Облигации госзайма ссср

Виды активов

В СССР выпускалось несколько видов облигаций:

  • Натуральные. Это первые ценные бумаги СССР. За их покупку инвестор расплачивался деньгами, а государство, про истечение определенного времени, выкупала активы за продукты питания или какие-либо изделия промышленного производство. Расчет за активы оговаривался заранее на стадии реализации облигаций.
  • Выигрышные. Такие активы позволяли получить некоторую сумму денег. Правила розыгрыша указывались на обратной стороне бумаги. Обычно условиями были такими – дивиденды получал каждый третий владелец актива. Номинал бонда был 100 рублей.
  • Процентные. На счет держателей этих облигаций один раз в несколько месяцев перечислялась определенная сумма денег. Иногда к бонду прикреплялись купоны. По ним раз в год владелец ценной бумаги могу получать средства. Это и были проценты актива. После окончания талонов инвестор продавал бумагу государству по номинальной стоимости.

Ценные бумаги Советского Союза разделяли также по срокам действия. Изначально активы выпускали с периодом инвестирования 2-3 года. Позднее период увеличили до 10 лет, а потом были выпущены долгосрочные облигации, сроком на 20 лет. Однако после окончания срока инвестирования правительство могло продлить период, откладывая выплаты по депозитам. При этом время продления инвестирования было неограниченно.

Когда все-таки начинались выплаты, за ними выстраивались очереди, поскольку их в любой момент могли приостановить. Люди годами не получали положенных денег. Поэтому в Советском Союзе выгоду от инвестиций в облигации получало, по большому счету, только государство.

Расчет за активы оговаривался заранее на стадии реализации облигаций.

Какие бумаги достались вам

Скорее всего, у вас на руках вот такие бумаги:

В 1982 году руководство СССР прибегло к традиционному способу наполнения казны — продаже государственных облигаций населению. Срок их погашения был установлен через 20 лет — в 2002 году.

Но уже в 1991 году СССР прекратил свое существование. Российская Федерация объявила себя правопреемником СССР и приняла на себя обязательства по погашению его долгов.

В период с января 1992 года по октябрь 1993 года государство выкупало эти облигации по курсу 160 «новых» рублей за 100 рублей облигациями. Внешне это похоже на прибыль 60% за 10—11 лет, примерно 5,5—6% годовых. Но по факту из-за высокой инфляции 160 рублей обладали гораздо более низкой покупательной способностью. Вряд ли такой обмен можно назвать выгодным.

Еще старые гособлигации можно было обменять на новые облигации, теперь уже Российской Федерации. Государство выкупало их обратно до декабря 2005 года. После этого выкуп был завершен, и облигации к обмену более не принимались.

Поэтому вы можете встретить рекомендации быть как Юрий Лобанов.

Облигации военных времен

Сразу, после начала Великой Отечественной войны, почти все начатые строительства были приостановлены. Для фронта использовались почти все средства. Свою роль сыграли и займы. Они были как процентными, так и выигрышными. При этом каких-либо затруднений с распространением облигаций не было. Кампании проводились грамотно, свою роль играл и патриотизм людей.

Без затруднений среди граждан распространяли облигации, имеющие номиналы от 25 до 500 рублей. Они были выигрышными. Среди мелких предприятий (артели, товарищества) – 2-процентные ценные бумаги номиналами от 100 до 1000 рублей. Эти облигации имели купоны. Срок погашения всех облигаций – 20 лет. За время войны облигаций было выпущено на 81 миллион рублей, при этом среди населения было распространено облигаций на 76 миллионов.

В 1947 году в стране провели денежную реформу, при которой пересчитали и вклады людей.

Что делать с советскими облигациями

Эмиссия ценных бумаг — отличная возможность пополнить казну на все времена. Советский союз не стал исключением и взял на вооружение данный способ. За весь период своего существования через облигации СССР осуществлял займы на разные сроки. Условия одалживания средств также отличались.

Началом истории эмиссии облигаций становится 1922 год.

Минфин России расплатился за СССР – облигации 1982 года больше не выиграют

Москва, 24 мая. /МФД-ИнфоЦентр, MFD.RU/

Вклады российских граждан в “Сбербанке СССР” и их вложения в советские облигации будут компенсироваться по новой схеме. Как сообщает “КоммерсантЪ”, превращение остатков всех советских вкладов в ценные бумаги (что предусматривалось законом 1995 года) признано слишком обременительным для бюджета, а держателям облигаций выпуска 1982 года Минфин больше платить не намерен.

Межведомственная комиссия по вопросам дореформенных сбережений граждан, созданная приказом Минфина, разработала законопроект о порядке выплат компенсаций гражданам, державшим деньги в “Сбербанке СССР” и РСФСР, а также в государственных облигациях, сообщил «Интерфакс». Ранее все гарантированные сбережения планировалось переоформить в государственные ценные бумаги. Но авторы нового законопроекта подсчитали, что это привело бы к возникновению дополнительного внутреннего госдолга только в 2013 году в 29.6 трлн руб., или 40% ВВП. Такие последствия применения закона от 1995 года о компенсациях советским вкладчикам авторы нового законопроекта называют “катастрофическими” для государственных финансов. В 2013–2015 годах в бюджете на эти цели заложено всего 150 млрд рублей. Для того чтобы уложиться в эту сумму, авторы нового законопроекта предлагают признать закон 1995 года утратившим силу и утвердить другую схему выплаты компенсаций — без обращения всего остатка советского внутреннего госдолга в ценные бумаги.

Все выплаты предлагается завершить до 25 декабря 2020 года, к этому времени планируется выплатить компенсации по дореформенным вкладам граждан в “Сбербанке” (315.3 млрд “советских” рублей), взносам в «Росгосстрахе» (29.4 млрд рублей) и выкупить государственные казначейские обязательства СССР и РСФСР и сертификаты Сбербанка СССР и РСФСР (840 млн рублей). В целом гарантированные сбережения граждан составляют 345.54 млрд рублей. Номинал сбережений в Сбербанке и «Росгосстрахе» при выплате компенсаций предлагается увеличить в четыре раза (остатки на 20 июня 1991 года и 1 января 1992 года соответственно), при выплате будут применяться различные понижающие коэффициенты в зависимости от того, в каком году был закрыт вклад.

Что же касается облигаций государственного внутреннего выигрышного займа 1982 года, то авторы законопроекта предлагают считать государственные обязательства по ним исполненными в полном объеме и прекратить выкуп этих бумаг. Как подсчитали в Минфине, притом что, по данным Сбербанка, сумма облигаций 1982 года, реализованных на территории РФ, составляла на 1 января 1992 года 9 млрд рублей, в течение 1992–1994 годов объем этих бумаг, предъявленных к погашению или обмену на гособлигации других выпусков, уже составил 12.1 млрд рублей (Сбербанк выкупал облигации из расчета 160 рублей за 100 рублей номинала). Приток бумаг, предъявляемых к погашению российским властям, осуществляется из бывших советских республик, которые, став самостоятельными государствами, должны сами решать эту проблему, сочли в Минфине.

Кроме того, как уже сообщали СМИ, в Минфине обеспокоены тем, что в интернете в последнее время развернулась активная вторичная торговля ОГВВЗ-1982, притом что подлинность предлагаемых к продаже облигаций (как удалось выяснить изданию, один из пакетов выставлялся на продажу с территории Грузии) зачастую вызывает сомнения.

Решение Минфина признать выпуск гособлигаций 1982 года погашенным должно поставить точку, по крайней мере, в одном громком деле — о банкротстве “Витас-банка”. Как сообщалось, руководство этого банка, процедура банкротства в котором была запущена летом прошлого года, пыталось доказать, что облигации выигрышного займа 1982 года на его балансе стоят миллиарды рублей и являются нормальным активом.

Агентство по страхованию вкладов в качестве конкурсного управляющего доказывало обратное — что эти бумаги не стоят практически ничего (несколько тысяч). Так как выкуп бумаг не проводится несколько лет (еще до принятия нового закона Минфина он был приостановлен до 2015 года), определить их реальную рыночную стоимость было невозможно, и АСВ даже пошло на то, чтобы выставить пакет облигаций на тендер по цене, близкой к той, которую давало за них руководство “Витас-банка” (около 1 млрд рублей), чтобы доказать, что эта цена нереальна и покупателей не найдется. Признание Минфина, что ОГВВЗ-1982 выкупу не подлежат, делает исход этого эксперимента предрешенным, а основания для банкротства “Витас-банка” — незыблемыми.

Москва, 24 мая.

Сколько было выпущено облигаций

В таблице 2 представлены все виды ценных бумаг, выпущенных в СССР.

Реализация займов периода первых пятилеток и индустриализации страны проводилась по подписке.

В СССР

Советская власть начала проводить внутренние займы в 1922 г. при переходе к Новой экономической политике (НЭП). Рынок внешних заимствований для СССР был закрыт, поэтому выпуск государственных ценных бумаг для населения стал фактически главным способом сокращения дефицита денежных средств.

Гособлигации советского времени выпускались не только процентными, но и “выигрышными”. То есть помимо выплаты по процентам их покупатели имели шанс получить крупный выигрыш (сведения о них публиковались в печати). Например, военный заем 1942 г. обещал выигрыши до 50 тыс. руб. (около 100 среднемесячных зарплат).

Первый советский госзаем 1922 г. был номинирован в пудах зерна. Общая сумма средств, вырученных государством за счет его продажи, составила около 25% средней массы бумажного обращения. В 1923 г. были выпущены первые принудительные займы, которые обязаны были покупать частные предприниматели, комиссионеры, подрядчики и т. д. С 1924 г. займы начали выпускать в денежном эквиваленте. Доходность по займам времен НЭПа достигала 12%.

До 1927 г. займы были добровольными, однако затем их начали распространять по подписке среди трудовых коллективов. Фактически это означало их принудительное распространение: рабочие всех госорганизаций и предприятий тратили 6,5%-7,6% своей годовой зарплаты на покупку облигаций.

Начиная с 1930 г. государство стало переносить сроки выплат по ранее реализованным займам, а затем уменьшать их доходность. Так, в 1936 г. ранее выпущенные восьмипроцентные займы были принудительно обменены на трехпроцентные, а их погашение было заморожено на 20 лет.

С 1938 г. приобретать гособлигации обязали работников колхозов. В 1930-х гг. выпускались займы “укрепления обороны Союза ССР”, индустриализации, займы второй и третьей пятилеток. Во время Великой Отечественной войны были выпущены четыре государственных военных займа, обеспечивавших около 10% всех доходов госбюджета.

После войны выпускались государственные займы “восстановления и развития народного хозяйства”. К 1956 г. госдолг по облигациям превысил 250 млрд руб. (почти половина доходов бюджета СССР).

19 апреля 1957 г. ЦК КПСС и Совет министров СССР приняли постановление “О государственных займах, размещаемых по подписке среди трудящихся Советского Союза”, которое фактически заморозило все выплаты и выигрыши по ранее выпущенным облигациям. При этом власти утверждали, что это решение было “подсказано снизу” трудовыми коллективами. Фактически это означало дефолт по гособлигациям.

В 1959 г., выступая на XXI съезде КПСС, глава государства Никита Хрущев заявил: “Миллионы советских людей добровольно высказались за отсрочку на 20-25 лет выплат по старым государственным займам. Этот факт раскрывает нам такие новые черты характера, такие моральные качества нашего народа, которые немыслимы в условиях эксплуататорского строя”. Впоследствии в СССР были выпущены только два госзайма: в 1966 и 1982 гг.

Часть старых советских облигаций начали погашать в 1971 г. После распада СССР выплаты по ним окончательно прекратились, за исключением займа 1982 г., который выкупался до 2013 г.

Читайте также:  Виды детских пособий в Рязанской области в 2020 году

Всего за историю СССР было размещено 60 различных выпусков государственных займов.

Впоследствии в СССР были выпущены только два госзайма в 1966 и 1982 гг.

Снести и построить заново

Хотя с введением запрета на обращение ценных бумаг страна избавилась от платежей по государственному долгу, была подмочена кредитная история России, а заодно подчистую уничтожен исторический опыт обращения с такими инструментами.

До революции в ходу были и акции, и облигации

В 1917 году акции и облигации утратили свою юридическую силу, а рынок ценных бумаг прекратил существование, чтобы переродиться уже в совершенно иной форме: 20 мая 1922 года был выпущен первый государственный заем, “натуральный” – на 10 млн пудов ржи на срок 8 месяцев.

Взять с населения было нечего, кроме натурального продукта. Как только денежная реформа 1922 – 1924 годов начала приносить результаты, займы стали выпускаться и в денежном эквиваленте.

31 октября 1922 года было объявлено о подписке на первый советский денежный заем на 100 млн руб. В следующем году выпустили еще два беспроцентных займа: хлебный и сахарный.

Тогда же вышел краткосрочный заем Наркомата путей сообщения в форме транспортных сертификатов на сумму 24 млн золотых рублей и сроком от девяти месяцев до года. Покупатели могли использовать их для оплаты поездок по железной дороге, в связи с чем эти ценные бумаги получили самое широкое распространение наряду с только что введенными советскими дензнаками и твердыми червонцами. Номинал железнодорожных облигаций был меньше червонца – пять рублей со страховкой от обесценивания.

В тот момент советская пропагандистская машина еще не была отлажена, гражданам сложно было понять, зачем отдавать свои кровно заработанные деньги государству. Поэтому размещение некоторых займов проводилось в принудительном порядке в рассрочку через сберкассы. Первый принудительный заем был размещен еще в 1923 году. Это были 6-процентные выигрышные облигации для имущих слоев населения. Их обязаны были приобретать комиссионеры, подрядчики, поставщики и прочие частные предприниматели, разбогатевшие в годы НЭПа.

Чтобы обеспечить ликвидность бумаг, советские экономисты устанавливали по ним очень высокую доходность, которая порой достигала 12%. Особой популярностью пользовались облигации с выигрышами в тиражах и ценные бумаги, предоставлявшие держателям дополнительные льготы. Под залог гособлигаций можно было получить банковские ссуды или использовать их для уплаты налогов. Эти уступки были вынужденными – поскольку советское правительство аннулировало дореволюционные долги, иностранные государства на этом основании совершенно справедливо отказывались кредитовать молодую Советскую Россию. Так государственные займы стали основным средством преодоления бюджетного дефицита.

“Мы, советское правительство, обращаемся теперь к рабочим и крестьянам, к трудящимся, ко всем честным гражданам внутри своей страны и говорим: “Нас не признали международные банкиры и не пожелали дать заем, но мы апеллируем к вам, трудящимся массам нашей страны, предлагаем вам оказать кредитную поддержку советскому правительству для того, чтобы оно не должно было лезть в ту петлю, которую хотели накинуть на его шею банкиры Лондона и Нью-Йорка”, – писал в своей книге “Финансовая политика революции” нарком финансов Григорий Сокольников.

Но лозунги действовали не очень эффективно. И тогда для продвижения государственных займов было решено использовать технологию, которая сейчас именуется product placement. В 1925 году на экраны Советского Союза вышел фильм “Закройщик из Торжка” режиссера Якова Протазанова с любимцем советских женщин Игорем Ильинским в главной роли. Картина была снята на деньги Наркомата финансов и пропагандировала покупку гособлигаций. После просмотра зрители расхватывали ценные бумаги как горячие пирожки. Два года спустя Наркомфин профинансировал съемки еще одного фильма – “Девушка с коробкой” Бориса Барнета, которую критики считают первым рекламным фильмом в истории советского кинематографа. Всплеск спроса на облигации снова не заставил себя ждать.

Как только денежная реформа 1922 1924 годов начала приносить результаты, займы стали выпускаться и в денежном эквиваленте.

Про облигации госзайма при Сталине

Существует устойчивый миф, что население СССР было массово ограблено в том числе и с помощью этих займов, которые “ужасный” Сталин впаривал населению. Как все было на самом деле и попробуем разобраться. Сперва о грабеже населения – был ли он, как факт? Судя по тому, что расходы населения, куда входила также покупка гособлигаций, были всегда ниже доходов населения, то говорить о грабеже не очень ловко:

Источник Центральный банк РФ. Есть только две “красные” зоны, когда расходы превышали доходы – это денежные реформы 1947 и 1960 гг. Общее же превышение доходов населения над расходами составило 108 млрд. рублей до 1990 года.

Теперь о гособлигациях. Что это такое и с чем их едят. Подробнее об этом я писал тут. Нужно прежде всего понимать, что население СССР было совладельцем всего народного имущества – акционером огромной социалистической корпорации. В рамках этого понимания – займы есть форма инвестирования в развитие общего дела. Является ли инвестирование грабежом? Нет. Тем более, что регулярно население получало с этого дивиденды в виде процентов или выигрышей. Вот об этом из первых уст по воспоминаниям (“Заметки ленинградки” В.Г.Левина):

В заключение описания 1930-х гг. хочу упомянуть о государственных займах, введенных при индустриализации страны. Выглядело это так: с каждой годовой зарплаты гражданина отчислялась одна месячная зарплата в виде помесячного удержания ее десятой части, в конце года выдавались облигации на эту сумму под отдельным названием, например «заем второй пятилетки», третьей пятилетки и т. п. (приблизительно). Члены партии подписывались на двухмесячную зарплату. В семьях скапливалась большая пачка таких облигаций за разные годы. Но постоянно публиковались и вывешивались в сберкассах таблицы выигрышей на проценты от них, и почти всегда какая-то облигация выигрывала, так что это оказывалось и подспорьем в хозяйстве. Такие облигации можно было хранить в сберкассе, заложить их в сберкассе, т. е. они имели ценность. Во время войны эти облигации все сдали на оборону (но тиражи происходили и во время войны, и те, кто облигации не сдал, мог получать выигрыши, регулярные), как и радиоприемники. Но радиоприемники сдавали по другой причине — чтобы не слушали «вражьи голоса».

После войны мы снова подписались на аналогичные займы, но Хрущев в трудное переходное время законсервировал их, и многие, в том числе знакомые мне две семьи, выбросили их, не надеясь получить за них что-нибудь когда-нибудь. А их потом снова воскресили, и теперь у меня их остаток лежит, как облигация 1982 г.

Были ли они обязательными и можно было от них отказаться? Читаем далее:

Однажды, когда я была у главбуха Университета, к нему обратился профессор-математик пожилого возраста и соответственного профессионального облика. Он сказал, что ему в кассе не выдают зарплату из-за того, что он не подписался на очередной государственный заем. Главбух пытался его увещевать, но тот отвечал только одной короткой фразой: «На данный момент я не располагаю лишними средствами». Главбух дошел до белого каления и направил его в кассу, а сам туда позвонил. Кассир долго сопротивлялся, но главбух сказал: «Выдай ему зарплату, иначе нам это обойдется во много политических рублей».

Из этого эпизода понятно, что можно было отказаться, имея упертый характер.

Какова была доля расходов на эти самые облигации? В этом дает представление записка министру финансов СССР Звереву А.Г. от зам.начальника ЦСУ СССР В.Монахова. По ней я сделал диаграмму для лучшего понимания материала:

Перед нами распределение некоторых расходов семьи рабочего за 1951 год. Как видно из нее, на покупку облигаций уходило 6,6%. У семьи ИТР эта доля была больше – 7,6%, но и сам доход был больше 1 618,6 рублей против 1 255,6 дохода рабочей семьи. Дохода, а не зарплаты. Для сравнения: на оплату услуг ЖКХ тогда уходило 3,1%! Сопоставьте эту долю с нынешними расходами на ЖКХ, которые составляют от 17 до 8%. Это не считая невиданных в СССР нынешних расходов на образование и медицину.

Не знаю, как кому, но по мне лучше платить 6-7% на помощь восстановлению страны (с отдачей, причем), чем платить, как сегодня, огромные деньги барыгам от ЖКХ, медицины и образования безо всякой отдачи для нас.

В рамках этого понимания – займы есть форма инвестирования в развитие общего дела.

Сумма подписки на массовые займы по пятилеткам составила:

  • в 1928–1932 гг. – 1 млрд 401 млн руб.
  • в 1933–1937 гг. – 4 млрд 042 млн руб.
  • в 1938–1941 гг. – 8 млрд 486 млн руб.
  • в 1942–1945 гг. – 22 млрд 427 млн руб.
  • в 1946–1950 гг. – 23 млрд 969 млн руб.

Но с учетом постоянного перевыполнения плана мобилизации средств населения государство получило взаймы за годы предвоенных пятилеток около 50 млрд, в годы войны – 76 млрд, в 1946–1950 гг. – около 133 млрд руб. В информации московского городского комитета ВКП(б) о ходе подписки на государственный заем восстановления и развития народного хозяйства в 1946 г. сообщалось: ученые Академии наук СССР дали взаймы государству 1 млн 948 тыс. руб., что составило 186 % от их месячного фонда зарплаты. В частности, президент Академии наук С. И. Вавилов при окладе в 30 тыс. приобрел облигаций на 100 тыс. руб. В первый же день размещения займа полностью завершили подписку: Министерство здравоохранения СССР – на 169,2 % от месячного фонда зарплаты, Министерство внешней торговли – на 157,5 %, Министерство финансов – на 180 %.

Плакат – реклама займа «Пятилетка в 4 года» в клубе металлистов. Ростов-на-Дону, апрель 1931 г.

В то же время в сводки органов госбезопасности все чаще попадала информация об отказе трудящихся поддерживать подписные кампании. Так, 22 апреля 1947 г. в цехе Оптико-механического завода им. ОГПУ в Ленинграде (ныне ОАО «ЛОМО») проводилась беседа на тему: «Куда идут наши займы». В конце ее докладчику был задан ряд вопросов «антисоветского характера». Рабочий Быков, в частности, спросил: «Кто дал право правительству проводить конверсию старых займов, которым подошел срок погашения? И кто гарантирует нам, что это же не повторится через 20 лет, когда истекут сроки новых займов?» В мае 1948 г. слесарь Особого конструкторского бюро № 16 в Москве Иванов при заработке 1900 руб. согласился дать государству взаймы лишь 500 руб., объяснив: «На месячный заработок по призыву партийного собрания не подпишусь в связи с тем, что не вижу улучшения материального положения рабочих, о котором так много говорят».

Еще в 1930-е гг. нелегальный оборот облигаций стал заметным сектором теневой экономики. Скупщики активизировались с окончанием войны. Мелкие спекулянты «зарабатывали» 1–2 руб. на каждой сторублевой облигации, поставляя их «оптовикам». У одного из таких дельцов сотрудники ОБХСС Свердловской области в ходе реализации агентурного дела «Миллионер» изъяли ценных бумаг на сумму 1 млн 314 тыс. руб. и на 133 тыс. руб. вкладов на сберкнижках. Многие «оптовики» были связаны с еще более крупными держателями. Арестованный в январе 1953 г. в Ленинграде капитан 2-го ранга Григорьев (член КПСС) с 1945 г. скупал облигации по 6–10 руб. за 100-рублевый номинал. При обыске у него было обнаружено ценных бумаг на 618 250 руб. По его собственному признанию, ежемесячный доход от выигрышей достигал 10 тыс. руб.

Читайте также:  Как отличить настоящие 10 долларов от фальшивых.

Нередки были и злоупотребления работников учреждений госкредита, «забывавших» сообщить о необходимости держателям проверить номера по тиражным таблицам. Облигации в их кладовых учитывались только по листам, что давало возможность легкой подмены. Именно таким образом трое сотрудников Ногинской районной сберкассы незаконно получили выигрышей на сумму 126 тыс. руб. Всего за 1945 г., по данным начальника ОБХСС Главного управления милиции МВД СССР Громилова, финансовые служащие похитили облигаций госзаймов и лотерейных билетов на 936 417 руб.

В 1947 г. в ходе денежной реформы была осуществлена очередная конверсия займов. Руководство страны объяснило это тем, что значительная часть госдолга сложилась в годы войны, когда покупательная способность рубля понизилась, а погашать этот долг следовало полноценным рублем. Имевшиеся в обороте ценные бумаги обменивались на облигации единого конверсионного государственного займа 1948 г. в соотношении 3 : 1. Процентная ставка при этом снижалась до 2 % годовых.

К 1 апреля 1957 г. по займам, размещенным по подписке среди трудящихся, власти задолжали гражданам около 260 млрд руб. После «единодушной поддержки» предложенных Н. С. Хрущёвым мер 19 апреля 1957 г. ЦК КПСС и Совет министров СССР издали постановление, согласно которому прекращалось проведение тиражей выигрышей ранее выпущенных займов и отсрочивалось на 20 лет погашение облигаций. Фактически населению навязывалась сделка: государство обещало не проводить новые займы взамен на согласие граждан на 20-летнюю отсрочку погашения всех выпущенных ранее тиражей и отказ от получения по ним процентов. Поступления от займовой операции были заложены в бюджет, поэтому в 1957 г. выпустили еще один государственный заем сроком на пять лет на сумму 12 млрд руб.

Фактически это означало, что колхозников заставляли платить дважды.

Займы в СССР и РФ. История обмана

1) Займы в СССР.
Первые займы СССР были размещены в 1922 году. В 1930-е годы была развёрнута мощнейшая агитационная кампания огромного количества внутренних займов среди населения, как государственных (оборонных, народнохозяйственных), так и местного значения (на постройку конкретного учреждения). Хоть займы и назывались добровольными, фактически выплаты были обязательными, в среднем житель СССР отдавал 2-3 зарплаты в год на госзаймы. Государство в эти годы получало от займов столько же, сколько приносили все остальные налоги и сборы с населения. В 1936 году государством был практически объявлен дефолт на госзаймы — облигации восьмипроцентных займов были насильственно обменяны на трёхпроцентные, погашение которых было отсрочено на 20 лет.
К 1957 году подошли сроки платежей по займам 30-летней давности, и Совмин постановил вновь отсрочить ранее обещанные платежи ещё на 20 лет.

С 1946 по 1957 год было выпущено пять тиражей 20-летних облигаций, целью которых было восстановление и развитие народного хозяйства. Доход по ним выплачивался лишь в виде выигрышей. Еще два займа сроком на 26 лет были выпущены в 1947 году. Все они имели фактически принудительный характер, хотя официозные публикации и продолжали утверждать обратное.
Несмотря на регулярные конверсии и постоянное несоблюдение сроков гашения облигаций и порядка выплаты процентов по ним, в конце 1950-х годов сложилась ситуация, когда текущие расходы по обслуживанию всех выпущенных государственных займов превысили поступления в казну от размещения новых ценных бумаг.

Тогда в 1957 году ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли постановление «О государственных займах, размещаемых по подписке среди трудящихся Советского Союза», согласно которому выпуск новых займов практически прекращался, ранее обещанные платежи вновь были отсрочены на 20 лет, и выигрышные тиражи проводиться перестали.
Всем спасибо, все свободны!

Но нет худа без добра, как говориться:
« Возьмём, к примеру, такой факт, как осуществлённые по инициативе трудящихся мероприятия в отношении государственных займов. Миллионы советских людей добровольно высказались за отсрочку на 20—25 лет выплат по старым государственным займам. Этот факт раскрывает нам такие новые черты характера, такие моральные качества нашего народа, которые немыслимы в условиях эксплуататорского строя.
Никита Хрущёв, доклад на XXI съезде КПСС»

2) «Павловская» реформа 1991 г.
22 января 1991 года Президент СССР Михаил Горбачев подписал Указ об изъятии из обращения и обмене 50- и 100-рублёвых купюр образца 1961 года. О подписании Указа было сообщено по телевидению в 21 час по Московскому времени того же дня, когда практически все финансовые учреждения и магазины уже были закрыты. Наиболее находчивые люди в ближайшие часы после этого смогли разменять имевшиеся у них 50- и 100-рублёвые купюры в кассах метро, железнодорожных вокзалов и у таксистов (многие кассиры и таксисты, занятые работой, ещё не знали об оглашении Указа). Некоторым удалось отправить крупные денежные переводы в отделениях почты при вокзалах, работавших до 24 часов. Очень изворотливые покупали за 50- и 100-рублёвые купюры в кассах железнодорожных вокзалов и аэропортов билеты на дальние расстояния на несколько дней вперёд, а потом после окончания обмена сдавали эти билеты и получали деньги. Реформой предусматривалось, что 50- и 100-рублёвые купюры образца 1961 года подлежат обмену на более мелкие купюры образца того же 1961 года, а также купюры 50 и 100 рублей образца 1991 года.

Обмен изымаемых купюр сопровождался существенными ограничениями:
Сжатые сроки обмена — три дня с 23 по 25 января (со среды по пятницу).
Не более 1000 рублей на человека — возможность обмена остальных купюр рассматривалась в специальных комиссиях до конца марта 1991 года.
Одновременно была ограничена сумма наличных денег, доступных для снятия в Сберегательном банке СССР — не более 500 рублей в месяц на одного вкладчика. Поскольку граждане могли иметь вклады в нескольких сберкассах, в том числе в разных городах, то на последних страницах общегражданского паспорта сотрудниками сберкасс делались отметки о снятых со вкладов суммах.

3) Займы в РФ. Кризис 1999 г.
Кризис произошёл на фоне тяжёлой экономической ситуации в стране, усугублявшейся неэффективной макроэкономической политикой, проводившейся властями в середине 1990-х годов. В те годы жёсткая денежная политика (сдерживание инфляции за счёт отказа от эмиссионного финансирования госбюджета и за счёт удержания завышенного курса рубля) сочеталась с мягкой бюджетной политикой (необоснованно раздутые бюджеты, принимавшиеся контролируемой коммунистами Госдумой и подписывавшиеся президентом Ельциным). Толчок к возникновению кризиса дали два внешних фактора: резкое снижение мировых цен на товары топливно-энергетического комплекса (основной статьи российского экспорта) и кризис в Юго-Восточной Азии, вспыхнувший в середине 1997 года. Для стабилизации ситуации Правительство РФ и ЦБ РФ пошли на экстраординарные меры.
17 августа 1998 года был объявлен технический дефолт по основным видам государственных долговых обязательств. Одновременно было объявлено об отказе от удержания стабильного курса рубля по отношению к доллару, до того искусственно поддерживаемого (в сторону завышения) массивными интервенциями Центробанка России.

Последствия кризиса серьёзно повлияли на развитие экономики и страны в целом, как отрицательно, так и положительно. Курс рубля упал за полгода более чем в 3 раза — с 6 рублей за доллар перед дефолтом до 21 рубля за доллар 1 января 1999 года. Негативные результаты состояли в том, что было подорвано доверие населения и иностранных инвесторов к российским банкам и государству, а также к национальной валюте. Разорилось большое количество малых предприятий, часть банков лопнуло. Банковская система оказалась в коллапсе минимум на полгода. Вкладчики разорившихся банков потеряли вклады, сбережения населения девальвировались в пересчёте на твердую валюту, упал уровень жизни, количество получающих пособие по безработице удвоилось.

Да, я знаю, что теперь мы встали с колен и у нас самая стабильная в мире страна во главе с мудрым царем, государство черпает непосредственно из недр, и вообще сейчас все по другому.

Обмен изымаемых купюр сопровождался существенными ограничениями Сжатые сроки обмена три дня с 23 по 25 января со среды по пятницу.

Марафонец

Доход по облигациям процентного выпуска выплачивается один раз в год в размере 4 по купонам, сроки которых наступают 1 сентября каждого года, начиная с 1 сентября 1937 года.

Облигации СССР от Сталина до Хрущёва

Облигации появились достаточно давно, и кроме своего главного назначения выполняют ряд важных функций. Но то в рыночной, относительно свободной экономике, а в Советском Союзе власти видели в их выпуске прежде всего формально законный способ изъятия денег у граждан. То есть, долю зарплаты (например, 20-25%) люди зачастую получали этими бумагами в надежде когда-нибудь вернуть их номинальную стоимость. Конечно, порой облигации приобретали по собственной воле, тому способствовала широкая агитационная компания.

В СССР выпускались облигации двух основных видов: выигрышные (то есть, в теории имелся малый шанс получить крупную сумму при розыгрыше или вложенные деньги, но через 20 лет) и процентные (примерно на условиях банковского вклада). Правда, с получением средств чаще всего возникали большие проблемы. Львиная доля таких займов пришлась на сталинские и ранние хрущевские годы.

Советский Союз чуть ли не самого начала делал ставку на развитие промышленности, переоснащение армии и постройку пограничных укреплений. Это стремление нашло отражение в целях сбора денег при помощи облигаций. Ниже мы видим два бланка, один из которых выпущен «для укрепления обороны Союза ССР», а второй для выполнения третьей «пятилетки». Оба образца оформлены довольно аскетично – каких-либо украшений не наблюдаем. Отметим характерные для советских облигаций черты:

  1. На лицевых сторонах цели сборов переведены на языки всех республик Советского Союза (в 30-х годах прибалтийских республик еще не было в составе СССР);
  2. На оборотах подробно описаны условия акций.

Облигация 10 рублей (1937)

Облигация 25 рублей (1938)

Облигации времен войны с нацистской Германией оформлены куда красочнее: на всех до единой имеются военные сюжеты – в условиях тяжелого кризиса элементы пропаганды были просто необходимы.

Возможно, иллюстрация к бланку 1942 года создана на пару лет раньше, потому как советские солдаты изображены в касках СШ-36, которые к этому времени почти ушли в прошлое и применялись по остаточному принципу.

Облигация 50 рублей (1942)

Иллюстратор облигаций за 1943 год скорее всего вдохновлялся Курской битвой, которая развернулась как раз перед выпуском серии. На первом плане изображены пять танков Т-34, позади ряды атакующих советских пехотинцев, а в небесах несколько звеньев истребителей. Белые звезды на крыльях – не ошибка, просто красный цвет на таком фоне непременно потерялся бы.

Облигация 50 рублей (1943)

В 1944 году был собран очередной военный заем, на облигациях которого показаны советские солдаты верхом на броне мчащегося Т-34. В реальности подобным образом часто передвигались на марше, когда нужно было оперативно добраться до нужной точки, но не в сражении. Там бойцы старались сделать свой силуэт как можно менее заметным, чтобы не получить пулю, порой почти лежа по бокам и позади башни танка.

Читайте также:  Переезд из Казахстана в Россию

Облигация 50 рублей (1944)

Дизайн облигаций 1945 года также включал батальные сцены: пикирующие бомбардировщики Пе-2 в небе, наступающие советские солдаты с батареей гаубиц Б-4 на фоне и танки Т-34-85 вдалеке. Здесь же прорисован некий промышленный пейзаж.

Облигация 50 рублей (1945)

В период Второй Мировой войны СССР понес тяжелейшие материальные и людские потери (скоротечный конфликт с Японией тоже унес немало жизней), и государственные займы шли вереницей, практически ежегодно.

Бланки 1947 года оформлены достаточно скромно: никаких иллюстраций, только сухая информация. Однако быстро пришло понимание, что, если человека вынудили получить часть зарплаты облигациями, нужно наполнить бланк пропагандистскими сюжетами, чтобы снизить градус недовольства. К тому же, это чистая психология: красочно оформленная ценная бумага приятна человеческому глазу. Поэтому на послевоенных облигациях за редким исключением печатались промышленные пейзажи. На бланках за 1948 год, помимо прочего, заметна плотина электростанции. Возможно, это был намек на быстро восстановленную после войны Днепровскую ГЭС.

Облигация 25 рублей (1948 год)

Облигация 200 рублей (1948)

Облигации 1949 года были украшены иллюстрацией, показывавшей процесс разгрузки эшелона с тракторами «Сталинец». На первом плане виден паровоз типа «Феликс Дзержинский». На фоне изображен металлургический комбинат. Обратим внимание на малозаметную деталь: в целях займа указано, что деньги идут уже не на восстановление народного хозяйства, а на его развитие.

Облигация 100 рублей (1949)

Бланки, выпущенные двумя годами позднее, имеют на лицевой стороне промышленный пейзаж по правую сторону и сельскохозяйственный по левую.

Облигация 10 рублей (1951)

На облигациях 1952 и 1953 годов неизменно находил место образ легко узнаваемой сталинской высотки – главного здания МГУ. И не случайно, ведь это был один из самых амбициозных проектов того времени.

Облигация 100 рублей (1952)

Облигация 25 рублей (1953)

Бланки хрущевских времен чаще не содержат иллюстраций, больше напоминая обычные банкноты с поправкой на оборотную сторону.

Облигация 100 рублей (1955)

Облигация 100 рублей (1957)

Обратим внимание на малозаметную деталь в целях займа указано, что деньги идут уже не на восстановление народного хозяйства, а на его развитие.

Трагическая история облигаций в России: народные ОФЗ вызвали подозрение

Государственный заем станет новым способом обогащения рыночных барыг

28.02.2017 в 19:45, просмотров: 27168

На финансовом рынке активно обсуждается недавнее заявление главы Минфина Антона Силуанова о скором выпуске облигаций федерального займа (ОФЗ) для физических лиц. Одни специалисты называют эти бумаги отличной альтернативой вкладам на депозиты, поскольку правительство гарантирует выплату купонов. Другие находят в подобных бумагах множество изъянов. Минимальный объем покупки доступен далеко не каждому россиянину. Поэтому есть риск, что «народные облигации» откроют дорогу для обогащения биржевым воротилам, но отнюдь не массовому потребителю финансовых услуг.

Первый выпуск ОФЗ для физических лиц намечен на 1 апреля. И государство шутить не собирается. По словам Силуанова, эти ценные бумаги должны стать реальным инструментом заработка для самого широкого круга населения. Причем, по замыслу Минфина, инвестировать свои кровные в облигации будет гораздо выгоднее, нежели хранить деньги на депозитах. Их среднегодовая доходность составит 8,5% (за первый год — 7,5%), что где-то на 1% выше аналогичного показателя банковских вкладов. Чтобы развеять сомнения, министр финансов обещает сам прикупить такие ценные бумаги.

Впрочем, недоверие к «народным ОФЗ» все-таки остается. Как показывает история, выпуск облигаций для физических лиц в нашей стране практически никогда не наполнял карманы населения дополнительными доходами. Достаточно вспомнить практику размещения «народных» облигационных займов в СССР. В Советском Союзе до 1957 года, когда была свернута такая программа, было выпущено примерно 65 серий таких ценных бумаг. Сначала, в 1920-е годы, таким способом государство боролось с «советскими капиталистами» — нэпманами: всех, кто смог заработать определенный финансовый капитал, в обязательном порядке заставляли вкладываться в такие займы.

Потом облигации стали доступны всему населению. Причем на первых порах это было относительно выгодно. Для ликвидности первых «народных» облигаций (их покупка была уже добровольным делом каждого) государство обещало по ним высокую доходность — до 12%. Облигации также можно было оставлять в качестве залога под банковские ссуды, ими разрешили рассчитываться по налогам и даже оплачивать поездки на транспорте. Но счастье длилось недолго. Вскоре гражданам пришлось покупать облигации на принудительной основе — за счет средств населения советское правительство десятилетиями решало свои финансовые проблемы. А чтобы не возникало случаев уклонения от такого обязательства, бумаги выдавали вместо заработных плат. Затем последовали и другие ограничительные меры — доходность облигаций снизилась до 3–4%, конвертация в бумаги новых займов проходила с коэффициентом 3 к 1, а их погашение было отсрочено на 20–30 лет. В результате многие обладатели бумаг так и не дождались возможности получить обещанные деньги — после развала СССР облигации превратились в обычную макулатуру. Только единицам удалось получить законный доход. И не в российской инстанции, а в Европейском суде по правам человека. Житель нашей страны, обладавший облигациями Государственного внутреннего выигрышного займа, выпущенного в 1982 году, отсудил у российского правительства 1,2 тыс. евро.

Провалом закончился выпуск «народных» ОФЗ и в современной России. В 1993 году правительство выпустило государственные краткосрочные облигации, доход которых составлял разницу между ценой погашения и ценой покупки. Другими словами, ЦБ продавал облигации существенно ниже номинала, а Минфин выкупал по номиналу. Доходность по ним доходила до 30–50%. Однако эти бумаги только носили статус «народных». На деле их можно было купить только на аукционе, для чего необходимо было располагать серьезным капиталом. При этом многие обычные люди, даже не понимая, что такое ГКО, напрямую участвовали в этом процессе. Самым серьезным источником средств для обслуживания казначейских облигаций являлся федеральный бюджет, пополняемый налогами. Население исправно платило налоги, акцизные и другие фискальные сборы, но месяцами сидело без зарплат. А государство посредством этих облигаций строило настоящую финансовую пирамиду. И итог этого процесса оказался таким же, как и у всех финансовых пирамид: через пять лет поступлений в бюджет для расчета государства по ГКО стало не хватать, по ним был объявлен дефолт, а Россия погрязла в финансовом кризисе.

Нынешний выпуск ОФЗ, конечно, вряд ли приведет к таким трагическим последствиям. Но и заработать на них у большинства физических лиц, на которых рассчитаны бумаги, вряд ли получится.

Эксперты видят здесь сразу несколько рисков для граждан. Во-первых, хотя номинал одной облигации составляет всего 1 тыс. рублей, купить их можно только лотами, минимальный порог которых составляет 30 тыс. Для министра Силуанова, вероятно, это не станет проблемой. В отличие от рядового россиянина, средняя зарплата которого по итогам 2016 года составила, согласно Росстату, немногим более 36 тыс.

Во-вторых, как отмечают эксперты, государство через год может принудительно выкупить эти облигации и оставить покупателя с доходностью в 7,5%. Если отнять 4% прогнозируемой инфляции, то выигрыш получится чисто символическим для 12 месяцев ожидания — 3,5%. Для того, кто вложится на 30 тысяч, — чуть более 1 тыс. рублей.

В-третьих, по словам директора аналитического департамента «Альпари» Александра Разуваева, несмотря на то что на первых порах вторичный рынок ОФЗ не предусмотрен, впоследствии перепродажу этих ценных бумаг могут разрешить. Тогда, возможно, повторится ситуация с облигациями государственного сберегательного займа, которую мы наблюдали в 1990-е годы. Крупные банки будут выставлять котировки одновременно на покупку и на продажу. То есть выступят фактически в роли спекулянтов: сами будут по дешевке скупать бумаги у граждан, а затем продавать их дороже заинтересованным финансовым структурам.

Заголовок в газете: Народные ОФЗ обогатят рыночных воротил
Опубликован в газете “Московский комсомолец” №27334 от 1 марта 2017 Тэги: Инфляция, Кризис, Налоги, Суд, Транспорт Персоны: Антон Силуанов Организации: Правительство РФ Места: Россия

Тогда, возможно, повторится ситуация с облигациями государственного сберегательного займа, которую мы наблюдали в 1990-е годы.

Как только Хрущев осознал, что затраты на обслуживание внутреннего госдолга скоро превысят поступления от займов, он предложил трудящимся проявить сознательность и простить долги государству

Фото: Росинформ, Коммерсантъ

Чуть позже партия и правительство решили облегчить положение трудящихся и разрешили отдавать деньги за облигации частями — по 7-8% зарплаты в месяц. Что, правда, еще раз подчеркивало, что госзаймы не более чем дополнительный налог, который государство все-таки обещало когда-нибудь вернуть гражданам.

Но в 1956 году долг государства населению перевалил за 259,6 млрд руб. А на фоне борьбы с культом личности Сталина народ начал бурно возмущаться наличием в стране этого пережитка сталинской эпохи. Причем нажим со стороны администрации и парторганизаций вызвал поток писем в ЦК КПСС. С завода п/я 329 писали:

“Партийным бюро ТБ завода п/я 329 был нарушен принцип добровольности при подписке на заем. Одному коммунисту дали выговор с занесением в личное дело, 2-х с 12-14-летним партийным стажем перевели в кандидаты. Убедительно прошу разъяснить мне правильность понимания мною принципа добровольности и могут ли быть какие-либо решения отдельных парторганизаций по вышеизложенному”.

“Вчера, 18 мая, решением партбюро, а затем решением партийного собрания, меня перевели из членов КПСС в кандидаты: причиной к этому послужило то, что я подписался на заем на меньшую сумму, чем мне было предложено, а именно я подписался на 1500 руб. вместо предложенных 2200, при окладе 1400 руб. (не считая премиальных).

На партийном бюро, а также и на партийном собрании я пояснил мое семейное положение, но это было бесполезно. Убедительно прошу вас оказать мне содействие, а если я не прав, то разъяснить, в чем именно”.

Ко всему прочему на обслуживание внутреннего госдолга уходило до 17 млрд руб. в год, и, по расчетам Минфина, рост этих расходов в обозримом будущем должен был сравняться с объемом средств, собираемых с населения. Проблема требовала немедленного решения, и выход нашел лично “дорогой Никита Сергеевич”.

19 марта 1957 года на заседании президиума ЦК КПСС он объявил о принятом им решении: “Что если мы скажем народу: пусть откажутся от займов в пользу государства? Мы объявляем, что прекращаем выпуск займов”. Хрущев рассказал товарищам о придуманной им схеме, благодаря которой ограбление народа произойдет по инициативе самого народа. Он предложил провести собрания на крупных московских предприятиях — “Серп и молот”, “Красный пролетарий”, завод имени Лихачева, где рабочие должны принять обращение к стране об отказе от выплаты по займам. Затем инициативу должны были поддержать в других городах. На собраниях, как считал первый секретарь ЦК КПСС, нужно принять резолюции “не выплачивать по облигациям, а пусть они остаются на руках у держателей как знак их вклада в общее дело строительства социализма”.

Мелкие скупщики маскируются тем, что продают на рынках старые вещи.

Добавить комментарий