. ред. М.А. Егорова. М.: Юстицинформ, 2017.

[7] Российское гражданское право: учебник: в 2 т. / отв. ред. Е.А. Суханов. 2-е изд., стереотип. М.: Статут, 2011. Т. 2; Гражданское право: учебник: в 2 т. / под ред. Б.М. Гонгало. М.: Статут, 2016. Т. 2.

[8] Пятин С.Ю. Гражданское и торговое право зарубежных стран. М.: Дашков и К, 2008.

[9] Кузнецова Л.В. Спорные вопросы деликтной ответственности // Меры обеспечения и меры ответственности в гражданском праве: сборник статей / рук. авт. кол. и отв. ред. М.А. Рожкова. М.: Статут, 2010.

[10] Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 27.07.2010 № 4515/10.

Читайте также:  Что делать, если лифт в плохом состоянии

[11] Байбак В.В. Общие условия ответственности за нарушение обязательств в ст. 401 ГК РФ: старые правила в новом контексте // Закон. 2016. № 10.

[12] Российское гражданское право: учебник: в 2 т. / отв. ред. Е.А. Суханов. 2-е изд., стереотип. М.: Статут, 2011. Т. 1.

[13] Абз. 2 п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств».

[14] Определение Конституционного Суда РФ от 21.02.2008 № 120-О-О.

84 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.

Вред как основание деликтной ответственности

  • Главная
  • Поиск
  • О проекте
  • Связь

4.2. Строгая деликтная ответственность

Строгой ответственностью (strict liability) в английской правовой традиции считается ответственность, которая наступает не только в отсутствие вины ответчика, но и при причинении вреда третьими лицами. При строгой ответственности ответчику разрешается ссылаться на извинительные обстоятельства. С учетом этих признаков к деликтам строгой ответственности в английском праве относятся: вред, причиняемый нарушением неприкосновенности личности (trespass); клевета (defamation); присвоение чужого имущества (conversion); неисполнение обязанности, возложенной законом (breach of statutory duty); а также деликты, образуемые вредом, причиненным другим (vicarious liability), и вред, причиненный недостатками товаров (product liability).
Истцам по деликтам строгой ответственности не требуется доказывать вину ответчика – ни умышленную, ни неосторожную. Поскольку по деликтам строгой ответственности истцам легче получить возмещение, эта ответственность в английском праве получила название строгой. Строгой такая ответственность оказывается потому, что истцу требуется меньше доказывать с тем, чтобы убедить суд в том, что ответчик обязан представить ему возмещение. По деликтам строгой ответственности истцу необходимо доказать, что ответчик совершил какие-либо действия (бездействие), которыми было нарушено его право, а виновно или нет были совершены такие действия, значения не имеет. В отличие от абсолютной ответственности строгая ответственность допускает ответчику ссылаться на извинительные обстоятельства.
Вообще говоря, деликтная ответственность, игнорирующая вину причинителя вреда, не является типичной для английского права. В большей мере строгая ответственность характерна для договорной формы гражданско-правовой ответственности. Применительно к сфере деликтной ответственности данная доктрина строгой ответственности находит довольно ограниченное применение. Наиболее популярным примером строгой ответственности в английском общем праве служит ответственность по искам из деликта, получившего название “Райлэндз против Флетчера” (1869).
Чаще всего строгая ответственность в английском праве вводится на основании положений законодательства. Предусмотренные законодательством основания строгой ответственности дополняют те, которые были выработаны методом активной казуистики и получили обобщенное название “общее право”.
В основном деликтная ответственность из закона касается ответственности за вред, причиненный при использовании источников повышенной опасности (летательные аппараты, ядерные материалы, перевозка нефти, опасные животные и т.п.), а также ответственности за вред, причиненный на производстве. В таких случаях многое зависит от толкования тех терминов и понятий, которые используются в соответствующих законодательных актах. К тому же следует помнить, что в английском праве законы никогда не применяются по аналогии, т.е. к тем случаям, которые прямо в них не предусмотрены.
Рассматривая вопрос об ответственности на началах объективного вменения (строгая ответственность), следует также учитывать, что в английском праве отсутствуют нормы, которыми бы запрещалось причинение вреда как такового, как это имеет место, например, в российском праве. Напротив, ответственность наступает лишь в тех случаях, когда причинен вред, защита от которого обеспечена соответствующей исковой формой. Это же рассматривается как основание деликтной ответственности. Иными словами, в английском праве сохраняет свое значение принцип римского права damnum sine injuria, согласно которому нет вреда без исковой защиты. Вследствие этого причиненный вред (физический, материальный, экономический и иные убытки, понесенные потерпевшим) в отсутствие основания деликтной ответственности не признается вредом в юридическом смысле, а значит, и возмещение такого вреда не обеспечивается государством. Так, в юрисдикции английского права невозможно судиться из-за убытков, возникших у потерпевшего вследствие нормальной конкуренции в экономической сфере деятельности.
В некоторых случаях отсутствие четко определенной границы между деликтной (внедоговорной) и договорной (контрактной) ответственностью затрудняет получение возмещения за причиненный вред, поскольку исход дела зависит от выбора исковой формы. Причем общего принципа, в силу которого можно было бы предвидеть преимущества той или другой формы, судебная практика не выработала.
При известных обстоятельствах конструкция договорной ответственности оказывается для истца более выгодной. Так, контрактное право не исключает ответственность без вины (strict liability), которая может предусматриваться сторонами. Например, в рамках контрактных отношений такую ответственность несет врач при неудачном лечении вне зависимости от вины, тогда как деликтная ответственность врача потребует доказательств его вины. На началах объективного вменения, кроме того, исключается внедоговорная ответственность органов власти на местном уровне и благотворительных обществ, тогда как их договорная ответственность по нормам контрактного права вполне возможна.
В большинстве случаев деликтная форма ответственности предоставляет потерпевшему (истцу) большие преимущества. Возмещение вреда путем деликтного иска представляется более выгодным хотя бы потому, что размер возмещения при этом, как правило, будет больше, чем при других формах ответственности.
Согласно норме контрактного права, установленной в прецеденте “Хэдли против Бэксендейла” (1854), сторона, нарушившая условия договора, несет ответственность за тот ущерб, наступление которого стороны контракта могли предвидеть, но не несет ответственность за те последствия, которые нельзя было предвидеть, исходя из той информации, которой они располагали . На деликтные иски эти ограничения не распространяются. Поэтому защита по таким делам возможна в пределах фактически причиненного вреда. Строгая ответственность (strict liability) является не чем иным, как ответственностью на началах объективного вменения. Ответственности на началах объективного вменения противостоит ответственность на началах виновного вменения.
——————————–
Hadley v. Baxandale (1854) 9 Exch 341.

Для английского права ответственность на началах объективного вменения (строгая ответственность), как мы это видели выше, не является характерной, однако она не исключается. Так, на началах объективного вменения возможна ответственность из причинения вреда по искам, которые в английском праве, как это уже отмечалось выше, получили свое название по делу “Райлэндз против Флетчера”. Такие иски в английском деликтном праве предназначены для возмещения вреда, вызванного протечкой воды или других субстанций с территории ответчика при отсутствии даже его неосторожной вины, в том случае, когда ответчик накопил или разместил их в количествах, выходящих за пределы общепринятого и разумного, а также для возмещения вреда, причиненного разведенным огнем или другими источниками повышенной опасности, строениями, находящимися в аварийном состоянии, и т.п.
Ограничения ответственности на началах объективного вменения за вред, наступивший вследствие неосторожного обращения с огнем, в английском праве предусматривались с давних пор, во всяком случае, они были известны задолго до формирования прецедентной нормы в рамках дела “Райлэндз против Флетчера”.
В Средние века вина ответчика в причинении вреда при пожарах трактовалась достаточно своеобразно. В исковом заявлении, например, считалось достаточным указать на то, что “вред был причинен огнем, который развел ответчик”. Это и была вина в средневековом понимании. В то же время, несмотря на то что в английском общем праве общепринятым считается положение, согласно которому за вред, причиненный огнем, ответственность несет тот, кто его разжег, так было далеко не во всех случаях.
Первые свидетельства об ограничении ответственности на началах объективного вменения за вред, причиненный неосторожным обращением с огнем, обычно связывают с делом “Белью против Финглама” (1401) . В этом деле было решено, что тот, кто из-за неосторожности не смог предупредить распространение разожженного им огня на соседские постройки, несет ответственность в соответствии с нормами права и обычаями королевства. Можно лишь догадываться о том, что принималось за вину в таких случаях, однако ответственность того, кто разжег огонь, исключалась в том случае, если к пожару привели не контролируемые ответчиком действия посторонних ему лиц (act of stranger). Например, огонь, от которого случился пожар, мог быть разведен лицом, нарушившим неприкосновенность чужого владения (trespasser), или пожар мог возникнуть из-за грозы (by the act of nature). В то же время владелец недвижимости отвечал за пожары, возникшие по вине его слуг, жены, приглашенных им гостей или подрядчика. Следует добавить, что эти правила касались и пожаров, возникших в жилище ответчика.
——————————–
Beaulieu v. Finglan (1401) in: Winfield and Jolowicz on Tort by W.V.H. Rogers. 20th ed. London: Sweet & Maxwell. 2010. P. 559.

Законами “О предупреждении пожаров (Лондон)” 1707 и 1774 гг. ответственность за вред, причиненный огнем, на началах объективного вменения фактически была устранена из английского права. Так, ст. 86 Закона 1774 года, действие которой распространялась не только на столицу, прямо запрещала судам принимать иски в тех случаях, когда имело место случайное возгорание “в доме, зале, кабинете, комнате, конюшне, хлеве, стойле, амбаре, а также в других помещениях или на территории ответчика”. На практике понятие случайного возгорания получило расширительное толкование. Оно было дано в решении по делу “Филитер против Фиппарда” (1847) . К случайному возгоранию относились пожары, возникшие не только вследствие неосторожности, непредвиденно, но и по причинам, которые не удавалось установить, а также при разжигании огня намеренно.
——————————–
Filliter v. Phippard (1847) 11 QB 347 in: Howarth, D.R., O’Sullivan, J.A. Hepple, Howarth and Matthews’ Tort: Cases and Materials. 5th ed. OUP UK, 2000. P. 842.

Если пожар возникал не вследствие умышленных действий с огнем или не вследствие неосторожности ответчика, а по иным причинам, деликтная ответственность исключалась. Одновременно это означало, что ответственность за вред, причиненный при пожаре, связывалась с виной ответчика.
Тем не менее законодательные нормы не освобождали от ответственности тех ответчиков, которые разводили огонь правомерно, но по неосторожности допускали его распространение.
Так, в деле “Мусгрове против Панделиса” (1919) суд исходил из того, что истцу принадлежали жилые помещения над гаражом, в котором он сдавал ответчику машинное место. Когда неопытный водитель машины ответчика заводил машину, в отсутствие какой-либо вины с его стороны в машине загорелся карбюратор. Если бы при этом водитель ответчика поступил так, как на его месте поступил бы любой опытный водитель, то он бы перестал нажимать педаль газа. Однако он этого не сделал, отчего огонь перекинулся на автомобиль, а от него – на имущество истца. Ответчик был признан виновным, поскольку вред был причинен не тем огнем, который возник случайно в карбюраторе машины, но тем, который затем охватил машину, а последний возник уже не по случайности.
Точно так же решается вопрос об ответственности в тех случаях, когда пожар возникает не по причине действий ответчика, а в силу действия стихийных сил природы. Так, в деле “Голдман против Харгрэйва” (Goldman v. Hargrave [1966] 2 All ER 989) в дерево, которое росло на земельном участке ответчика, ударила молния, отчего его крона занялась огнем. Наутро дерево упало. Вместо того чтобы пролить тлеющие остатки дерева водой, ответчик оставил его догорать на земле. Три дня спустя поднялся ветер, и огонь перекинулся на соседский участок. Суд пришел к выводу, что неосторожность ответчика выразилась в том, что он не затушил тлеющее дерево, когда оно упало. Что же касается положений Закона 1774 года, исключающих ответственность за невиновное со стороны ответчика возгорание, то они не распространяются на его последующее бездействие, если это приводит к распространению огня и влечет причинение вреда.
Впоследствии ответственность на началах объективного вменения, т.е. без установления вины ответчика, закрепилась по искам к владельцам источников повышенной опасности (механизмы, вещества, животные). Их ответственность продолжает оставаться строгой и сегодня. На основании этого принципа, в частности, наступала ответственность владельцев паровых машин, если причиной пожара оказывались вылетавшие из них искры.
Важной вехой в дальнейшем ограничении нормами английского права деликтной ответственности при пожарах на началах объективного вменения является норма, выработанная для случаев пожаров, возникающих в поле, т.е. в тех случаях, когда пожар возникает вне жилища ответчика. Эта норма была разработана судом при рассмотрении дела “Турбервиль против Стэмпа” (1697). По неосторожности работника (слуги) ответчика возник пожар. Огонь распространился на дом соседа. Хозяин работника не признавал свою ответственность на том основании, что это не он виноват в пожаре. Более того, перед пожаром он давал указания своему работнику о том, как следует обращаться с огнем. Эти указания работник не выполнил. Суть нормы, выработанной судом по делу “Турбервиль против Стэмпа”, сводится к двум основным положениям: во-первых, ответственность за пожары в поле основывается на тех же требованиях, что и ответственность, наступающая при пожарах в жилище; во-вторых, если ответчик разводит огонь в поле, пусть и в надлежащее время и в надлежащем месте, но ветром он перебрасывается на соседскую территорию, это признается доказательством его вины. Данная норма, кроме того, в рамках специальной правовой доктрины vicarious liability заложила основу деликтной ответственности хозяина за вред, причиненный его работником. По вопросу о том, что относится к источникам повышенной опасности, в английском праве определенности нет. На этот вопрос не только доктрина, но и – что важно – судебная практика затрудняется дать более или менее четкий ответ.
В свое время судья Скруттон в деле “Ходж и сыновья против Англо-американской нефтяной компании” (1922) отметил, что лично он не понимает разницы между вещами, опасными сами по себе, такими как яды, и вещами, которые сами по себе опасными не являются, но при неосторожном обращении с ними могут становиться опасными.
——————————–
Матвеев Ю.Г. Англо-американское деликтное право. М.: Юрид. лит., 1973. С. 99.

Еще более определенно высказался судья Стэйбл, заявивший: “Доктрина опасных вещей относится к тем, о которых я не могу сказать, что я полностью понимаю ее”, с которым был согласен судья Синглтон, отметивший, что для него понятие “опасная вещь” вообще лишено логики, т.к. нет категории опасных вещей, а есть вещи, требующие большей или меньшей степени осторожности в обращении с ними .
——————————–
Там же.

Несмотря на то что в английском праве не сложилось единого понятия круга тех объектов, которые можно отнести к источникам повышенной опасности, деликтная ответственность за вред, причиненный “опасными вещами”, рассматривается обычно применительно к трем ситуациям.
Во-первых, применительно к ответственности владельца источника повышенной опасности перед лицами, которым было разрешено пользоваться ими либо которые были с этой целью приглашены их владельцем.
Во-вторых, применительно к ответственности перевозчика (продавца) источника повышенной опасности перед его получателем (приобретателем).
В-третьих, применительно к ответственности перевозчика (продавца) источника повышенной опасности перед третьими лицами, которые не являются ни его получателями, ни его приобретателями.
Согласно нормам английского права потерпевший может потребовать возмещения физического или материального вреда без доказательства вины (negligence) ответчика. Парламентом на этом основании принимаются законы, которыми устанавливается строгая ответственность для владельцев самолетов и других летательных аппаратов за вред, причиненный на земле (Закон “О гражданской авиации” 1982 года), для владельцев атомных станций (Закон “Об атомных станциях” 1965 года), для владельцев подземных хранилищ газа (Закон “О газе” 1965 года), для производителей некачественных товаров (Закон “О защите потребителей” 1987 года), для владельцев животных (Закон “О животных” 1971 года) и др.
В английском праве отсутствует законодательство, налагающее строгую ответственность на допустивших аварии водителей автомобилей и иных механических транспортных средств.

в тех случаях, когда пожар возникает вне жилища ответчика.

Вред как основание деликтной ответственности

Вред (наличие вреда) является непременным, обязательным ос­нованием деликтной ответственности.При отсутствии вреда вопрос о деликтной ответственности возникнуть не может 2 .

Под вредом как основанием деликтной ответственности пони­маются неблагоприятные для субъекта гражданского права имущест­венные или неимущественные последствия, возникшие в результате пов­реждения или уничтожения принадлежащего ему имущества, а также в результате причинения увечья или смерти гражданину (физическому лицу).

Как указывается в п. 1 ст. 1064 ГК, вред может быть причинен «личности» или «имуществу».

Причинение вреда имуществу(имущественный вред) означает на­рушение имущественной сферы лица в форме уменьшения его иму­щественных благ либо умаления их ценности. Иногда имущественный вред определяют как разность между материальным положением потерпевшего до причинения вреда и после 3 .

1 См., например: Белякова A.M. Имущественная ответственность за причинение вреда. М., 1979. С. 7, 27; Смирнов В. Т., Собчак А.А. Указ. соч. С. 31; Советское граж­данское право / Под ред. О.А. Красавчикова. С. 353. В.В. Витрянский к числу условий гражданско-правовой ответственности также относит наличие убытков (вреда), кото­рые он обобщает в понятии «негативные последствия в имущественной сфере лица, чьи права нарушены» (см.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 570, 574). Можно отметить, что некоторые авторы не относят вред к условиям ответственности (см.: Иоффе О.С. Обязательственное право. С. 798).

2 См.: Белякова A.M. Гражданско-правовая ответственность за причинение вреда (теория и практика). Дис. . докт. юрид. наук. М., 1987. С. 19.

3 См.: Малеин Н.С. Возмещение вреда, причиненного личности. М, 1965. С. 9.

Внедоговорные (правоохранительные) обязательства

Обязательства из причинения вреда

В случае причинения вреда личностиобъектом правонарушения являются нематериальные блага — жизнь и здоровье человека. Но при возникновении обязательства из причинения такого вреда при­нимаются во внимание главным образом имущественные последст­вия, т.е. возмещению подлежит имущественный вред.Лишь в случаях, предусмотренных законом, допускается также компенсация морального вреда(п. 1ст. 151, п. 2 ст. 1099 ГК). Например, при повреждении здо­ровья гражданина вред выражается в утрате потерпевшим заработка, в расходах на лечение, уход и т.п. Но наряду с этим, т.е. независимо от возмещения имущественного вреда, возможна и компенсация морального вреда (п. 3 ст. 1099 ГК).

Имущественный вред нередко именуется ущербом.Например, в Конституции РФ закреплено право гражданина на возмещение ущер­ба. ГК последовательно употребляет термин «вред». Однако иногда встречается и слово «ущерб». Например, в ст. 1088 предусмотрено возмещение лицам, понесшим ущерб в результате смерти кормиль­ца. В литературе (со ссылкой на словарь синонимов русского языка) отмечается, что слово «ущерб» является синонимом слова «вред» 1 .

С понятиями «вред», «ущерб» соприкасается понятие «убыток». Убытком называется вред (ущерб), выраженный в деньгах. Таким образом, убыток — это денежная оценка имущественного вреда.

Самостоятельное значение имеет понятие «моральный вред».С причинением вреда как правонарушением могут быть связаны не только имущественные последствия, но также последствия, не имею­щие денежной оценки либо имеющие незначительную стоимость.

Например, один человек по грубой небрежности уничтожил письма и фотографии, которые принадлежали другому человеку и были очень доро­ги для него как память. Денежной ценности эти письма и фотографии прак­тически не имели, но их утрата была связана с глубокими переживаниями и страданиями их собственника, которому в данном случае был нанесен мо­ральный вред.

Наше законодательство в период существования СССР знало лишь понятие имущественного вреда и не предусматривало компен­сации морального вреда в имущественной форме. Считалось, что потерпевший может требовать наказания лица, причинившего ему страдания, переживания, душевную боль и т.п., в уголовном или адми-

См.: Тархов В.А. Ответственность по советскому гражданскому праву. С. 141.

нистративном порядке, но не может требовать их денежной компенса­ции. В работах многих ученых-цивилистов настойчиво высказывались предложения предусмотреть в определенных случаях возмещение и морального вреда 1 . Эта задача получила решение лишь в 90-х гг. — в отдельных законах 2 , а затем в ГК (ст. 151, 1099—1101).

Моральный вред — это физические или нравственные страдания, причиненные гражданину действиями, нарушающими его личные неиму­щественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага 3 .

Такой вред подлежит компенсации по решению суда независимо от того,был ли одновременно причинен указанными действиями имущественный вред. Если же в результате совершения действий (бездействия) произошло нарушение имущественных прав граждани­на, то возникший при этом моральный вред подлежит возмещению только в случаях, предусмотренных законом.

Иски о компенсации морального вреда стали в последние годы весьма частым явлением. При этом нередко заявляются требования о взыскании огромных сумм за «страдания», «переживания» и «ду­шевные муки». В большинстве случаев подобные требования по сути своей безнравственны. В целях совершенствования действующих правил о компенсации морального вреда можно предложить следу­ющие меры. Во-первых, взыскивать (при наличии предусмотренных законом условий) в пользу потерпевшего не более пятикратного размера минимальной оплаты труда. Во-вторых, взыскивать с нару­шителя дополнительно, с учетом степени его вины, денежную сумму, определенную судом, в пользу местной администрации в целях ис-

1 См.: Малеин Н.С. Возмещение вреда, причиненного личности; Шиминова М.Я.
Имущественная ответственность за моральный вред // Сов. государство и право. 1970. № 1; Калмыков Ю.Х. Возмещение вреда, причиненного имуществу. Саратов, 1965. С. 22; Белякова A.M. Возмещение причиненного вреда. М., 1972. С. 26—29.

2 См., например: п. 6 ст. 7 и ст. 131 Основ гражданского законодательства 1991 г.; Закон РФ от 27 декабря 1991 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации» // Ве­домости СНД и ВС РФ. 1992. № 7. Ст. 300 (с послед, изм.); Закон о защите прав пот­ребителей.

3 Анализ категории «моральный вред» см. в работах: Эрделевский A.M. Компен­сация морального вреда в России и за рубежом. М., 1997; Менглиев Ш. Возмещение морального вреда. Душанбе, 1998.

Дата публикования: 2015-01-23 ; Прочитано: 137 | Нарушение авторского права страницы

Брагинский М.

Условия наступления деликтной ответственности

Согласно ст. 1064 ГК РФ , наступление деликтной ответственности возможно при наличии следующих условий:

  1. Наличие ущерба или вреда.
  2. Противоправность действия, совершение которого причинило пострадавшей стороне ущерб или вред.
  3. Наличие вины в таком действии.
  4. Наличие причинно-следственной связи между действиями нарушителя и непосредственно наступившим вредом.

Возложить ответственность на нарушителя можно только в том случае, если все перечисленные условия присутствуют одновременно (см., например, решение Арбитражного суда г. Севастополя от 16.11.2017 по делу № А84-691/2017).

Наличие причинно-следственной связи между действиями нарушителя и непосредственно наступившим вредом.

Основание и условия деликтной ответственности.

1. Понятие основания деликтной ответственности

Основанием деликтной ответственности является юридический факт, с которым связано нарушение субъективного права потерпевшего, — наличие вреда. Условия ответственности — это указанные в законе требования, характеризующие основание ответственности и необходимые для применения соответствующих санкций. Таким образом, основание и условия ответственности — тесно взаимосвязанные, но не совпадающие категории.

Ряд авторов основанием гражданско-правовой ответственности признают состав гражданского правонарушения в смысле совокупности общих, типичных условий, наличие которых необходимо для возложения ответственности на правонарушителя. Другие авторы, критикуя эту концепцию, указывают на необоснованность распространения на гражданско-правовые

отношения положений уголовного права о составе преступления, привнесение в имеющую вековые традиции цивилистику чуждых ей уголовно-правовых учений. Кроме того, отмечается неприемлемость положения о том, что в ряде случаев возможен ограниченный (усеченный) состав гражданского правонарушения (например, когда закон предусматривает ответственность независимо от вины и вина выпадает из числа элементов состава).

Основанием гражданско-правовой ответственности (единственным и общим), как считает один из противников концепции состава гражданского правонарушения В.В. Витрянский, является нарушение субъективных гражданских прав, поскольку гражданско-правовая ответственность представляет собой ответственность нарушителя перед потерпевшим, ее общей целью является восстановление нарушенного права. Но наряду с этим указывается, что для применения гражданско-правовой ответственности, кроме основания, необходимо наличие предусмотренных законом условий, и называются те же условия, которые исследуют и сторонники состава гражданского правонарушения, — нарушение субъективных гражданских прав, наличие убытков (вреда), причинная связь между нарушением прав и убытками (вредом), вина нарушителя. Таким образом, критика концепции состава гражданского правонарушения оказалась недостаточно убедительной.

Что касается упрека В.В. Витрянским сторонников «состава» в использовании чуждых цивилистике уголовно-правовых концепций, то более правильным надо признать высказанное в литературе мнение о том, что понятия «состав преступления», «состав административного правонарушения», а также и «состав гражданского правонарушения» составляют разновидности более широкой категории — «состав правонарушения» безотносительно к конкретной отрасли права. Следовательно, нельзя считать, что названные составы не имеют ничего общего и являются чуждыми один другому.

Возвращаясь к трактовке В.В. Витрянским понятия «основание гражданско-правовой ответственности» как нарушения субъективных гражданских прав, следует отметить, что она заслуживает внимания. Однако она нуждается в дальнейшем обосновании, главным образом в раскрытии понятия «нарушение субъективных гражданских прав».

Представляется, что применительно к деликтным обязательствам нарушение субъективных гражданских прав означает факт причинения вреда. Таким образом, основанием деликтной ответственности следует признать факт причинения вреда имуществу гражданина или юридического лица либо неимущественным благам — жизни или здоровью гражданина.

Читайте также:  Регистрация иного ограничения

Некоторые авторы считают основанием гражданско-правовой, в том числе деликтной, ответственности правонарушение. Но при этом не учитывается, что квалифицировать определенное поведение в качестве правонарушения возможно лишь при установлении условий ответственности, предусмотренных законом. Основание ответственности обосновывает возможность ее применения, но при наличии установленных законом условий. Таким образом, основанием деликтной ответственности является не правонарушение, а лишь факт причинения вреда. Условия, необходимые для признания этого факта правонарушением (противоправность, причинная связь, вина), должны быть обнаружены (установлены) в случае применения мер ответственности (возмещения вреда).

В литературе широкое распространение получил взгляд, согласно которому вред является одним из условий деликтной ответственности. Такой взгляд содержит противоречие в самом себе: если налицо вред, то некорректно говорить, что он (вред) является условием ответственности за этот вред. В действительности вред (наличие вреда) является, как уже сказано, основанием для возможного применения ответственности к лицу, нарушившему субъективное право другого лица.

2. Вред как основание деликтной ответственности

Вред (наличие вреда) является непременным, обязательным основанием деликтной ответственности. При отсутствии вреда вопрос о деликтной ответственности возникнуть не может.

Под вредом как основанием деликтной ответственности понимаются неблагоприятные для субъекта гражданского права имущественные или неимущественные последствия, возникшие в результате повреждения или уничтожения принадлежащего ему имущества, а также в результате причинения увечья или смерти гражданину (физическому лицу).

Как указывается в п. 1 ст. 1064 ГК, вред может быть причинен личности или имуществу.

Причинение вреда имуществу (имущественный вред) означает нарушение имущественной сферы лица в форме уменьшения его имущественных благ либо умаления их ценности. Иногда имущественный вред определяют как разность между материальным положением потерпевшего до причинения вреда и после.

В случае причинения вреда личности объектом правонарушения являются нематериальные блага — жизнь и здоровье человека. Но при возникновении обязательства из причинения такого вреда принимаются во внимание главным образом имущественные последствия, т.е. возмещению подлежит имущественный вред. Лишь в случаях, предусмотренных законом, допускается также компенсация морального вреда (п. 1 ст. 151, п. 2 ст. 1099 ГК). Например, при повреждении здоровья гражданина вред выражается в утрате потерпевшим заработка, в расходах на лечение, уход и т.п. Но наряду с этим, т.е. независимо от возмещения имущественного вреда, возможна и компенсация морального вреда (п. 3 ст. 1099 ГК).

Имущественный вред нередко именуется ущербом. Например, в Конституции РФ закреплено право гражданина на возмещение ущерба. ГК последовательно употребляет термин «вред». Однако иногда встречается и слово «ущерб». Например, в ст. 1088 предусмотрено возмещение лицам, понесшим ущерб в результате смерти кормильца. В литературе (со ссылкой на словарь синонимов русского языка) отмечается, что слово «ущерб» является синонимом слова «вред».

С понятиями «вред», «ущерб» соприкасается понятие «убыток». Убытком называется вред (ущерб), выраженный в деньгах. Таким образом, убыток — это денежная оценка имущественного вреда.

Самостоятельное значение имеет понятие «моральный вред». С причинением вреда как правонарушением могут быть связаны не только имущественные последствия, но также последствия, не имеющие денежной оценки либо имеющие незначительную стоимость.

Например, один человек по грубой небрежности уничтожил письма и фотографии, которые принадлежали другому человеку и были очень дороги для него как память. Денежной ценности эти письма и фотографии практически не имели, но их утрата была связана с глубокими переживаниями и страданиями их собственника, которому в данном случае был нанесен моральный вред.

Наше законодательство в период существования СССР знало лишь понятие имущественного вреда и не предусматривало компенсации морального вреда в имущественной форме. Считалось, что потерпевший может требовать наказания лица, причинившего ему страдания, переживания, душевную боль и т.п., в уголовном или административном порядке, но не может требовать их денежной компенсации. В работах многих ученых-цивилистов настойчиво высказывались предложения предусмотреть в определенных случаях возмещение и морального вреда. Эта задача получила решение лишь в 90-х гг. — в отдельных законах, а затем в ГК (ст. ст. 151, 1099 — 1101).

Моральный вред — это физические или нравственные страдания, причиненные гражданину действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага.

Такой вред подлежит компенсации по решению суда независимо от того, был ли одновременно причинен указанными действиями имущественный вред. Если же в результате совершения действий (бездействия) произошло нарушение имущественных прав гражданина, то возникший при этом моральный вред подлежит возмещению только в случаях, предусмотренных законом.

Иски о компенсации морального вреда стали в последние годы весьма частым явлением. При этом нередко заявляются требования о взыскании огромных сумм за страдания, переживания и душевные муки. В большинстве случаев подобные требования по сути своей безнравственны. В целях совершенствования действующих правил о компенсации морального вреда можно предложить следующие меры. Во-первых, взыскивать (при наличии предусмотренных законом условий) в пользу потерпевшего не более пятикратного размера минимальной оплаты труда. Во-вторых, взыскивать с нарушителя дополнительно, с учетом степени его вины, денежную сумму, определенную судом, в пользу местной администрации в целях использования таких сумм на финансирование учреждений для больных детей, домов престарелых и т.п.

Исследователи гражданского права зарубежных стран отмечают, что уплата денег в виде утешения все больше рассматривается зарубежными авторами как моральное унижение, а в судах наблюдается отход от практики возмещения морального вреда. Суды нередко ограничиваются присуждением символического возмещения, что означает порицание действий правонарушителя без уплаты потерпевшему больших (или значительных) сумм в оплату его страданий, переживаний и т.п..

3. Условия деликтной ответственности

При наличии вреда как основания деликтной ответственности для применения мер принуждения к правонарушителю необходимо установить наличие условий деликтной ответственности. Они входят в состав генерального деликта, т.е. имеют общее значение и подлежат применению, если законом не предусмотрено иное.

Условия деликтной ответственности — это обязательные общие требования, соблюдение которых необходимо в случае применения к правонарушителю соответствующих мер ответственности — санкций, т.е. для принуждения его к исполнению обязанности возместить вред.

Деликтное обязательство и соответственно деликтная ответственность за причинение вреда возникают при наличии следующих условий:

противоправность поведения лица, причинившего вред;

причинная связь между противоправным поведением причинителя вреда и возникшим вредом;

вина лица, причинившего вред.

73. Субъекты, объект и содержание деликтного обязательства.

Проблема объектов гражданских правоотношений, в том числе и гражданско-правовых обязательств, не получила в литературе единообразного решения. Правильной представляется концепция “множественности объектов”, признающая объектами вещи, иное имущество, действия (работы, услуги), личные неимущественные блага и др.

Применительно к деликтным обязательствам некоторые авторы предлагают считать объектом “возмещение, которое должник (ответственное лицо) обязан предоставить потерпевшему”. В приведенном определении, по нашему мнению, дается характеристика не объекта правоотношения, а содержания обязанности правонарушителя. Иногда объект обязательства по возмещению вреда трактуется как “действия должника, обеспечивающие наиболее полное восстановление материальных и личных нематериальных благ кредитора, которым причинен вред”. И в данном случае понятие объекта деликтного правоотношения содержит скорее характеристику субъективной обязанности причинителя вреда, а не объекта деликтного правоотношения.

Представляется, что в понятии объекта деликтного обязательства должен содержаться ответ на вопрос, в связи с чем, по поводу чего возникает данное правоотношение. Деликтное правоотношение возникает в связи с обнаружившимся повреждением, уничтожением какого-то имущества, причинением увечья или смерти человеку и т. д. Объектом деликтного обязательства следует считать указанные блага в том состоянии, в котором они оказались после правонарушения, либо их утрату.

С учетом сказанного объект деликтного обязательства можно определить как подвергшиеся вредоносному воздействию со стороны правонарушителя материальные ценности или нематериальные блага, принадлежащие субъекту гражданского права. До такого воздействия эти ценности и блага представляли собой обычные объекты права собственности, иных вещных прав либо личные неимущественные блага. Объектами деликтных обязательств они становятся с момента, когда произошло правонарушение и имеются основание ответственности (вред) и условия ответственности (противоправность действий причинителя вреда, причинная связь между этими действиями и вредом, вина причинителя вреда).

Папиллярные узоры пальцев рук – маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни.

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций.

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого.

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰).

В случае причинения вреда личности объектом правонарушения являются нематериальные блага жизнь и здоровье человека.

1.2 Основание и условия деликтной ответственности

Основанием деликтной ответственности является юридический факт, с которым связано нарушение субъективного права потерпевшего, — наличие вреда. Условия ответственности — это указанные в законе требования, характеризующие основание ответственности и необходимые для применения соответствующих санкций. Таким образом, основание и условия ответственности — тесно взаимосвязанные, но не совпадающие категории.

Ряд авторов основанием гражданско-правовой ответственности признают «состав гражданского правонарушения» в смысле совокупности общих, типичных условий, наличие которых необходимо для возложения ответственности на правонарушителя. Другие авторы, критикуя эту концепцию, указывают на необоснованность распространения на гражданско-правовые отношения положений уголовного права о составе преступления, привнесение в имеющую вековые традиции цивилистику чуждых ей уголовно-правовых учений. Кроме того, отмечается неприемлемость положения о том, что в ряде случаев возможен «ограниченный» (усеченный) состав гражданского правонарушения (например, когда закон предусматривает ответственность независимо от вины и вина выпадает из числа элементов состава). Гомола А.И. Гражданское право. – М., 2012 – С. 149

Основанием гражданско-правовой ответственности (единственным и общим), является нарушение субъективный гражданских прав, поскольку гражданско-правовая ответственность представляет собой ответственность нарушителя перед потерпевшим, ее общей целью является восстановление нарушенного права. Но наряду с этим указывается, что для применения гражданско-правовой ответственности, кроме основания, необходимо наличие предусмотренных законом условий, и называются те же условия, которые исследуют и сторонники состава гражданского правонарушения, — нарушение субъективных гражданских прав, наличие убытков (вреда), причинная связь между нарушением прав и убытками (вредом), вина нарушителя. Таким образом, критика концепции состава гражданского правонарушения оказалась недостаточно убедительной.

Представляется, что применительно к деликтным обязательствам нарушение субъективных гражданских прав означает факт причинения вреда. Таким образом, основанием деликтной ответственности следует признать факт причинения вреда имуществу гражданина или юридического лица либо неимущественным благам — жизни или здоровью гражданина.

Вред (наличие вреда) является непременным, обязательным основанием деликтной ответственности.

При отсутствии вреда вопрос о деликтной ответственности возникнуть не может.

Под вредом как основанием деликтной ответственности понимаются неблагоприятные для субъекта гражданского права имущественные или неимущественные последствия, возникшие в результате повреждения или уничтожения принадлежащего ему имущества, а также в результате причинения увечья или смерти гражданину (физическому лицу).

Как указывается в п.1 ст.1064 ГК, вред может быть причинен «личности» или «имуществу».

Причинение вреда имуществу (имущественный вред) означает нарушение имущественной сферы лица в форме уменьшения его имущественных благ либо умаления их ценности. Иногда имущественный вред определяют как разность между материальным положением потерпевшего до причинения вреда и после.

В случае причинения вреда личности объектом правонарушения являются нематериальные блага — жизнь и здоровье человека. Но при возникновении обязательства из причинения такого вреда принимаются во внимание главным образом имущественные последствия, т.е. возмещению подлежит имущественный вред. Лишь в случаях, предусмотренных законом, допускается также компенсация морального вреда (п.1 ст.151, п.2 ст.1099 ГК). Например, при повреждении здоровья гражданина вред выражается в утрате потерпевшим заработка, в расходах на лечение, уход и т.п. Но наряду с этим, т.е. независимо от возмещения имущественного вреда, возможна и компенсация морального вреда (п.3 ст.1099 ГК). Гражданское право России. Общая часть. Под ред. О.Н. Садикова. М.: Изд-во Юристъ, 2010 – С. 246

Имущественный вред нередко именуется ущербом. Например, в Конституции РФ закреплено право гражданина на возмещение ущерба. ГК последовательно употребляет термин «вред». Однако иногда встречается и слово «ущерб». Например, в ст.1088 предусмотрено возмещение лицам, понесшим ущерб в результате смерти кормильца. В литературе (со ссылкой на словарь синонимов русского языка) отмечается, что слово «ущерб» является синонимом слова «вред».

С понятиями «вред», «ущерб» соприкасается понятие «убыток». Убытком называется вред (ущерб), выраженный в деньгах. Таким образом, убыток — это денежная оценка имущественного вреда.

Самостоятельное значение имеет понятие «моральный вред». С причинением вреда как правонарушением могут быть связаны не только имущественные последствия, но также последствия, не имеющие денежной оценки либо имеющие незначительную стоимость.

Например, один человек по грубой небрежности уничтожил письма и фотографии, которые принадлежали другому человеку и были очень дороги для него как память. Денежной ценности эти письма и фотографии практически не имели, но их утрата была связана с глубокими переживаниями и страданиями их собственника, которому в данном случае был нанесен моральный вред.

Моральный вред — это физические или нравственные страдания, причиненные гражданину действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага. Гражданское право России. Общая часть. Под ред. О.Н. Садикова. М.: Изд-во Юристъ, 2010

Такой вред подлежит компенсации по решению суда независимо от того, был ли одновременно причинен указанными действиями имущественный вред. Если же в результате совершения действий (бездействия) произошло нарушение имущественных прав гражданина, то возникший при этом моральный вред подлежит возмещению только в случаях, предусмотренных законом.

Иски о компенсации морального вреда стали в последние годы весьма частым явлением. При этом нередко заявляются требования о взыскании огромных сумм за «страдания», «переживания» и «душевные муки». В большинстве случаев подобные требования по сути своей безнравственны. В целях совершенствования действующих правил о компенсации морального вреда можно предложить следующие меры. Во-первых, взыскивать (при наличии предусмотренных законом условий) в пользу потерпевшего не более пятикратного размера минимальной оплаты труда. Во-вторых, взыскивать с нарушителя дополнительно, с учетом степени его вины, денежную сумму, определенную судом, в пользу местной администрации в целях использования таких сумм на финансирование учреждений для больных детей, домов престарелых и т.п.

Исследователи гражданского права зарубежных стран отмечают, что уплата денег в виде «утешения» все больше рассматривается зарубежными авторами как «моральное унижение», а в судах наблюдается отход от практики возмещения морального вреда. Суды нередко ограничиваются присуждением символического возмещения, что означает порицание действий правонарушителя без уплаты потерпевшему больших (или значительных) сумм в оплату его страданий, переживаний и т.п.

При наличии вреда как основания деликтной ответственности для применения мер принуждения к правонарушителю необходимо установить наличие условий деликтной ответственности. Они входят в состав генерального деликта, т.е. имеют общее значение и подлежат применению, если законом не предусмотрено иное. Лихачев Г.Д. Гражданское право. Курс лекций – М., 2010 – С. 335

Условия деликтной ответственности — это обязательные общие требования, соблюдение которых необходимо в случае применения к правонарушителю соответствующих мер ответственности — санкций, т.е. для принуждения его к исполнению обязанности возместить вред. Деликтное обязательство и соответственно деликтная ответственность за причинение вреда возникают при наличии следующих условий:

* противоправность поведения лица, причинившего вред;

* причинная связь между противоправным поведением причинителя вреда и возникшим вредом;

* вина лица, причинившего вред.

На противоправность поведения лица, причинившего вред, как на условие деликтной ответственности ГК указывает путем установления правила о том, что вред, причиненный правомерными действиями, подлежит возмещению в случаях, предусмотренных законом (п.3 ст.1064). Следовательно, возмещению подлежит вред, причиненный неправомерными, противоправными действиями (если законом не установлено исключение).

Противоправным признается поведение лица, которое, во-первых, нарушает норму права и, во-вторых, одновременно нарушает субъективное право другого конкретного лица.

Например, неосторожно брошенным металлическим предметом гражданин причинил увечье другому гражданину. В результате были нарушены нормы объективного права о защите жизни и здоровья человека и одновременно субъективное право потерпевшего на здоровье.

Закон исходит из презумпции противоправности поведения, повлекшего причинение вреда, что вытекает из принципа генерального деликта. В соответствии с этим принципом всякое причинение вреда личности или имуществу следует рассматривать как противоправное, если законом не предусмотрено иное. Из названного принципа следует также, что на потерпевшего не возлагается обязанность доказывать противоправность поведения причинителя вреда, ибо она предполагается (презюмируется). Григорьева Н.А. Гражданское право. – М., 2009 – С. 50

Противоправное поведение чаще всего выражается в активных действиях, повлекших потери в имущественной сфере лица. Но возможны и вредоносные активные действия в области неимущественных отношений. Например, подлежит возмещению вред, причиненный гражданину в результате неправомерного использования его имени (п.5 ст.19 ГК).

Понятием «поведение причинителя вреда» охватываются не только его активные действия, но и бездействие. Бездействие признается противоправным, если лицо было обязано совершить определенное действие, но не сделало этого.

Например, в связи с нарушением обязательных правил по охране труда и технике безопасности на предприятии произошло отравление группы рабочих ядовитым газом. В данном случае вред был результатом противоправного бездействия администрации предприятия.

В жизни нередко встречаются ситуации, когда вред причинен, но поведение лица, причинившего этот вред, закон не признает противоправным. По общему правилу вред, причиненный правомерными действиями, возмещению не подлежит. Правомерным признается причинение вреда при исполнении лицом своих обязанностей, предусмотренных законом, иными правовыми актами или профессиональными инструкциями.

Например, при тушении пожара обычно повреждается имущество, находящееся в зоне пожара, но возникший в связи с этим вред не подлежит возмещению, если действия пожарных совершались в рамках соответствующих правил. Аналогично решается вопрос и в случаях, когда по решению соответствующей эпидемиологической службы уничтожаются животные, если возникла угроза распространения через них опасного инфекционного заболевания.

Правомерным признается причинение вреда действием, на совершение которого дано согласие самого потерпевшего, если оно выражено дееспособным лицом и свободно (например, согласие на трансплантацию внутренних органов, кожи, крови и т.п.). Кроме того, согласие потерпевшего само должно быть правомерным.

Наличие причинной связи в соответствии с принципом генерального деликта является обязательным условием наступления деликтной ответственности. Если лицо данный вред не причиняло, его ответственность исключается. Поэтому закон предусматривает возмещение причиненного вреда лицом, причинившим вред (п.1 ст.1064 ГК).

Причинная связь — философская категория, отражающая такие объективно существующие связи в природе и обществе, в которых одни явления выступают причиной, а другие — следствием этих причин. Выявление таких связей применительно к конкретным жизненным отношениям, в том числе и к ответственности за причиненный вред, связано с серьезными трудностями. В науке гражданского права предложено множество теорий причинной связи. Известны теории равноценных условий, необходимого условия, необходимой и случайной причинной связи, теория возможности и действительности и др. Поскольку при этом сложнейшие философские проблемы решались не философами, указанные теории не отражают проблему причинной связи во всей ее полноте, хотя каждая из них в той или иной мере может содействовать решению практических задач. Гомола А.И. Гражданское право. – М., 2012 – С. 214

Как правильно отмечено в литературе, первостепенное значение имеет выработка приемов выявления «юридически значимой причинной связи, необходимой и достаточной для привлечения нарушителя к ответственности». При рассмотрении конкретных дел о возмещении вреда, когда решение вопроса о юридически значимой причинной связи вызывает затруднения, необходимо исходить из того, что данный результат (повреждение или уничтожение имущества, причинение увечья человеку и т.п.) почти всегда является следствием ряда неравноценных по своему значению обстоятельств — условий. Задача заключается в том, чтобы выделить среди них главное, решающее, основное обстоятельство, которое и должно быть признано причиной. Второстепенные, попутные, несущественные условия наступления результата при этом не учитываются. При решении указанной задачи судьи не только используют свои знания и опыт, но и привлекают экспертов, т.е. специалистов в соответствующей области науки, техники, производства и т.п. Причинная связь между различными явлениями всегда уникальна, каждый результат имеет свою причину, при установлении причинной связи не может быть стереотипов, готовых рецептов.

Установление (выявление) причинной связи в конкретных ситуациях нередко ошибочно ставится в зависимость от того, является ли действие правонарушителя виновным. Между тем причинная связь и вина — разные по природе категории: причинная связь существует объективно, независимо от сознания участников правоотношения, а вина — субъективный фактор, в котором отражается отношение конкретного лица к своему поведению и его последствиям.

Принцип ответственности за вину имеет общее значение, он является обязательным элементом понятия «генеральный деликт». Иногда закон предусматривает исключения из данного принципа, но они не могут быть основанием для того, чтобы отвергать сам принцип.

Понятие вины является одним из наиболее спорных в науке гражданского права. Долгое время в советской литературе господствовало представление о вине как психическом отношении лица к своему поведению в форме умысла или неосторожности. Такое понятие вины распространялось и на деликтную ответственность. Согласно новейшим научным взглядам трактовка вины как «психического отношения» нарушителя к своему поведению и его результату практически бесполезна. Решать вопрос о вине и невиновности необходимо путем анализа отношения лица к своим делам и обязанностям. Если оно проявляет необходимую заботливость и осмотрительность, которую можно требовать от него с учетом характера обстановки, в которой оно находится и действует, то такого субъекта следует признать невиновным в причинении вреда. Однако это относится к случаю, когда речь идет о неосторожности. Вина в форме умысла заключается в намеренных действиях либо бездействии, направленных на причинение имущественного вреда другому лицу.

Общее правило о вине как условии деликтной ответственности закон формулирует следующим образом: лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине (п.2 ст.1064 ГК). В этой норме получили решение два вопроса — она устанавливает:

* во-первых, что вина причинителя вреда является условием деликтной ответственности;

* во-вторых, что вина лица, причинившего вред, предполагается, т.е. закон исходит из презумпции его вины и освобождает потерпевшего от доказывания вины причинителя вреда. Гражданское право России. Общая часть. Под ред. О.Н. Садикова. М.: Изд-во Юристъ, 2010 – С. 242

Наряду с рассмотренным общим правилом о вине как условии деликтной ответственности в п.2 ст.1064 ГК указывается на возможность исключения из него: законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда. Такие исключения предусмотрены правилами о некоторых специальных деликтах, например об ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности (п.1 ст.1079 ГК); об ответственности за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда (ст.1070 ГК).

В деликтном праве известны разные формы вины: умысел, неосторожность, грубая небрежность и др. Однако нормы о деликтной ответственности в отличие от уголовной ответственности по общему правилу не придают значения тяжести или степени вины при определении размера вреда, подлежащего возмещению.

Например, имущественный вред, выразившийся в сумме 50 тыс. руб., причинен умышленным преступлением и вред на такую же сумму причинен по грубой неосторожности, причем причинитель вреда не был привлечен к уголовной ответственности. Основная сумма, подлежащая взысканию в пользу потерпевшего, в обоих случаях будет одинаковой.

В виде исключения из указанного правила законом может быть предусмотрено влияние степени вины участников деликтного обязательства на объем ответственности. Например, размер возмещения, подлежащего взысканию в пользу потерпевшего, должен быть уменьшен, если его грубая небрежность содействовала возникновению или увеличению вреда. При этом учитывается и степень вины причинителя вреда (абз. 1 п.2 ст.1083 ГК). Легкая (простая) неосторожность в подобной ситуации не подлежала бы учету.

В связи с тем, что закон связывает неодинаковые последствия с грубой и легкой (простой) неосторожностью, возникает необходимость их разграничения. Представляется, что для достижения этого результата необходимо ориентироваться на норму абз. 2 п.1 ст.401 ГК, которая относится к договорным обязательствам. Применительно к деликтным обязательствам содержание данной нормы можно выразить следующим образом.

Лицо признается невиновным в причинении вреда, если при той степени заботливости и осмотрительности, которая от него требовалась с учетом характера обстановки, в которой оно находилось или осуществляло свою деятельность, оно приняло все меры для предотвращения причинения вреда.

В данной формулировке отражено общее понятие неосторожности, без разграничения ее на грубую и простую.

Грубую неосторожность можно определить как непростительное нарушение простейших, элементарных требований заботливости и осмотрительности, известных каждому.

При решении указанной задачи судьи не только используют свои знания и опыт, но и привлекают экспертов, т.

Добавить комментарий