Наказание за домашнее насилие

Новости

От ударов стала скрываться и побежала в зал, я погнался за ней и догнал ее в зале, схватил правой рукой за шею и повалил на пол на спину.

Домашнее насилие в России «Бьёт – значит любит?»

Время чтения: 14 минут

Россия – одна из немногих стран, где до сих пор не принят закон против домашнего насилия, несмотря на то, что всё чаще можно услышать о женщинах, убитых или искалеченных своими мужьями, или детях, подвергшихся насилию со стороны родителей.

До начала 2017 года статистика таких преступлений в России только росла, 2012 год – 34 тысячи жертв, 2014 год – 42,8 тысячи, 2016 год – 65,5 тысяч. Но в связи с декриминализацией побоев в отношении близких людей в январе 2017 года число потерпевших резко сократилось до 36 тысяч. Домашние побои без причинения серьёзных травм, о которых заявляют впервые, перешли в категорию административных правонарушений и стали наказываться в большинстве случаев аналогично нарушениям за неправильную парковку – штрафом в размере 5 тысяч рублей. Да и практическая реализация данных мер правоохранительными органами носит весьма противоречивый характер …

«Дела о побоях являются сферой частного обвинения. Сами потерпевшие вынуждены идти в суд и доказывать факт насилия. Фактически закон защищает агрессора, а не жертву. Многие такие дела разваливаются, потому что женщина забирает заявление, часто – под давлением партнера. Сотрудники МВД, как правило, разделяют предрассудки о том, что «бьёт – значит любит», а судьи ставят целью примирить стороны, а не предотвратить дальнейшее насилие»

Выражение уходит своими корнями в древнюю Русь.

Виды домашнего насилия

Подобного типа насилие реализуется в семье исходя из различных подвидов:

  1. Физическое насилие имеется по типу прямого действия на иного гражданина: раны и побои, синяки и пинки. Однако уровень выражения способен быть разным – от тяжких телесных увечий до простых шлепков по «мягкому месту». Но не нужно исключать из памяти, что имеется ещё и своеобразное сокрытое и завуалированное насильственное отношение в физическом плане. К нему стоит причислить приучение к алкогольным продуктам и наркотическим веществам, отмена возможности спокойно высыпаться, справлять нужду и осуществлять гигиеническую процедуру. Сюда стоит отнести неоказание первой медицинской помощи. Это относится к так называемой бабушкиной науке, когда существует отказ от переливания крови или лечения медикаментами, что впоследствии может негативно сказаться на здоровье.
  2. Сексуальное насилие. Тут существует один аспект, когда доказать насилие между супругами невозможно. Супруг способен просто обозначить, что он «перестарался» в проявлении любви. Мало людей могут осознавать, что интимные взаимоотношения в подобной семье буквально «адские».
  3. Экономическое насилие – жёсткие контрольные функции распределения средств, вытягивание, выпрашивание денег. Это зачастую относится также и к запрету на работу или учёбу, тотальный контроль. Но это нельзя отнести к детям, так как они чаще всего не способны контролировать денежные средства. Маленькие суммы карманных денег у ребёнка, несомненно, должны находиться на определённые нужды. И ребёнок не обязан вымаливать деньги.
  4. Насилие в эмоциональном плане способно проявляться в огромном разнообразии, что зависит от личности тирана. Однако главным признаком постоянно остаётся унижение личности иного партнёра. Он любыми методами загоняется под «бесплатное приложение». Данное обезличивание поможет определить контрольную функцию над моральными поступками.

Насилие в бытовом плане смещается в сторону агрессии мужского пола по отношению к женщинам. Обуславливается это укладом социума. Зачастую мужчины занимают наиболее значительную роль, и это женщинам не нравится.

Возможно, именно из-за этого уже не первый раз предлагается сделать декриминализацию подобного правонарушения.

Валентина

Вообщем я поняла так, что если издевательство, постоянное избиение женщины происходит в глубинке России, то помощи ей ждать неоткуда, только ждать, когда ее убьют. А до этого остается 1 шаг. Она никогда не пойдет в милицию или еще куда-то, она боится огласки, боится, что потом он ее вообще убьет. Живут более 40 лет вместе и на протяжении всей жизни она терпит побои и издевательства, последние побои стали более жестокие и постоянные. Такие садисты никого не боятся, они уверены, что никакого наказания за это не получат.

Вот именно. Согласна с Валентиной. Сидеть тихо и ждать когда тебя убьют. А если что — ещё и штраф выплачивать из семейного бюджета, когда и так жрать нечего. Тупые законы. Если нет родственников то вообще можно сразу вешаться, чтоб не мучиться. Если ни родственников ни детей ни работы то вообще хана. Никто не поможет. Выгнать из дома человека прописанного сложно, даже если дом не его. И вообще. Если нет кризисных центров в твоей дыре то ты никому не нужен. А выгонишь одного прибежит толпа других таких же окна бить и насиловать. Дикая страна.

Никто не поможет.

Какая ответственность за домашнее насилие?

Пока Законопроект о Профилактике домашнего насилия не принят, правоохранители опираются на ст.116.1. УК РФ. Наказание в случае доказательства бытового насилия будет:

  • штраф до 30 тыс. руб. или в размере зарплаты за период до 3 месяцев;
  • общественные работы сроком до 240 часов;
  • исправительные работы сроком до полугода;
  • арест на 3 месяца.

Уголовная ответственность за повторные случаи избиения, изнасилования наступает лишь в случае рецидивов и это вызывает тревогу у лоббистов.

Уголовная ответственность за повторные случаи избиения, изнасилования наступает лишь в случае рецидивов и это вызывает тревогу у лоббистов.

Домашнее насилие в семье: закон в России, статистика, помощь, права

Домашние насилие называют по-разному домашнее, семейное, партнерское.

Статья и ответственность за домашнее насилие в УК РФ

С конфликтами в семье сталкивается каждый взрослый человек, но нередко бытовые ссоры перерастают в насилие. Достаточно часто люди склонны его недооценивать, находить оправдания или просто отрицать. Никто не должен жить в страхе перед любимым человеком, законодатель учитывает это, но за домашнее насилие статья УК РФ отсутствует. Преступление квалифицируется по 111, 112, 115, 119 и 132 статьям УК РФ.

Достаточно часто люди склонны его недооценивать, находить оправдания или просто отрицать.

Семейное дело: как в России менялось наказание за домашнее насилие

Домострой

Большую часть своей истории русское государство сохраняло патриархальный уклад. Правила жизни в нем описывались в нравоучительных сборниках, которые известны на Руси с давних времен. Самым известным из них является «Домострой», датируемый XV—XVI веками. В нем собраны правила и наставления, которым должна подчиняться духовная и мирская жизнь русского человека.

«Домострой» затрагивал самые разные аспекты бытия — от приготовления кваса до почитания бога. Значительная часть текста посвящена в нем отношениям внутри семьи, как между мужем и женой, так и между родителями и детьми. И хотя этот сборник не имеет канонического статуса, его положения чрезвычайно показательны, потому что касаются преимущественно непубличной части семейной жизни.

Одна из глав «Домостроя» называется «Как детей учить и страхом спасать». В ней содержится прямое указание на допустимость, если не на необходимость суровых наказаний: «Наказывай сына своего в юности его, и упокоит тебя в старости твоей, и придаст красоты душе твоей».

Строгости, граничащей с жестокостью, «Домострой» дает объяснение — целью подобных родительских действий является воспитание «детей своих в страхе божьем в поучении и наставлении». Оно появляется, например, в том месте, где появляется прямое указание на допустимость насилия в адрес малолетних детей: «И не жалей, младенца бия: если жезлом накажешь его, не умрет, но здоровее будет, ибо ты, казня его тело, душу его избавляешь от смерти».

«Любя же сына своего, учащай ему раны — и потом не нахвалишься им. Наказывай сына своего с юности и порадуешься за него в зрелости его, и среди недоброжелателей сможешь им похвалиться, и позавидуют тебе враги твои. Воспитай детей в запретах и найдешь в них покой и благословение. Понапрасну не смейся, играя с ним: в малом послабишь — в большом пострадаешь скорбя, и в будущем словно занозы вгонишь в душу свою. Так не дай ему воли в юности, но пройдись по ребрам его, пока он растет, и тогда, возмужав, не провинится перед тобой и не станет тебе досадой и болезнью души, и разорением дома, погибелью имущества, и укором соседей, и насмешкой врагов, и пеней властей, и злою досадой».

Дети находятся в подчиненном положении — об этом свидетельствует не только допустимость насилия в их адрес, но и жесткость наказания в том случае, если они подняли руку на своих родителей.

«Кто бьет отца или мать — тот отлучится от церкви и от святынь, пусть умрет он лютою смертью от гражданской казни, ибо сказано: «Отцовское проклятье иссушит, а материнское искоренит».

Несмотря на то что документ регулировал поведение обычных людей в обыденных ситуациях, он все же не имел ни официального статуса, ни какого-либо отношения к уголовному праву. Большинство его положений прежде всего касались допустимости тех или иных действий, а не наказаний за проступки, а также были основаны на представлениях о библейской морали и подчинены крайне традиционному укладу.

Русская Правда

Между тем наказание за насильственные преступления против здоровья содержалось уже в первом систематизированном нормативном акте Древней Руси — «Русской Правде». Побои рассматривались в нем как одно из преступлений против личности. Правда, содержание самого документа, который был издан в X—XI веках, по нынешним меркам выглядит достаточно примитивно: к примеру, нанесение побоев по тяжести приравнивалось к ранению мечом или отсечению пальца. Привычной градации тяжести совершенных преступлений не было, речи о семейном насилии в «Русской Правде» также не шло.

Следующий важный документ в развитии российского права — Уложение 1649 года — также содержал упоминание о побоях, которое входило в группу преступлений против личности.

«А будет кто не бояся бога и не опасаясь государьския опалы и казни, учинит над кем-нибудь мучительское надругательство, отсечет руку, или ногу, или нос, или ухо, или губы обрежет, или глаз выколет, а сыщется про то допряма, и за такое его надругательство самому ему то же yчинитe» (Уложение 1649 года).

Градация степеней тяжести проступков, да и самих составов преступлений в Уложении оставалась весьма условной, как и в принятых при Петре I Воинских артикулах. Разумеется, никаких упоминаний о семейном насилии в этих документах также не было. Впервые подобные преступления были выделены в отдельную группу в опубликованном в 1833 году Своде законов Российской империи. В нем были введены четкие критерии выделения типов преступлений и наказаний за них. Главные положения из Свода практически в неизменном виде перешли в первое в российской истории кодифицированное уголовное законодательство — Уложение 1845 года.

1845 год, Уложение о наказаниях уголовных и исправительных

В Уложении преступлениям против личности был посвящен целый раздел — «О преступлениях против жизни, здравия, свободы и чести частных лиц». В документе дважды встречалось упоминание о семейном насилии — речь шла отдельно о жестоком обращении с супругом или супругой, и отдельно — о насилии в адрес отца, матери или кого-то из родственников в восходящей степени.

«За жестокое обращение с женой, особенно в случае нанесения ей ран, муж, по жалобе супруги или ее родителей, подвергается наказаниям за тяжкие побои, раны или увечья с возвышением оных двумя степенями. Сверх того, если он христианин, то он предается церковному покаянию по распоряжению духовного начальства. Тем же наказаниям и на том же основании подвергается жена, которая, пользуясь слабостью своего мужа, дозволит себе нанести ему раны, увечье, тяжкие побои или иное истязание или мучение» (статья 2075 Уложения 1845 года).

Указанные в тексте документа степени касались разных видов наказаний — телесных, тюремных или исправительных, у каждого из них могло быть несколько уровней ужесточения, обычно от пяти до семи. Степени использовались при вынесении наказаний с отягчающими обстоятельствами, насилие над близкими родственниками было одним из них.

Стандартное наказание за побои, повлекшие тяжелые последствия, — это каторга на срок от четырех до шести лет, ссылка в Сибирь, а также несколько десятков плетей, но это только в том случае, если к человеку можно было применить телесное наказание (от него освобождались, например, дворяне и представители духовенства).

Сама формулировка побоев с тяжелыми последствиями звучала так: «кто с обдуманным заранее намерением или умыслом нанесет кому-либо тяжкое увечье или иное важное в здоровье или телесных способностях повреждение, лишив его зрения, языка, слуха или руки, ноги или детородных частей, или же каким-либо средством произведет неизгладимое на лице его обезображение».

Читайте также:  Составляем отзыв жалобы из ФАС - образец

В Уложении сами виды наказаний за различные виды насилия были расписаны весьма подробно, например:

  • нанесение увечий с истязаниями или иными мучениями — каторга на заводах сроком от шести до восьми лет;
  • причинение менее тяжкого увечья, повлекшее временную недееспособность, — ссылка в Иркутскую или Енисейскую губернии с заключением на два-три года, либо в Томскую или Тобольскую губернии с заключением на один-два года, либо воспитательные арестантские роты на срок от шести до восьми лет;
  • причинение увечья, повлекшего смерть человека, — каторга на срок от восьми до десяти лет.

Отдельно в кодексе прописывалось наказание за непредумышленное нанесение тяжелых травм, которое описывалось как совершенное «без обдуманного заранее намерения, в запальчивости или раздражении, но при этом и не случайно, а с знанием последствия сего деяния». Оно также наказывалось ссылкой в Иркутскую или Енисейскую губернии с заключением на два-три года.

1903 год, Уголовное уложение

В новом уголовном законодательстве насильственным действиям снова была выделена целая глава. По большому счету особенных изменений не произошло, если не считать уточнения степеней наказания по отдельным типам преступлений, а также появления новых форм самого наказания, например, тюрьма или исправительный дом.

Нанесение побоев с тяжкими последствиями по-прежнему наказывалось каторгой, правда, уже до восьми лет. Этот срок мог быть увеличен до десяти лет в случае смерти потерпевшего. За «телесное повреждение, задуманное и выполненное под влиянием сильного душевного волнения», можно было получить, в зависимости от тяжести преступления, не менее шести месяцев тюрьмы.

Отягчающим обстоятельством продолжало считаться преступление против матери, законного отца или иного восходящего родственника — если степень нанесенных травм была тяжкой, то обвиняемому грозило до десяти лет каторги. Любопытно, что помимо родителей в группу лиц, преступление против которых наказывалось особенно строго, относились должностные лица при исполнении, члены императорского или военного караула, а также священнослужители при совершении службы.

1922 год, Уголовный кодекс РСФСР

Первый свод уголовных норм в советской России начал действовать в 1922 году. Этот документ в целом сохранял структуру николаевского кодекса 1903 года, однако содержание его существенно изменилось, в том числе и в отношении преступлений против личности.

За нанесение тяжких телесных повреждений устанавливался нижний порог наказания — не менее трех лет заключения, смерть потерпевшего каралась строже — минимум пять лет строгой изоляции. Чем легче оказывалась степень тяжести повреждений, тем мягче становилось наказание. Например, за «тяжкое или менее тяжкое телесное повреждение, нанесенное под влиянием сильного душевного волнения», грозило до двух лет заключения, а за «неосторожное телесное повреждение» — до шести месяцев лишения свободы или принудительных работ.

Но главное изменение этого раздела состояло в том, что из текста документа исчезло упоминание о родственниках — семейное насилие больше не выделялось в качестве отдельного состава преступления.

1926, Уголовный кодекс РСФСР

Новый кодекс начал действовать спустя четыре года, его содержание было приведено в соответствие с общесоюзным уголовным законодательством.

В разделе о насильственных преступлениях против личности изменились прежде всего сроки — по всем категориям преступлений были установлены верхние пределы наказаний. Самым тяжелым из подобных преступлений по-прежнему оставалось «умышленное тяжкое телесное повреждение, повлекшее за собой потерю зрения, слуха или какого-либо иного органа, неизгладимое обезображение лица, душевную болезнь или иное расстройство здоровья, соединенное со значительной потерей трудоспособности». За это теперь давали до восьми лет, в случае смерти потерпевшего — до десяти.

Умышленное нанесение легких телесных повреждений могло повлечь до года заключения или принудительных работ, неумышленное — до шести месяцев принудительных работ. Срок мог увеличиться, если насильственные действия носили характер истязания — за это можно было получить до трех лет заключения. Отдельных упоминаний о семейном насилии в кодексе по-прежнему не появилось.

1960 год, Уголовный кодекс РСФСР

Принятый в 1926 году Уголовный кодекс действовал больше тридцати лет. За это время в него было внесено множество изменений, в итоге в 1960 году советская Россия получила новый свод уголовного законодательства.

Статья о побоях с тяжкими последствиями (108-я, «Умышленное тяжкое телесное повреждение») своего «веса» не изменила — по ней все так же давали до восьми лет заключения. Однако в тексте произошли два существенных изменения.

Во-первых, снова было уточнено определение самого преступления — под ним понималось «умышленное телесное повреждение, опасное для жизни или повлекшее за собой потерю зрения, слуха или какого-либо органа либо утрату органом его функций, душевную болезнь или иное расстройство здоровья, соединенное со стойкой утратой трудоспособности не менее чем на одну треть, или повлекшее прерывание беременности, либо выразившееся в неизгладимом обезображении лица». Во-вторых, в закон была возвращена норма о семейном насилии, ужесточавшем наказание.

«Те же действия, если они совершены в отношении его близких родственников , либо если эти действия повлекли за собой смерть потерпевшего, либо носили характер мучения или истязания, либо были совершены особо опасным рецидивистом, — наказываются лишением свободы на срок от пяти до двенадцати лет» (Уголовный кодекс РСФСР 1960 года, ст.108).

Менее тяжкое телесное повреждение наказывалось лишением свободы на срок до трех лет или исправительными работами на срок до двух лет. Если же оно было совершено в отношении родных, то наказание увеличивалось уже с двух до пяти лет.

1997 год, Уголовный кодекс РФ

После распада Советского Союза в независимой России целых пять лет людей продолжали судить по уголовному законодательству уже не существующей союзной республики. Наконец в 1997 году вступил в силу новый российский Уголовный кодекс, в котором впервые в истории появилась отдельная статья с названием «Побои».

Она была выделена в разделе «Преступления против жизни и здоровья» — всего в нем на данный момент 21 статья, в которых описываются все составы преступлений, связанных с насильственными действиями, — от убийства до неоказания помощи больному. В ст.116 УК РФ речь шла исключительно о преступлениях против близких.

«Нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса (причинение легкого вреда здоровью. — РБК), в отношении близких лиц, наказываются обязательными работами на срок до 360 часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет» (Уголовный кодекс РФ, действующая редакция, ст.116).

В примечании к статье также дается исчерпывающий перечень тех, кто понимается под «близкими людьми». К ним закон относит супруга, супругу, родителей, детей, усыновителей, усыновленных и удочеренных детей, родных братьев и сестер, дедушек, бабушек, внуков, опекунов и попечителей.

Законопроект, уже прошедший первое чтение в Госдуме, предлагает убрать из текста статьи слова «близкие люди». Если этот закон будет принят и вступит в силу, то положение статьи будет касаться преступлений, совершенных «из хулиганских побуждений, либо по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы». Таким образом в России будет декриминализировано семейное насилие, которое не приводит к серьезным последствиям для здоровья потерпевших.

За жестокое обращение с женой, особенно в случае нанесения ей ран, муж, по жалобе супруги или ее родителей, подвергается наказаниям за тяжкие побои, раны или увечья с возвышением оных двумя степенями.

Юридическое значение побоев

К побоям относят многократные удары и насильственные действия, причиняющие боль (ком. к ст. 116 УК ):

  • щипание;
  • вырывание волос;
  • сдавливание;
  • порка;
  • другие.

В этой связи единичный удар в зависимости от побуждений будет квалифицирован как хулиганство, оскорбление или другое подобное преступление. Последствиями побоев являются поверхностные повреждения:

  • ссадины;
  • царапины;
  • гематомы;
  • ушибы мягких тканей;
  • небольшие раны.

Если побои в семье повлекли за собой последствия в виде временной или устойчивой потери трудоспособности, они будут квалифицированы как вред здоровью. Наказание за такое преступление уже более строгое и предусматривается статьями 111, 112 и 115 Уголовного кодекса .

Наказание за такое преступление уже более строгое и предусматривается статьями 111, 112 и 115 Уголовного кодекса.

Проявление домашнего насилия

Домашний тиран может проявлять свою агрессивность по-разному. В зависимости от этого определены виды насилия, которому могут подвергнуться домочадцы. К ним относят:

  • Нанесение побоев любой тяжести. Это самый распространенный вид насилия, который может быть переквалифицирован в истязание над жертвой;
  • Ограничение возможности принимать пищу. Например, тиран может ограничивать домочадца в еде из-за его каких-либо проступков, а так же нее давать полноценной пищи, которая может удовлетворить потребности жертвы;
  • Насилие сексуального характера, когда тиран понуждает жертву к половому акту без его согласия. Конечно, если супруги состоят в брачных отношениях, в России данный факт доказать практически невозможно, но синяки, побои, ссадины, могут свидетельствовать о насилии;
  • Незаконное лишение свободы. Домашний тиран может запрещать своей жертве выходить на улицу без его разрешения, посещать общественные заведения, родственников, а может и вообще закрыть человека в подвале, отдельной комнате, связав его или прицепив наручниками. Последнее преступление будет наказываться по всей строгости закона, независимо оттого, что преступник является родственником потерпевшему;
  • Постоянный прессинг человека. Жертва может подвергаться регулярному давлению со стороны преступника, не всегда физически, но и морально, что наносит психологический вред здоровью жертвы. Данный факт так же можно квалифицировать по статье уголовного кодекса Российской Федерации;
  • Лишение денежных средств жертву. Тиран может забирать как собственные деньги потерпевшей стороны, которые она заработала самостоятельно, так и не предоставлять денег для нормального существования человека;
  • Ликвидация ценных предметов для жертвы. Данное преступление можно отнести к экономическому насилию, так как, что бы квалифицировать преступление по уголовной статье, его совершение должно быть неоднократно.

Если человек подвергается постоянному насилию вышеуказанных видов, то он имеет полное право обратиться в правоохранительные органы за получением защиты от государства.

Данный факт так же можно квалифицировать по статье уголовного кодекса Российской Федерации;.

За шлепок в тюрьму? Где логика?

Логика, на самом деле, была. Отвлечемся от драчливых националистов и футбольных фанатов. В случае, когда побои наносит посторонний человек, и жертва, и обидчик – участники случайного конфликта. Вероятность того, что они вновь столкнутся в тех же обстоятельствах, невелика. Жертва не постесняется обвинить нападавшего. Штраф (особенно максимальный, 30 тысяч рублей) способен урезонить начинающего хулигана. Пострадавший постарается впредь обходить сомнительные компании и в другой раз обратится за помощью к полицейским до того как конфликт достигнет пика.

Жертва домашнего насилия заведомо находиться в более невыгодной ситуации: бежать некуда, жаловаться – стыдно, штраф будет выплачен из семейного же бюджета. А главное – обозленный обидчик снова вернется домой, и когда он вновь поднимет руку на беззащитных домочадцев – неизвестно.

Эти рассуждения кажутся здравыми, пока мы смотрим на ситуацию с позиции потенциальной жертвы. Но почти каждый родитель (кто со стыдом, а кто и с убежденностью в собственной правоте) сможет припомнить ситуацию, когда наносил побои (да, да, побои) собственному несовершеннолетнему ребенку. И вроде и причина же была. И иначе не получилось… И как это – меня на два года в тюрьму?

Член президентского Совета по правам человека Анита Соболева, возглавляющая в комиссию по социальным правам.

«Закон о домашнем насилии не нужен — все есть в Уголовном кодексе». Как это работает сейчас?

«Правмир» вместе с адвокатом Мари Давтян выяснил, как сегодня российское законодательство защищает жертв насилия и какие новые меры предлагает законопроект, соавтором которого она выступила.

Муж систематически избивает жену. Это происходит на глазах у детей. Они живут в одной квартире. Она решилась обратиться за помощью в полицию. Что будет дальше?

Сейчас: Пострадавшая фиксирует побои в травмпункте и пишет заявление в полицию. Там начинают административную проверку. Закон ограничивает ее срок до 10 дней, в ряде ситуаций — до 30. На деле она может длиться месяцами — сотрудники полиции могут продлевать ее до бесконечности. В моей практике были дела, где такие проверки длились по два года.

Что это означает для жертвы насилия? С агрессором уже связались, взяли с него объяснения, но больше ничего не произошло. Во-первых, он, возможно, разозлился, что она написала заявление. Во-вторых, понял — ему это ничем не угрожает. Он может снова избить пострадавшую. В случае административного производства ее невозможно юридически оградить от насильника. А ситуация становится все более опасной, поскольку он чувствует себя безнаказанным.

Пример. В Европейском суде рассматривается дело Ирины Петраковой против России. После ее заявления в полицию произошли еще 18 эпизодов насилия. Пять из них — сразу после заседаний в суде. Муж Ирины до сих пор находится на свободе.

Даже если жертва вместе с детьми переедет в кризисный центр или спрячется у родственников, агрессор может ее преследовать. Закон его ничем не ограничивает. По каждому эпизоду побоев будет назначаться проверка, и все. Помощи для пострадавшей — юридической, психологической, социальной — нет. Цели защитить ее и восстановить в правах у законодательства нет. Существующая система теоретически направлена на наказание агрессора, но по факту — на волокиту.

Читайте также:  Перечень банков для открытия спецсчета

Другой вариант развития событий — пострадавшей «повезло»: протокол об административном правонарушении полиция оперативно передала в суд. Но средний срок рассмотрения подобных дел — от трех до шести месяцев. За это время могут произойти еще десятки эпизодов насилия. Когда судья рассмотрит дело, она определит наказание для агрессора — штраф в виде 5000 рублей, который будет, вероятно, выплачен из семейного бюджета. И это не самое страшное.

Проблема не решена. Домашнее насилие происходит в системе: за первым случаем идет второй, третий, четвертый. Агрессор пытается сохранить контроль над жертвой. И если он остается безнаказанным, то распаляется. «А что ты мне сделаешь? Заявление в полицию напишешь? Я еще 5 000 рублей штрафа заплачу».

После принятия закона: Суд выдает защитное предписание, которое ограждает пострадавшую от агрессора. Полицейские дают ей всю информацию о кризисном центре и поддержке, которую она может там получить. Если женщина с детьми решает туда переехать, уведомляют учреждение. Супругу запрещено приближаться к ней и преследовать ее, пока ведется расследование правонарушения. Она за это время может расторгнуть брак, определить, где будут жить дети и как общаться с отцом.

У насильника в этот период есть возможность поработать над собой и тоже получить помощь — пройти курсы по управлению агрессией.

С одной стороны, пострадавшая получает системную помощь со стороны разных служб, с другой — полиция благодаря закону подготовлена к эффективной работе по этим делам. Так это работает в других странах: резко снижается число тяжких и особо тяжких преступлений, растет число мелких правонарушений, поскольку они лучше расследуются. Неотвратимость наказания возникает, которой сегодня нет.

Агрессор совершил в отношении жертвы уголовное преступление — сломал ей руку, угрожал убийством, похитил.

Ничего не меняется. Потерпевший по-прежнему остается один на один с агрессором. В отношении насильника может быть возбуждено уголовное дело. Но это не панацея. Во многих случаях в жизни обвиняемого после этого ничего не меняется. Он дает показания, участвует в судебном процессе, но живет в той же квартире или продолжает преследовать жертву.

Например, если жертве сломали руку — это вред здоровью средней тяжести. Проверку могут проводить 30 дней. В суде агрессор получит наказание — максимум, год ограничения свободы (не сможет покидать город, в котором живет).

Жертва хочет обезопасить себя от новых случаев насилия. Наказать агрессора — не первостепенная задача. Вот эти производства только обостряют ситуацию — агрессор начинает мстить, преследовать, делает все, чтобы уголовное дело в отношении него было прекращено. Например, напомнит потерпевшей, что, привлекая отца своих детей к уголовной ответственности, она ставит крест на карьере детей в правоохранительных органах. И десятки, а то и сотни женщин забирают заявления.

Пример. Когда муж избил Маргариту Грачеву впервые, она не стала писать заявление — полицейские ей сказали, что ее дети не смогут работать в правоохранительных органах, и вообще дело в отношении мужа навсегда отразится на их будущем и карьере. Супруг увез ее в лес, угрожал ножом, после этого она снова попросила помощи. Это было похищение с применением оружия. Расследование продолжалось месяц, агрессор оставался на свободе, а потом отрубил Маргарите руки в лесу.

После принятия закона: Пострадавшая получит защитное предписание на время расследования и помощь.

Итак, супруг выплатил штраф за административное правонарушение. Но через два месяца избил жену снова. Теперь ему грозит уголовная ответственность…

Сейчас: Это еще одна ловушка. Мы имеем дело с уголовным делом частного обвинения. Какова процедура? Пострадавшая пишет заявление мировому судье. Его надо сформулировать так, чтобы юридически правильно предъявить обвинение лицу. С первого раза никто не может его написать правильно. Затем она сама собирает доказательства и поддерживает обвинение в суде. Ни полиция не участвует в этом, ни прокурор.

Жертва должна сама расследовать преступление против себя, доказать вину агрессора, не обладая при этом властными полномочиями. При этом она остается незащищенной от новых случаев насилия, а насильник свободен и может ее преследовать.

Наказание за повторные побои в течение года — максимум 100 часов общественных работ. За 10 лет я видела только два таких приговора. Все остальные — ограничение свободы или штраф, которые ничего не меняют в жизни человека. Какой смысл начинать тяжелейший процесс, который будет длиться не менее полугода?

После принятия закона: В случае побоев после заявление пострадавшей сотрудник полиции изучит ситуацию в семье, составит оценку степени риска повторного насилия, ознакомит с ней потерпевшую и объяснит вероятные прогнозы развития ситуации и степень опасности. Сотрудник полиции предоставит пострадавшей информацию о том, какие у нее есть права, где она может получить социальную, психологическую, юридическую помощь, выдаст ей брошюры кризисных центров, куда она может обратиться за поддержкой и убежищем. Подготовит с ней план безопасности, с помощью которого она сможет шаг за шагом разрешать свою ситуацию самым безопасным способом. В зависимости от вида мер, которые необходимы для защиты пострадавшей, сотрудник полиции или суд выдаст ей защитное предписание с ее согласия. Защитным предписанием агрессору может быть запрещено общаться с пострадавшей, преследовать ее, оно может обязать пострадавшего временно покинуть место совместного жительства с пострадавшей.

Если в кризисный центр быстро не уйти — например, у нее инвалидность — может помочь временное выселение агрессора. Эта мера может спасать жизни. Мы не предлагаем лишать его права собственности, а лишь просим дать время жертве переехать, с тем, чтобы она могла подготовиться к переезду в безопасности.

Пострадавшие иногда долго живут в насилии, поэтому порой воспринимают его как норму отношений. И приходят за помощью, когда ситуация становится опасной для их жизни. Чаще агрессоры убивают не потому, что хотят убить, а потому, что окончательно теряют контроль. Этого нельзя допустить.

После развода бывший муж продолжает преследовать жертву домашнего насилия. Он закатывает ей скандалы на работе, ждет ее у дома. Ей страшно, что он снова поднимет на нее руку, она обращается за помощью к правоохранителям.

Сейчас: Сейчас преследование никак не отрегулировано в законодательстве. Не запрещено подкарауливать у двери, ходить по пятам, звонить, писать, запугивать.

Агрессор стоит у подъезда жертвы, она боится выйти из дома. Если она позвонит в полицию — никто не приедет, потому что в этом нет ничего противозаконного. Ужас в том, что ты никогда не знаешь, чем закончатся угрозы или побои — травмами, инвалидностью, смертью. Сколько у нас случаев, когда забивали до смерти?

Сотрудники полиции говорят:«Ну, пусть она с ним не общается». Представляете, человек ходит за вами, скандалы устраивает, как с ним не общаться? Этих людей должно что-то остановить. Но нынешнему законодательству предложить нечего.

Пример. В Воронежской области агрессивный супруг продолжал преследовать жену после развода. Бил стекла, поджидал у ворот, бил. Пока расследовалось одно административное правонарушение, он совершал новые. Уголовная ответственность могла наступить только после административной, а расследование административного дела длилось 13 месяцев.

После принятия закона: В законопроекте о домашнем насилии предусмотрены защитные предписания, которые запрещают агрессору приближаться к жертве. Они могут оградить пострадавших и членов их семей от насилия и преследования со стороны близких лиц — бывших супругов, партнеров, родственников. Их два вида — полицейское (предупредительное, на срок до двух месяцев) и судебное (выносится мировым судьей на срок до года). Суд может его продлить.

Если агрессор нарушил защитное предписание, то он будет наказан за это. Жертва сможет вызвать полицию, если ее будут преследовать — насильнику придется отвечать за правонарушение.

История третья. Взрослая дочь каждый месяц отнимает пенсию у парализованного отца и избивает его. Сотрудница соцзащиты заметила у старика синяки и рассказала о них участковому.

Сейчас: Если полицейский запишет показания соцработника и оперативно передаст в суд протокол об административном правонарушении, то агрессор выплатит штраф в 5 000 рублей. Но это не изменит ситуацию, которая только накаляется со временем.

Пример. Родители вынуждены были ночевать у родственников, потому что со взрослым сыном жить было невозможно. Он неоднократно привлекался к ответственности за побои, но ничего не менялось — бил, отбирал пенсии. Но они не хотели его выселять или добиваться реального срока. Просили только: «Поговорите с ним».

Пожилые люди редко заявляют о насилии в семье. У них обостренное чувство вины: «Это же мой ребенок, я не хочу ему плохого». Поэтому таким пострадавшим особенно нужна системная, длительная психологическая помощь. Возможно, они не изменят своей стратегии поведения. Но смогут перестать винить себя за то, что их ребенок применяет к ним насилие.

После принятия закона: Социальные службы заявляют в полицию о насилии в отношении уязвимого человека — пожилого или с особыми потребностями. Полиция возбуждает уголовное или административное дело.

Это момент, когда нужно выселять агрессора. Почему человек в 70 лет должен менять место жительства? Но бывают случаи, когда лучше потерпевших забирать из дома. Например, в нем живет вся семья агрессора. Закон должен обязать государство создавать в достаточном количестве организации для всех потерпевших, учитывая их уязвимость.

Агрессора нужно привлечь к ответственности сразу после того, как стало известно о насилии. А не в течение трех-пяти месяцев, как это происходит сейчас. Жертву нужно защитить, для этого нужно иметь судебное решение по ситуации насилия.

Кроме того, в версии закона с сайта Совфеда нет важного аспекта: необходима комплексная подготовка специалистов разных ведомств, отработка механизмов взаимодействия разных структур полиции, социальных служб и других. Им нужны четкие инструкции и методики работы.

История четвертая. Отчим жестоко наказывает и бьет 12-летнего сына жены за любой мелкий проступок. Мать пытается защитить мальчика сама, но муж избил и ее.

Сейчас: Есть вероятность, что после заявления в полицию органы опеки начнут запугивать маму: «Мы у вас ребенка отберем, раз у вас такая ситуация в семье». Она может забрать заявление из-за этого. Если агрессор — родной отец, то женщина услышит то же самое. «Не можете защитить ребенка сами? Мы сделаем это в детском доме». После этих слов она обычно прекращает всю активность по защите прав своих детей.

После принятия закона: Законопроект о профилактике насилия не вводит никаких новых полномочий органам опеки и никак не изменяет механизмы защиты прав детей, уже сегодня предусмотренные семейным законодательством. Но если насилию подвергаются и мать, и ребенок, то им может быть выдано защитное предписание. Пострадавшим окажут комплексную помощь, например, поместят в кризисный центр. Помощь ребенку оказывается только с согласия его законного представителя, поэтому не стоит бояться, что по этому закону начнут отбирать детей.

Защитное предписание может предотвратить похищение ребенка. Это нередкий случай, когда детей забирают, увозят, крадут. В ситуации домашнего насилия дети нередко становятся разменной монетой. Насилие — это власть и контроль. Когда жертва пытается сбежать, агрессор использует ее болевые точки, пытается отнять самое дорогое. Для женщины это ее дети.

Поэтому в ситуации насилия женщин часто запугивают: «Уйдешь — отниму у тебя детей и ты их никогда не увидишь». И происходят похищения, после которых дети оказываются где угодно, только не с отцом. Мы находили ребенка в деревне у бывшей любовницы отца, в секте, откуда его забирали с воспалением легких и вшами. Недавний случай — дети, оставленные в аэропорту. Любящей отец понимает, что ребенку необходимо общение с матерью, особенно если она для него — значимый взрослый.

Читайте также:  Образец приказа о замене в отпуске

Ситуация домашнего насилия — всегда очень опасна, но она становится крайне опасной для жизни, если:

— вам угрожали убийством во время побоев,

— вам угрожали оружием (даже если вам кажется, что это только слова),

— насилие происходило при помощи оружия (избиение предметами, порезы ножом и т.п.),

— вас не только бьют, но и пытаются душить во время избиения,

— вас похищают: вывозят насильно в лес или любое другое место,

— угрожают убить детей или иных близких родственников,

— за последнее время случаи насилия резко участились и происходят постоянно или через очень короткие промежутки времени.

В случае домашнего насилия всегда нужно обращаться в полицию и кризисные центры для пострадавших, где вам смогут оказать психологическую помощь и предоставить убежище. Нужно помнить, что именно в этих ситуациях опасность для жизни особенно высока.

Пострадавшая пишет заявление мировому судье.

По каким причинам чаще всего возникает насилие в семье?

Существует ряд исследований, доказывающих, что семейное насилие имеет социокультурную природу и является неотъемлемой частью стереотипного представления о семейных взаимоотношениях. Жестокое обращение с детьми или супругой нередко является результатом личного жизненного опыта. По словам психологов, детская травма часто заставляет тирана вымещать свои комплексы и таким образом самоутверждаться за счет более слабых. Или, наоборот, вынуждает жертву бессознательно искать «сильного человека», способного защитить ее в агрессивном мире.

«Чаще всего причины такого поведения формируются в детском или в подростковом возрасте. Психологический сценарий выстраивается таким образом, что жертва неосознанно ищет того человека, который позволит ей жить по виктимному сценарию. Среди сотен людей она находит именно тирана, который поможет ей реализовать это желание. Отношения строятся по схеме треугольника Карпмана, где есть тиран, жертва и спасатель. Такой сценарий разворачивается как внутри личности, так и в социальной жизни, и выйти из него очень трудно, особенно если он родом из детства. Виктимное поведение все равно будет произрастать. Разведясь и убежав от одного человека, что на самом деле очень трудно для жертвы, проблему не решить. Жертвы, часто не осознавая этого, могут много раз попадать в тиранические отношения», — говорит Чумакова.

По словам психолога, каждый участник извлекает свои вторичные выгоды и именно это сохраняет такую распространенную модель взаимоотношений. «Выгоды для тирана налицо, — реализация власти — а вот выгоды жертвы кажутся странными. Для жертвы „выгода“ заключается в том, что она отдает ответственность за свою жизнь в руки другого. Она страдает, плачет, жалуется на жизнь. Но при этом такая позиция часто кажется жертве выгодной, поскольку она получает поддержку, в том числе и в материальном плане», — объясняет Чумакова.

В таких семейных отношениях может происходить и смена ролей. «Без материальной поддержки женщина забывает о побоях и начинает искать оправдания тирану. Она начинает думать, что во многом виновата сама. В полиции требует освободить единственного кормильца, сама при этом становится спасателем, супруг — жертвой, а полицейские — тиранами. Так треугольник может в некоторых случаях мигрировать. Поэтому полицейские часто не хотят вмешиваться в подобные разбирательства», — говорит эксперт.

У жертвы, конечно же, есть потребность в безопасности, и это, по сути, является ее психической потребностью.

«Я хочу отстоять право быть небитой». Жительница Оренбургской области попросила Конституционный суд проверить законы о наказаниях за домашнее насилие

Жительница села Подгородняя Покровка Оренбургской области Людмила Сакова решила выяснить в Конституционном суде России, соответствуют ли Основному закону страны уголовная (116.1 УК РФ) и административная (6.1.1. КоАП РФ) статьи о побоях. Действующие законы грозят уголовным наказанием тем, кто уже привлекался к административной ответственности за домашнее насилие. Но брат Людмилы Геннадий уже отбыл наказание, которое ему назначил суд по двум уголовным статьям. И после очередного избиения мировой суд вновь назначил ему «административку» – 100 часов исправительных работ. Как работают и как должны работать наказания за домашнее насилие – в обзоре «7×7».

В октябре 2019 года Геннадий вновь напал на сестру.

Наказание за домашнее насилие

Декриминализация домашних побоев сделала борьбу с насилием в семье еще более сложной

Фото: Александра Савельева / 76.RU

Законопроект о профилактике домашнего насилия хотели вынести на рассмотрение Госдумы еще в 2019 году, потом отложили до конца января 2020 года, но вот январь подходит к концу, а документ в повестку так и не внесен. Одной из причин называют его широкое обсуждение — у, казалось бы, полезного закона нашлось много противников.

Вместе с авторами законопроекта, юристами и общественниками мы разбираемся, что не так с законом, который нужен всей стране.

О чем этот закон?

Закон о профилактике семейно-бытового насилия, по мнению авторов проекта, поможет защитить жертв домашних тиранов. В первую очередь речь идет о женщинах и детях. Он вносит ряд изменений в текущее законодательство:

— вводит понятие семейно-бытового насилия;
— обязывает медиков сообщать полиции, если полагают, что травма получена пациентом в результате домашнего насилия;
— обязывает госорганы реагировать на информацию о домашнем насилии немедленно;
— обязывает соцслужбы заниматься реабилитацией и социальной адаптацией жертв;
— вводит профилактический учет и контроль для проблемных семей;
— включает в число жертв домашнего насилия сожителей и бывших супругов;
— разрешает выдавать защитное предписание — временный охранный ордер, запрещающий насильнику общаться с жертвой.

Впервые законопроект о профилактике семейно-бытового насилия был внесен в Госдуму в 2016 году, но тогда не прошел даже первое чтение. О необходимости такого закона заговорили вновь после того, как в 2017 году были декриминализированы побои в семье.

— Я глубоко убеждена, что декриминализация побоев в отношении близких лиц — большая ошибка. Власть дала домашним тиранам опасный сигнал: «Бейте женщин, бейте детей, мы не будем их защищать!», — говорит один из авторов законопроекта, депутат и член профильного комитета Госдумы Оксана Пушкина. — Это сделало и без того латентную проблему домашнего насилия ещё более скрытой, а борьбу с ним — более сложной.

По данным Совета Федерации, на которые ссылаются авторы закона, в 2018 году за помощью к государству обратились 33 тысячи жертв домашнего насилия. При этом речь идет только о людях, чьи отношения официально зарегистрированы, — супругах и прочих членах семьи. Люди, которые регулярно фигурируют в криминальной хронике под кодовым названием «сожитель», в этой статистике не учитываются. При этом число официальных браков уменьшается с каждым годом. По данным Росстата, в 2010 году было 1,2 миллиона свадеб, а в 2018-м — только 893 тысячи.

Авторы законопроекта ссылаются на то, что, даже когда женщины пытаются обратиться в полицию, им не помогают. Оксана Пушкина говорит, что срабатывает убеждение «милые бранятся — только тешатся», что в конце концов приводит к трагическим последствиям. Буквально на днях резонансное убийство беременной женщины произошло в Новосибирске: в преступлении подозревают ревнивого бывшего возлюбленного, от которого ей приходилось скрываться. Знакомые погибшей говорят, что она не раз писала на него заявления в полицию, но на них никто не реагировал.

В ноябре законопроект в новой редакции был опубликован на сайте Совета Федерации и сразу же вызвал бурный протест. Оппоненты заявили, что закон противоречит Конституции: в нем отсутствует презумпция невиновности, и вообще, он «направлен на разрушение семьи и общества». За две недели обсуждения только на сайте Совфеда было оставлено более 11 тысяч комментариев. Широко он обсуждался и в соцсетях.

Пикеты проходят как в поддержку закона, так и против него

Фото: Густаво Зырянов / NGS.RU

Высказались о законопроекте не только полуанонимные пользователи интернета, но и публичные личности — общественники, депутаты и даже представители церкви. РПЦ выпустила официальное заявление, в котором однозначно осудила закон в текущей редакции, заявив, что он «несовместим с традиционными российскими духовно-нравственными ценностями».

— Он имеет явную антисемейную направленность, умаляя права и свободы людей, избравших семейный образ жизни, рождение и воспитание детей, в сравнении с остальными. Несправедливо обременяя семейных людей и родителей, законопроект тем самым фактически вводит особое «наказание за семейную жизнь», — заключили в Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства.

Там убеждены, что статистика, которую используют авторы законопроекта, никак не связана с реальностью. Патриарх Кирилл тоже ознакомился с предложенным текстом закона и заявил, что такой документ не удержит от совершения преступлений. При этом он призвал священников не стесняться приходить в семьи, где «царят глубокие неурядицы».

Не поддержали закон и некоторые депутаты. Лидер ЛДПР Владимир Жириновский заявил, что партия не будет голосовать за законопроект, потому что он приведет к увеличению разводов и отказов от брака. Лидер либерал-демократов убежден, что проблема в семьях из-за того, что мужчин в России мало, поэтому женщины терпят плохое отношение.

— Да, обязательно нужно найти форму защиты женщин, потому что они чаще подвергаются насилию. Но жертвами в плане убийств по статистике чаще становятся мужчины. Хотя женщин такая ситуация тоже не радует, потому что им нужны мужья, отцы их детей. Он может бить её, пить горькую, но она будет соглашаться, потому что другого мужа может и не быть, — заключил Жириновский.

Еще одним его аргументом стало то, что обратиться в полицию могут и родители, и дети.

— Вот у ребёнка отобрали смартфон, сказали ему идти учить уроки. А он пожаловался на родителей, и тут уже его мать и отца упрекают, что они плохо воспитывают детей, — объяснил депутат.

Противникам закона не нравится, что дети могут пожаловаться на родителей

Фото: Тимур Шарипкулов / UFA1.RU

Неожиданностью стало, что против закона в том виде, в каком он есть сейчас, выступили даже его соавторы из числа правозащитников. Активистку Алену Попову возмутило, что цели закона — «сохранять семью» и «содействовать примирению сторон». По ее словам, именно после формального примирения домашние насильники идут на убийство своих жертв. С ней во многом согласна член рабочей группы по созданию законопроекта при Совфеде, адвокат Мари Давтян.

— Это редакция не просто урезанная и сокращенная, она еще и во многом юридически безграмотная. Это результат заигрываний Совфеда с разного рода радикальными консервативными группами, — объяснила она.

Закон критикуют преимущественно за его размытые, а местами и вовсе неверные формулировки, которые по факту лишают его всякого смысла. Например, семейно-бытовое насилие трактуется так: «Умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления». Но юристы утверждают, что все такие действия так или иначе попадают либо под административный кодекс, либо под уголовный. В то же время противники законопроекта обращают внимание, что в нем нигде не дается определение «психического страдания», что может привести к злоупотреблению этим законом на практике.

Семейный юрист из Нижнего Новгорода Елена Прохорова, представлявшая в Госдуме доклад о своем регионе, пообщалась с депутатами и уверена, что шансов у этого законопроекта нет.

— Я думаю, что не примут его в такой редакции. Нужно отредактировать, но пока никто не знает как — слишком сильное противостояние, — объясняет она. — Есть депутаты, которые поддерживают, есть те, кто категорически против. Они основываются на чем? Мы так жили и вроде выросли. Многие этого просто не понимают. Они придираются даже к тому, что если будет охранный орган, то женщины могут потом этим злоупотреблять, выгонять мужчин из своего жилья.

Автор законопроекта, депутат Оксана Пушкина полагает, что все эти доводы необоснованны. Она считает, что законопроект полностью готов.

— Я знаю, что России нужен закон о профилактике семейно-бытового насилия, и убеждаю коллег-депутатов принять его, чтобы чётко обозначить нашу позицию по этому важнейшему вопросу. Такой шаг сам по себе сможет существенно снизить уровень насилия в семьях.

Столкнулись с проблемой домашнего насилия? Пишите нам на почту редакции , в нашу группу во « ВКонтакте », а также во все мессенджеры по номеру +7 93 23–0000–74.

Такой шаг сам по себе сможет существенно снизить уровень насилия в семьях.

Добавить комментарий