Вернуть выплаченную пенсию

ПФР просит вернуть переплату по пенсии

Моей маме-пенсионерке пришло заказное письмо из пенсионного фонда о якобы излишне выплаченных суммах пенсии из-за программной ошибки. Просят возместить добровольно.

Насколько это законно? И что будет, если не возмещать?

В действиях ПФР нет ничего противозаконного. Если излишняя выплата пенсии в пользу вашей мамы действительно была, то я бы посоветовала добровольно вернуть ее в ПФР. Иначе, если фонд обратится в суд — а он наверняка это сделает, — у него есть все шансы взыскать с мамы эту лишнюю выплату как неосновательное обогащение. И не исключено, что с процентами.

Когда не надо возвращать деньги

Есть такое общее правило. Человек, который случайно, без каких-либо оснований, получил выплаты, именуемые в ГК РФ средствами к существованию, не должен их возвращать как неосновательное обогащение.

В числе таких выплат не только пенсия, но и зарплата, пособия, стипендия, алименты и прочее. Вот реальный пример из суда. Бухгалтер из-за собственной невнимательности дважды выплатила работнику отпускные. Работник отказался вернуть ошибочно перечисленную сумму, и суд подтвердил, что работник вправе так поступить.

Когда надо вернуть

Из этого общего правила есть два исключения. Безосновательно полученные деньги надо вернуть, если их выплата произошла в следующих ситуациях.

Из-за недобросовестности получателя денег. Представим, что московский пенсионер официально устроился на работу и из-за этого потерял право на столичную надбавку к пенсии: она положена только безработным пенсионерам. О своем трудоустройстве он не уведомил ПФР и продолжал какое-то время получать надбавку. Это незаконно, и эти деньги надо вернуть.

Из-за счетной ошибки. Под ней, по мнению Роструда и судов, понимается:

  1. Арифметическая ошибка — то есть ошибка, допущенная при умножении, сложении, вычитании, делении. Типичный пример: вместо того чтобы сложить две суммы, бухгалтер их перемножил, и вот оно, неосновательное обогащение.
  2. Ошибка, возникшая из-за неправильного введения первичных параметров в компьютер. Вот решение суда об этом.

Переплата пенсии из-за сбоя в программе — это счетная ошибка или нет?

По этому случаю у судов полярные мнения. Вот конкретные примеры из практики.

В Усть-Илимске Иркутской области ПФР хотел взыскать с пенсионерки переплату, образовавшуюся из-за того , что его программа неверно рассчитала стажевый коэффициент для пенсии. Суд сказал, что это техническая ошибка, а никак не счетная. Поэтому пенсионерка ничего возвращать не должна.

Но гораздо больше судов полагают, что ошибку, произошедшую в результате сбоя ПО, надо расценивать как счетную. А значит, ПФР может через суд требовать от пенсионера вернуть переплату как неосновательное обогащение.

В качестве примера — история, случившаяся в Нижнем Новгороде. Там пенсионерка обратилась в ПФР с заявлением назначить ей единовременную выплату пенсионных накоплений. В этом случае по закону выплата пенсии по старости приостанавливается. Но из-за сбоя программы ПФР этого не случилось. И женщина продолжала какое-то время получать пенсию, которая на самом деле ей уже не полагалась.

Когда ПФР выявил переплату, он попросил добровольно ее вернуть, но пенсионерка никак на это не отреагировала. Тогда ПФР пошел в суд. Суд согласился с ПФР, заявив: «Счетная ошибка возникает не только при ручном счете, но и при автоматизированном расчете с помощью программного обеспечения».

Имейте в виду, что, кроме самой переплаты по пенсии, у ПФР есть полное право потребовать еще и уплаты процентов за пользование чужими средствами.

Иногда ПФР может сам, без суда, удержать у пенсионера переплату

У человека, который получает какую-либо пенсию, есть обязанность: незамедлительно уведомлять ПФР обо всех обстоятельствах, которые влекут прекращение выплаты пенсии или надбавки к ней либо влияют на ее размер.

К примеру, пенсионер, у которого есть ребенок в возрасте до 23 лет, обучающийся по очной форме, имеет право на фиксированную надбавку к пенсии. Но она положена лишь до тех пор, пока ребенок учится. Если его отчислят, об этом надо сообщить в ПФР. Выплачивать надбавку прекратят.

Если пенсионер этого не сделает, а потом фонд выявит переплату, он будет вправе самостоятельно принять решение удерживать переплаченную надбавку из суммы оставшейся пенсии. Максимальный размер такого удержания за раз — не более 20% от суммы пенсии.

Нередко ПФР выясняет, что у человека уже нет права на пенсию — например, ему не продлили инвалидность, — и, соответственно, прекращает ее выплачивать. То есть удерживать переплату не из чего. Тогда за возмещением расходов ПФР будет обращаться в суд.

Что в итоге

Вашей маме не надо игнорировать письмо из ПФР. Иначе фонд пойдет судиться с ней: у таких структур есть четкая установка биться за свой бюджет до последнего.

Маме стоит сходить в отделение ПФР и все подробно выяснить. Если переплата действительно есть, лучше вернуть ее добровольно.

Если у вас есть вопрос о личных финансах, правах и законах, здоровье или образовании, пишите. На самые интересные вопросы ответят эксперты журнала.

Загрузка

ПФР всегда прав, такова позиция верхов. А почему бы не наказать ответственного работника за свое халатное отношение к работе. Может и ошибок было бы меньше. Что обычный пенсионер сидит и считает коэффициенты, которые сам черт не разберёт?

Лариса Гусева

Сxодите вместе с мамой сначала в Пенсионный Фонд, пусть они конкретно скажут – что за ошибка. А после посещения ПФР посетите грамотного юриста – проконсультируйтесь. Если сбой ПО – счетная ошибка, то что тогда теxническая ошибка?

Лариса, была такая переплата, в результате вызвали письмом в пфр, писали заявление об удержании с пенсии, обоюдно решили в течение полугода возвращать небольшими суммами.

Людмила

У нас в ПФР вообще лишены здравого смысла. Доплата пенсионеру за студента в том случае, если он является иждивенцем. А если перед пенсией центр занятости платит 900 руб (т.к. на последнем месте менее полугода отработала,), а у него стипендия 1500 руб, то это я у него иждивенец. И доплата не положена. Отправила SMS-вопрос на прямую линию президенту. И получила ответ от того же самого ПФР.

Abdulaziz Hamrabaev

14.01.2020 я обратилась в пф по поводу того что не пришла пенсия я была уверена что академический отпуск меня до 13.01.2020, специалист проверил информацию и сказал о том что выплата прекращена в связи с окончанием академического отпуска который закончился 13.12.2019. я сообщила ему о том что подала документы на отчисление из учебного заведения и спросила нужно ли принести какую-то справку, на что мне ответили о том что выплата в любом случае прекращена в связи с окончанием академического отпуска и справка уже не требуется. Так же в учебном заведении мне сказали о том что информация о моем отчислении будет передана в пенсионный фонд и органы опеки. 17.01.2020 мне пришла пенсия, она продолжала поступать до 14.04.2020 о чем я не сообщила в пенсионный фонд, своей вины в этом не отрицаю, но скажите кто в этом виноват ведь я предупредила пф и придется ли мне выплачивать эту переплату

ВС объяснил, когда не надо возвращать излишне выплаченную пенсию

Верховный суд РФ защитил права инвалидов на получении пенсии: даже если врачи ошибочно присвоили гражданину такой статус, он не обязан возвращать социальные выплаты, поскольку обычный человек не может влиять на медицинских экспертов или оценивать правомерность их решений.

Высшая инстанция отмечает, что льготы не подлежат возвращению, если сам гражданин действовал добросовестно и никаких противоправных действий ради получения компенсации не получал. Причем добросовестность получателя соцвыплат презюмируется, то есть это органы власти должны доказать, что в действиях гражданина будто бы есть нарушения, указывает ВС.

Высшая инстанция рассмотрела дело жителя Ростовской области, которого прокуратура попросила лишить статуса инвалида и обязать вернуть выплаченную ему пенсию.

Надзорное ведомство пояснило, что ответчику бессрочно установили II группу инвалидности, при этом в документах не указана точная причина, лишь сделана пометка об «общем заболевании».

Прокуратура провела проверку и выяснила, что ряд необходимых для получения инвалидности документов отсутствует: нет данных о проведении медицинского освидетельствования, также как и сведений, что врачи на такое обследование ответчика вообще отправляли.
К тому же в производстве городского суда находилось уголовное дело бывшего начальника медучреждения, обвиняемого в получении незаконных денежных вознаграждений за выдачу лицам, не имеющим заболеваний, подложных справок об установлении инвалидности.

Прокурор посчитал, что и ответчик незаконно получил такую справку с целью получения соцвыплат, поэтому потребовал, чтобы суд взыскал с инвалида более 600 тысяч рублей. Представитель больницы, выдавшей справку ответчику о наличии инвалидности, с исковыми требованиями согласился.

Гуковский городской суд требования прокурора удовлетворил, а Ростовский областной суд и Четвёртый кассационный оставили это решение без изменения.

Разрешая спор, суд первой инстанции исходил из того, что в специальной автоматизированной системе, а также на бумажных носителях отсутствует информация о прохождении ответчиком медико-социальной экспертизы, а сам он письменные доказательства обратного не представил.

Однако ВС счёл, что решение о взыскании соцвыплат сделаны с существенным нарушением норм материального и процессуального права.

Верховный суд РФ напоминает, что социальные пособия и пенсии не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения, если отсутствует недобросовестность со стороны получателя (подпункт 3 статьи 1109 Гражданского кодекса). Этой же нормой, кстати, защищены излишне выплаченные премии, зарплаты, стипендии, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию.

«То есть (не подлежат возвращению) суммы, которые предназначены для удовлетворения необходимых потребностей, и возвращение этих сумм поставило бы гражданина в трудное материальное положение», — говорится в определении.

Исключением из этого правила являются факты недобросовестности со стороны получателя, в таких случаях выплаты необходимо вернуть.

«При этом добросовестность гражданина (получателя спорных денежных средств) презюмируется, следовательно, бремя доказывания недобросовестности гражданина, получившего названные в данной норме виды выплат, лежит на стороне, требующей возврата излишне выплаченных сумм», — указывает высшая инстанция.

Читайте также:  Порядок расторжения договора аренды земельного участка

ВС напоминает о позиции Конституционного суда: гражданин, которому назначены пенсия по инвалидности и ежемесячная денежная выплата, не может ставиться перед безусловной необходимостью претерпевать всю полноту неблагоприятных последствий в случаях, если впоследствии выявляется незаконность принятого в отношении его решения, притом что сами эти нарушения не являются следствием противоправных действий гражданина (абзац первый пункта 4 Постановления от 26 февраля 2018 года № 10-П).

«Возложение на гражданина, проходящего медико-социальную экспертизу, ответственности при нарушении работниками учреждения медико-социальной экспертизы процедуры принятия решения означало бы, по существу, вменение ему в обязанность контролировать их действия, притом что в рамках легальной процедуры проведения такой экспертизы он не может оказать влияние на принятие соответствующим учреждением того или иного решения», — отмечает ВС.

Высшая инстанция рекомендовала судебным органам в каждом конкретном деле о спорных соцвылатах устанавливать наличие или отсутствие признаков недобросовестности (противоправности) в действиях получателя пенсии.

Это соответствует правовой позиции КС РФ, выраженной им в постановлениях от 6 июня 1995 г. № 7-П, от 13 июня 1996 г. № 14-П, от 28 октября 1999 г. № 14-П, от 22 ноября 2000 г. № 14-П, от 14 июля 2003 г. № 12-П, от 12 июля 2007 г. № 10-П и др.

«Иной подход приводил бы к нарушению принципов справедливости, правовой определённости и поддержания доверия граждан к действиям государства, препятствуя достижению баланса частных и публичных интересов, и в конечном итоге — к несоразмерному ограничению конституционного права на социальное обеспечение», — подчеркивает ВС.

В данном споре суд не принял во внимание правовую позицию КС, а решение в пользу прокуратуры принял, так как ответчик не смог доказать свою добросовестность.

«Но поскольку добросовестность гражданина при разрешении требований о взыскании пенсионных выплат в связи с инвалидностью презюмируется, ввиду того, что гражданин в рамках легальной процедуры проведения медико-социальной экспертизы не может оказать влияние на принятие соответствующим учреждением того или иного решения, суду первой инстанции следовало возложить бремя доказывания недобросовестности (ответчика) на прокурора, обратившегося в суд», — поясняет ВС.

Суды эти обязанности не выполнили, а значит их решения о взыскании с ответчика начисленной ему пенсии нельзя признать законными. В связи с чем дело в этой части дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Какие ошибки заставят вас вернуть часть пенсии

Происходят удивительные ситуации, когда пенсию платят больше, чем положено. Но рано радоваться – доплату придётся вернуть. Если этого не сделать, пенсионер рискует получить иск от ПФР. Почему возникают переплаты, как их избежать и что будет, если не сообщить в ПФР?

Пенсионеры – это не только люди преклонного возраста, получающие пенсию по старости. Выплаты назначают и юным гражданам РФ, например, пенсия по потере кормильца. Кроме того, к пособию иногда положены дополнительные выплаты. Есть три ситуации, когда придётся вернуть «излишки» пенсии.

1. Получатель пенсии по потере кормильца закончил учёбу.

Такой вид пенсии получают дети и подростки до 18 лет или до 23 лет, если после школы поступают на очную форму обучения в любое учебное заведение. Причем, не важно, в России или за рубежом учится получатель пенсии. Если получатель выплат достигает 18 лет и не учится на очке, то считается трудоспособным и может работать. Поэтому пенсия по потере кормильца ему больше не положена. Есть другой вариант – получателю пенсии исполняется 23 года, и он завершает обучение, либо его отчисляют.

В ПФР отметили: когда получателю назначают пенсию, он даёт письменное обязательство самостоятельно сообщить о прекращении обучения в фонд. Если этого не сделать, то фонд продолжит платить деньги до тех пор, пока не узнает о прекращении обучения или в ПФР не сообщит учебное заведение.

2. Пенсионер содержит иждивенца, за которого ПФР начисляет доплату. Но опекаемый умирает.

Дополнительно к страховой пенсии по старости пенсионер получает на содержание иждивенца фиксированную выплату. В 2019 г. это 5,3 тыс. рублей. Если на попечении пенсионера один иждивенец, проиндексированная выплата – 7,1 тыс. рублей, если два иждивенца – 8,8 тыс. рублей. Когда пенсионер содержит трёх иждивенцев, доплата индексируется вдвое до 10,6 тыс. рублей. Пенсионеры старше 80 лет получают дополнительную прибавку.

Если иждивенец умирает, пенсионер должен сообщить о случившемся в ПФР. В противном случае фонд продолжил начислять деньги и прибавку придётся вернуть.

3. Неработающий пенсионер, пособие которого ниже прожиточного минимума пенсионера в регионе, выходит на новую работу.

Если пенсия гражданина ниже прожиточного минимума пенсионера в регионе, он получает региональную или федеральную социальную доплату. Эта доплата «дотягивает» пенсию человека до уровня прожиточного минимума пенсионера. Но если после выхода на пенсию человек какое-то время не работал, а после решает снова трудиться, то доплата снимается.

Если не сообщить в ПФР о выходе на новую работу, то переплату также придётся вернуть.

Как возвращать переплату?

  1. пенсионер обращается в клиентскую службу или управление ПФР.
  2. в свободной форме пишет заявление о добровольном возмещении «излишек».
  3. по закону, возвращать всё сразу не обязательно – получатель выплат добровольно определяет срок возврата и порядок погашения, а также ежемесячную сумму. Иногда это 5 – 10/% от пенсии.

Например, пенсионер получает доплату к пенсии при содержании иждивенца. Дополнительные выплаты начисляют по заявлению, поэтому, если что-то меняется, по закону также необходимо уведомить ПФР. Сообщить об этом необходимо не позднее следующего рабочего дня после смерти иждивенца, выхода на работу или завершения обучения. При добровольном возврате переплаты можно выплачивать оговоренную сумму по квитанции через банк или безналичным путём – тогда ПФР удержит оговоренную часть денег из пенсии.

А что, если не вернуть выплату?

Если не подать заявление добровольно, спустя какое-то время ПФР узнает, что пенсионер получал пособие без законного основания. Вопрос фонд будет решать в судебном порядке, и тогда условия возврата могут быть менее лояльными и гибкими.

Управление ПФР вправе обратиться с иском в суд, и тогда уплата «излишек» будет проходить по решению инстанции с учётом судебных издержек. Если суд докажет, что получатель выплат умышленно не возвращал пенсию, это может обернуться крупным штрафом и статьёй за мошенничество. Удерживает сумму ПФР с 1 числа следующего после вынесения судебного решения месяцем.

ПФР удержит без согласия

По закону в некоторых случаях пенсионный фонд может удержать часть выплат в счёт компенсации без согласия пенсионера. Но сумма эта ограничена – не более 20% от пенсии.

Решение ПФР пенсионер также вправе обжаловать в суде. Чтобы избежать судебной кабалы и «бега по инстанциям», сообщите вовремя о любых изменениях в пенсионный фонд самостоятельно.

Лишняя пенсия: отнимут ли в суде выплаченное по ошибке

Лишняя пенсия: отнимут ли в суде выплаченное по ошибке

Соцзащита назначила выплату неработающему пенсионеру, но не отменила ее вовремя. А спустя несколько лет отправилась в суд – взыскивать с пенсионера неосновательное обогащение. Как считать срок давности, получится ли взыскать с гражданина переплату в суде? И как лучше поступить, когда государство платит лишнее?

Переплатили: когда время для взысканий прошло

Управление соцзащиты ЦАО Москвы подало иск к пенсионеру Николаю Очередкину* (дело № 02-1416/2017). Соцзащита хотела взыскать с него “лишнюю” пенсию: в 2010 году Очередкину назначили региональную доплату как неработающему пенсионеру, и тот обязался сообщать чиновникам о трудоустройстве. Через несколько месяцев пенсионер нашел работу, о чем не сказал властям и еще два года продолжал получать доплату. В общей сложности за это время Очередкину выплатили чуть более 70000 руб.

О том, что пенсионер работает, в госорганах узнали еще три года спустя – эти сведения поступили из районного МФЦ. Тогда соцзащита решила взыскать переплаченные деньги. Решение о подаче иска заняло еще два года – заявление направили в суд только в 2017 году. Такое опоздание истец объяснял тем, что только в 2016 году чиновникам удалось получить трудовую книжку истца. Две инстанции согласились, что требования истца законны, и обязали пенсионера вернуть деньги. Суды не согласились с тем, что в деле пропущен срок исковой давности.

Верховный суд расценил ситуацию иначе (дело № 5-КГ19-32). Коллегия по гражданским спорам под председательством судьи Людмилы Пчелинцевой указала, что выплаты были приостановлены в 2012 году – по закону соцзащита имела право так поступить, пока не выяснит, работает ли пенсионер, получающий выплату. Основание для приостановления выплаты – вот то, что следовало выяснить судам. Они должны были узнать, связано ли прекращение выплат с трудоустройством пенсионера, получал ли Очередкин уведомление по этому поводу и сообщали ли ему, что он должен передать в соцзащиту трудовую книжку. Но все эти вопросы суды оставили без внимания. Кроме того,чтобы установить, когда начал течь срок исковой давности, надо учитывать не только день, когда истец узнал о трудоустройстве пенсионера, но и дату, “когда истец в силу своих компетенций и полномочий должен был об этом узнать”, добавил ВС. Сведения о фактах работы пенсионеров приходят в городской департамент труда и соцзащиты ежемесячно, обратили внимание в суде, но в течение более чем трех лет истец ничего не предпринимал по этому поводу. ВС направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, где истцу отказали в удовлетворении требований (дело № 02-2378/2019).

Переплатили: что делать при “лишней” выплате

По общему правилу, предусмотренному п.3 ст. 1109 ГК (Неосновательное обогащение, не подлежащее возврату), не надо возвращать зарплату и приравненные к ней платежи – пенсии, пособия и прочее – полученные в большем размере, если приобретатель действовал добросовестно, и не было счетной ошибки. Сложившаяся судебная практика довольно четко следует этим критериям, и в каждом конкретном случае суды выясняют, в чем причина завышения выплаты, поясняет Константин Селезнев, юрист INTELLECT (ИНТЕЛЛЕКТ) INTELLECT (ИНТЕЛЛЕКТ) Федеральный рейтинг. группа Цифровая экономика группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Интеллектуальная собственность (Регистрация) группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) 15 место По количеству юристов 24 место По выручке на юриста (более 30 юристов) 40 место По выручке Профайл компании × .

Читайте также:  Как делить имущество при разводе, если есть ребенок

Доказать недобросовестность приобретателя или наличие ошибки в расчетах придется истцу.

– допущена при проведении арифметических подсчетов, когда были неправильно применены математические действия (умножение, сложение и пр.)

Не считается счетной ошибкой:

– внесение заведомо неправильных данных при расчете;
– применение законодательства, не подлежащего применению.

Сам по себе факт того, что гражданин получил больше, чем должен был, не свидетельствует о наличии недобросовестности. “Истцу нужно указать, какие именно действия ответчика являются недобросовестными. Речь может идти о ситуации, когда гражданин не сообщил сведения, касающиеся утраты права на положенные выплаты, или же когда были предоставлены некорректные сведения для расчета размера выплаты”, – говорит Селезнев.

Если гражданин получил слишком большую сумму, ему стоит обратиться в орган или организацию, производящую выплату, так как нельзя исключать наличие именно счетной ошибки, предупреждает юрист. Молчаливое согласие получателя выплат может привести только к увеличению размера претензий в будущем.

О выплатах по решению суда

Если гражданин получил выплату в порядке исполнения решения суда, которое впоследствии было отменено, ситуация будет регулироваться ст. 445 ГПК, регулирующей поворот исполнения решения суда. Исходя из положений этой статьи, в случае отмены в кассации или надзоре решений суда (речь идет о делах о взыскании по требованиям, вытекающим из трудовых отношений, о возмещении вреда здоровью или по смерти кормильца), поворот исполнения решения допускается, если в основе отмененного решения были ложные сведения и документы.

“Если истец, получивший выплаты на основании отмененного позже решения суда, не предоставлял в дело ложные сведение или подложные документы, он не обязан возвращать полученные суммы”, – говорит Павел Хлюстов, управляющий партнер АБ “Павел Хлюстов и партнеры”. Положения ст. 445, уточняет Хлюстов, распространяются и на предусмотренные законом “Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний” ежемесячные страховые выплаты, которые выплачивает Фонд соцстрахования**.

ВС РФ разъяснил, в каких случаях выплаченные деньги можно не возвращать

Крайне важную для граждан тему поднял Верховный суд РФ, когда пересмотрел итоги спора гражданина и Пенсионного фонда. Чиновники фонда посчитали, что заплатили человеку больше, чем полагалось, и потребовали вернуть все до копейки плюс проценты за несколько лет “пользования чужими денежными средствами”. Но Верховный суд защитил человека, попутно объяснив, в каком случае сотрудники Пенсионного фонда могут требовать возврата денег, а в каких случаях – нет.

 Фото: iStock

Для нашего героя эта история началась с судебного иска, который подало к нему региональное отделение Пенсионного фонда. В суде представитель истца рассказал, что гражданин должен вернуть деньги и проценты за девять лет.

Фото: РИА Новости

Суть иска в следующем. Гражданин получал каждый месяц специальную выплату на дочь с момента ее рождения в 2005 году. Выплаты делались по Закону “О соцзащите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС”. Официально получатель выплат считался “постоянно проживающим на территории зоны с льготным социально-экономическим статусом”. Через четыре года папа с дочкой переехали в соседний район. Но в Пенсионный фонд мужчина об этом не сообщил и выплаты ему продолжали поступать. А в 2018 году Пенсионный фонд об этом узнал и сразу обратился в суд.

Гражданин в суде с иском не согласился. Напомнил про специальную статью об этом – 1109 Гражданского кодекса. И сказал, что по таким требованиям есть срок исковой давности, который чиновниками давно пропущен. Но районный суд решил спор в пользу Пенсионного фонда. Суд первой инстанции указал, что человек жил в зоне с льготным социально-экономическим статусом, поэтому его дочери каждый месяц доплачивали. А как только она сменила место жительства, потеряла такое право. Еще суд сказал, что гражданин не может воспользоваться статьей 1109 Гражданского кодекса, в которой говорится, какие выплаты возвращать человеку не надо. Ответчик сам виноват – “не исполнил обязанность известить пенсионный орган”. А про пропущенный срок давности суд заявил следующее – в материалах дела нет доказательств, что пенсионные чиновники знали или могли узнать о том, что мужчина с ребенком уехал. Апелляция с такими доводами согласилась. Но наш герой дошел до Верховного суда РФ. Там сказали, что выводы местных судов основаны “на неправильном применении норм материального права”.

А теперь подробно о позиции Верховного суда. Суд начал с Гражданского кодекса. В нем есть статья 1102, в которой сказано, что если человек получил что-то незаконно, это надо вернуть. Исключение из этих правил есть, и они перечислены в другой статье того же кодекса – в 1109-й. В ней говорится, что не надо возвращать деньги, которые дали “в качестве средств к существованию” – зарплата, пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда. И вообще, деньги, которые “предназначены для удовлетворения потребностей и возврат которых поставил бы человека в трудное материальное положение”. В статье есть исключение, когда человеку все же придется вернуть – если получение сумм было результатом счетной ошибки или если это результат недобросовестности самого получателя. Говоря о недобросовестном поведении, ВС подчеркнул – доказывать такую недобросовестность – обязанность того, кто требует деньги.

Местный суд не учел, что по статье 1109 ГК человек должен вернуть переплаченные пенсионные деньги, только если будет доказано его недобросовестное поведение или из-за счетной ошибки

Местный суд не учел, что по статье 1109 ГК человек должен вернуть переплаченное, если будет доказано его недобросовестное поведение . Суд должен был в первую очередь выяснить, была ли со стороны ответчика проявлена недобросовестность. Когда в 2005 году отец подавал заявление о выплатах, был ли он проинформирован чиновниками, что не вся территория округа считается льготной зоной, и если он уедет чуть дальше, то может лишиться выплат. Все это обязаны были по закону доказывать чиновники. Но суд почему-то решил, что это должен делать ответчик.

Не согласился Верховный суд и с тем, что пенсионный орган не пропустил срок исковой давности. В Гражданском кодексе есть статья – 200, а в ней говорится, что срок давности в стране составляет три года. И если он пропущен, суд должен был в иске отказать. Да, в этой статье говорится, что срок начинается с момента, когда “лицо узнало или должно было узнать о нарушении своих прав”. Но по Положению о Пенсионном фонде одна из его главных функций – контроль за правильным расходованием казенных денег. Суд обязан был определить день, когда чиновники узнали про отъезд отца с дочерью. Почему-то суд не проверил причины, по которым чиновники годами не контролировали выплаты. Получается, что пенсионный орган узнал о том, что девочка зарегистрирована по другому адресу, спустя девять лет, когда все сроки вышли.

ВС: Недопустимо взыскивать пенсию, выплаченную добросовестному гражданину

Суд пришел к выводу, что признание недействительным решения об установлении инвалидности само по себе не является основанием для возврата излишне выплаченной пенсии, если не доказана недобросовестность гражданина

В комментарии «АГ» одна из адвокатов подчеркнула, что подход ВС направлен на восстановление баланса публичных и частных интересов в пенсионной сфере. Другая отметила, что Суд распространил на страховые пенсии выводы, ранее сделанные Конституционным Судом в отношении трудовых пенсий. Третья эксперт предположила, что позиция ВС верна и должна быть отражена в разъяснениях Пленума.

В конце ноября 2019 г. ВС рассмотрел вопрос о правомерности взыскания сумм социального обеспечения, выплаченных гражданину на основании решения об установлении инвалидности, позднее признанного недействительным из-за ошибок, допущенных бюро медико-социальной экспертизы (Определение от 25 ноября 2019 г. № 5-КГ19-190).

Отмена решения об установлении инвалидности

В декабре 2015 г. Эдуард Курнышов был признан инвалидом II группы до декабря 2016 г. На этом основании он получал социальную пенсию по инвалидности и ежемесячные выплаты в соответствии с Законом о государственном пенсионном обеспечении.

Однако в мае 2016 г. Главное бюро медико-социальной экспертизы по г. Москве в рамках проверки актов бюро медико-социальных экспертиз отменило решение об установлении Эдуарду Курнышову инвалидности и признало недействительными соответствующую справку и индивидуальную программу реабилитации с 27 мая 2016 г. С 1 июня 2016 г. ПФР прекратил перечислять гражданину пенсию и ежемесячные выплаты.

Позднее, в марте 2017 г., комиссия Главного управления ПФР № 3 по г. Москве и Московской области установила, что Эдуард Курнышов получил чуть более 71 тыс. руб. пенсионного обеспечения, права на которое не имел. Гражданина известили о переплате и попросили вернуть эти деньги.

Две инстанции взыскали с гражданина ранее выплаченную ему пенсию

Поскольку гражданин не исполнил требование управления добровольно, последнее обратилось в Кузьминский районный суд г. Москвы, который удовлетворил иск в полном объеме. Первая инстанция квалифицировала социальные выплаты, полученные гражданином, как неосновательное обогащение. Районный суд пришел к выводу, что пенсия и ежемесячная денежная выплата были назначены в результате представления Эдуардом Курнышовым недействительной справки об установлении ему инвалидности.

Ответчик настаивал на отсутствии его вины в переплате, однако первая инстанция решила, что этот довод не имеет правового значения. В данном споре вопрос о наличии либо об отсутствии виновных действий со стороны ответчика не влияет на его обязанность возвратить необоснованно полученные денежные средства, указал суд. Эту позицию поддержала и апелляция.

Читайте также:  Какие льготы у физических лиц на имущественные налоги

ВС поддержал гражданина, сославшись на позицию Конституционного Суда

Не сумев добиться рассмотрения дела первой кассацией, Эдуард Курнышов обратился в Верховный Суд, который, оценив акты нижестоящих инстанций, определил, что выводы районного суда и апелляции сделаны с существенным нарушением норм материального и процессуального права.

Прежде всего судебная коллегия отметила, что признание гражданина инвалидом и установление группы инвалидности производятся учреждениями медико-социальной экспертизы в рамках регламентируемой процедуры, исходя из комплексной оценки состояния организма гражданина. При этом, подчеркнул ВС, именно такое учреждение несет ответственность как за принятое решение, так и за соблюдение предусмотренного законом порядка признания граждан инвалидами, включая проверку представления необходимых для проведения экспертизы документов.

Кроме того, решение о признании гражданина инвалидом является обязательным для исполнения органами государственной власти и местного самоуправления, а также любыми организациями, добавил Суд со ссылкой на ч. 4 ст. 8 Закона о социальной защите инвалидов.

ВС согласился с тем, что, как следует из ч. 1 и 2 ст. 28 Закона о страховых пенсиях, граждане несут ответственность за достоверность документов, представляемых для установления и выплаты страховой пенсии. В случае если представление недостоверных сведений или несвоевременное их представление повлекло за собой перерасход средств на выплату страховой пенсии и фиксированную выплату по ней, виновные лица возмещают ПФР причиненный ущерб.

В то же время Судебная коллегия по гражданским делам подчеркнула, что по смыслу положений п. 3 ст. 1109 Гражданского кодекса не считаются неосновательным обогащением и не подлежат возврату денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средств к существованию, т.е. суммы, которые предназначены для удовлетворения его необходимых потребностей, к ним относятся и пенсии. Возвращение этих сумм поставило бы гражданина в трудное материальное положение, пояснил ВС.

Дополнительно Суд отметил, что закон устанавливает и исключения из этого правила: излишне выплаченные суммы необходимо вернуть, если их выплата была результатом недобросовестных действий получателя или счетной ошибки. При этом добросовестность гражданина презюмируется, а значит, бремя доказывания обратного лежит на стороне, требующей возврата излишне выплаченных денежных сумм.

ВС также обратил внимание на тот факт, что нормы ГК о неосновательном обогащении и недопустимости возврата определенных денежных сумм могут применяться и за пределами гражданско-правовой сферы, в частности в рамках правоотношений, связанных с получением гражданами пенсий и других социальных выплат.

Конституционный Суд указал, что ответственность за это несет не гражданин, а бюро медико-социальной экспертизы и Пенсионный фонд

В обоснование своей позиции Судебная коллегия сослалась на Постановление Конституционного Суда от 26 февраля 2018 г. № 10-П. Из данного акта следует, что гражданин в ситуации, аналогичной случаю Эдуарда Курнышова, не может ставиться перед безусловной необходимостью претерпевать все неблагоприятные последствия признания решения об установлении инвалидности недействительным без учета нарушений, допущенных учреждением медико-социальной экспертизы, если сами эти нарушения не являются следствием противоправных действий гражданина.

Конституционный Суд подчеркивал, что возложение на гражданина, проходящего медико-социальную экспертизу, ответственности при нарушении работниками учреждения медико-социальной экспертизы порядка принятия решения, по сути, обязывает такое лицо контролировать действия соответствующего учреждения. В то же время в рамках легальной процедуры проведения такой экспертизы гражданин не может оказать влияние на принятие соответствующим учреждением того или иного решения.

В том же постановлении указано, что при рассмотрении споров о взыскании денежных средств в связи с перерасходом средств ПФР, обусловленным выплатой пенсии по инвалидности, назначенной на основе решения, признанного впоследствии недействительным из-за допущенных при его принятии процедурных нарушений, суды обязаны исследовать обстоятельства, свидетельствующие о наличии или об отсутствии признаков недобросовестности (противоправности) в действиях получателя пенсии.

Руководствуясь позицией Конституционного Суда, ВС пришел к выводу, что признание недействительным решения об установлении инвалидности само по себе не является основанием для взыскания с гражданина излишне выплаченных территориальным органом ПФР денежных средств без установления факта недобросовестности (противоправности) в действиях гражданина, которому были назначены пенсия по инвалидности и ежемесячная выплата.

Несмотря на то что представление управлением недействительной справки об установлении инвалидности, по сути, является заявлением о недобросовестности ответчика, нижестоящие инстанции данный довод не оценили, заметила судебная коллегия. ВС пояснил, что по данному делу необходимо было установить, имели ли место со стороны Эдуарда Курнышова недобросовестность (противоправность) при проведении в отношении него медико-социальной экспертизы и получении им справки об установлении инвалидности и, как следствие, получение им социальной пенсии по инвалидности и ежемесячной денежной выплаты.

Поскольку, еще раз подчеркнул Верховный Суд, добросовестность гражданина в этом случае презюмируется, следовало возложить бремя доказывания недобросовестности Эдуарда Курнышова при получении статуса инвалида и предъявлении им в пенсионный орган справки об установлении инвалидности на пенсионный орган, требующий возврата названных выплат.

Помимо этого ВС заметил еще одну ошибку первой и апелляционной инстанций. Дело в том, что они взыскали сумму полученных ответчиком социальных выплат за период с 17 ноября 2015 г. по 31 мая 2016 г., в то время как справка о признании Курнышова инвалидом признана недействительной только с 27 мая 2016 г., о чем Главное бюро медико-социальной экспертизы по г. Москве сообщило в ответе на запрос районного суда. Несмотря на это первая инстанция взыскала денежные средства, законно полученные гражданином с 17 ноября 2015 г. по 27 мая 2016 г.

С учетом сказанного Верховный Суд отменил решение Кузьминского районного суда и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Эксперты согласились с правомерностью позиции ВС

Адвокат АК № 22 «Гражданские компенсации» Нижегородской областной коллегии адвокатов Ирина Фаст рассказала «АГ», что Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ осенью 2019 г. вынесла несколько значимых определений, направленных на пресечение сложившегося в судах общей юрисдикции формального подхода к рассмотрению споров по возмещению вреда здоровью, назначению пенсий по потере кормильца и по иным социальным вопросам. В частности, эксперт отметила определения № 15-КГ19-3, № 5-КГ19-207, № 5-КГ18-212.

Верховный Суд отметил, что судам, в первую очередь, следовало установить наличие счетной ошибки или недобросовестности со стороны получателя ежемесячных денежных выплат

«Нужно отметить, что подобный формальный подход стал возможен в том числе и из-за позиции самого Верховного Суда, который в последние годы неохотно высказывался в пользу граждан при разрешении споров между ними и государственными органами, учреждениями, фондами, – пояснила Ирина Фаст. – Это привело к тому, что исправлять ошибки судов общей юрисдикции гражданам приходилось через Конституционный Суд, поскольку сложившаяся правоприменительная практика нарушала конституционные права гражданина как слабой стороны публичного правоотношения».

По ее мнению, рассматриваемое определение основано на позиции Конституционного Суда, изложенной в Постановлении № 10-П/2018, и, безусловно, направлено на восстановление баланса публичных и частных интересов в пенсионной сфере.

Адвокат обратила внимание на то, что ВС отметил и такое существенное нарушение норм нижестоящими судами, как взыскание в качестве неосновательного обогащения суммы, полученной гражданином за период, когда справка об инвалидности не была признана недействительной. «Хочется верить, что такая очевидная ошибка была допущена исключительно в силу высокой нагрузки на суды г. Москвы», – сказала Ирина Фаст.

Адвокат АП Волгоградской области, к.ю.н. Юлия Севастьянова отметила, что в данном случае ВС распространил на страховые пенсии выводы КС, сделанные последним в 2018 г. в отношении трудовых пенсий. «Комментируя “АГ” Постановление от 26 февраля 2018 г. № 10-П, я полагала, что в отношении переплаты по страховой пенсии суды общей юрисдикции могут сохранить прежний формальный подход, возлагающий на получателя пенсии соответствующие риски, даже если ошибка при ее назначении возникла по вине бюро медико-социальной экспертизы, так и произошло в этом деле», – сказала эксперт.

По ее мнению, исправив ошибки нижестоящих инстанций, ВС обозначил, в каком направлении должна развиваться практика по аналогичным спорам: независимо от того, произошла ли ошибка при назначении трудовой или страховой пенсии, ответственность за переплату не может возлагаться на добросовестного пенсионера, поскольку он в рамках легальной процедуры проведения медико-социальной экспертизы не оказывает влияние на принятие соответствующим учреждением того или иного решения.

В свою очередь адвокат АП г. Москвы Анжелика Тамбовская сообщила, что ошибки при назначении пенсии возникают, как правило, из-за неправильно оформленных бумаг, причем обычно «оплошности» допускают не сами пенсионеры, а чиновники. «Когда гражданин приносит в ПФР выданный ему ворох справок, специалисты фонда обязаны самостоятельно выявлять нарушения в заполнении документов. При этом сам факт начисления пенсии означает, что пенсионные документы в порядке», – подчеркнула она.

Эксперт отметила, что акт первой инстанции в очередной раз демонстрирует как встречающийся поверхностный подход судов общей юрисдикции при оценке нарушения социальных прав, так и игнорирование отдельными представителями госорганов и госучреждений конкретных жизненных обстоятельств граждан. «Пенсию нельзя приравнивать к рядовым денежным выплатам, ее отличает особое целевое назначение – предоставить нетрудоспособному человеку средства к существованию. Когда вдруг выясняется, что гражданин какое-то время получал пенсию необоснованно и должен вернуть переплату, для него это всегда очень болезненно. При этом ПФР всегда решительно настроен на взыскание незаконно перечисленной пенсии именно с пенсионера», – рассказала адвокат.

По ее мнению, несмотря на позицию Конституционного и Верховного судов, территориальные органы ПФР по-прежнему будут обращаться в суды с аналогичными требованиями, а суды продолжат удовлетворять их, пока Пленум ВС четко не пропишет алгоритм действий судьи при рассмотрении таких споров. «На мой взгляд, обобщение судебной практики по делам этой категории и принятие Пленумом постановления помогут не только судьям, но и всем участникам соответствующих правоотношений», – заключила Анжелика Тамбовская.

Ссылка на основную публикацию